aif.ru counter
03.08.2016 16:43
531

Выжить в глубинке. Почему на приём к врачу нужно ехать за сотни километров?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Прикамье 02/08/2016
Елена Хлиманова / АиФ

Он пояснил, что не хочет принимать участие в уничтожении медицинской помощи на селе. Чем же недоволен доктор?

Как поправить здоровье?

Год назад Счётная палата России подвела промежуточные итоги оптимизации системы здравоохранения. И пришла к выводу, что медпомощь за последнее время не стала эффективнее и доступнее.

Но если в целом страна начала перестраивать систему оказания медицинской помощи населению пару лет назад, то у нас в регионе ещё в 2008 г. по идее тогдашнего губернатора Олега Чиркунова начали активно передавать все услуги на аутсорсинг. В результате количество больничных коек в крае сократили с 37 до 20 тыс. По данным Росстата, только в 2015 г. из-за закрытия медучреждений уволили 447 врачей. Как же сегодня в этих условиях восстанавливают своё здоровье прикамцы?

В начале марта 2016 г. в п. Усть-Чёрная Коми-Пермяцкого округа 6-летний мальчик сломал ногу. Фельдшер участковой больницы отказался эвакуировать ребёнка на скорой помощи в Гайнскую больницу, которая находится в 120 км от посёлка. Он предложил отвезти ребёнка на рейсовом автобусе. Маме пришлось нанять машину за 2,3 тыс. руб. и отвезти сына в соседнюю Республику Коми, где обнаружили, что у мальчика закрытый винтообразный перелом берцовой кости. В целом же только из п. Усть-Чёрная в Пермское отделение Общероссийского народного фронта (ОНФ) с начала года поступило 25 жалоб.

Чтобы получить более полную и ясную картину сбоев в оказании медицинских услуг, с весны активисты-общественники открыли горячую линию. Работать она будет до сентября. Вот несколько случаев, о которых люди рассказали, позвонив в конце июля. Когда весной у 46-летней дочери пенсионерки Татьяны Михайловны из Гремячинска случился приступ эпилепсии, она не могла несколько часов вызвать скорую. Затем притащила свою дочь-инвалида с диагнозом ДЦП в больницу буквально на себе.

В отделении хирургии Красновишерской больницы в палатах и коридорах стоят вёдра, потому что капает с потолка. Хотя недавно в больнице сделали капремонт.

А вот сигнал из Перми. Жители отдалённого мкр. Лёвшино ещё в прошлом году направляли властям петицию с требованием построить новую поликлинику. В старой – узкий коридор с одним окном в регистратуре, 15 стульев и два пеленальных столика. Площадь помещения – 56 кв. м, хотя по нормативам она должна быть не менее 1300 кв. м. Из-за духоты дети падают в обморок.

Как же быть? Может быть, людям идти в частные клиники? Но такая альтернатива есть в Перми. В отдалённых территориях их, как правило, нет. Вот и обращаются люди всё больше к народным сред­ствам.

Обратный результат

«Когда проводили так называемую оптимизацию (закрывали мелкие отделения и присоединяли их к более крупным), совсем не учитывали расстояния, – считает Евгений Симакин, лидер активистов-общественников. – Протяжённость территории края – 600 км. К примеру, в Кудымкарском р-не расстояние до ближайшей больницы, где можно получить рецепт, – 100 км с лишним. А до места, где пациенту окажут какую-то медпомощь, – 260 км. Естественно, никто в такую даль за рецептом или первичной помощью не поедет».

Маленькие амбулатории и ФАПы закрывали, чтобы сэкономить средства. Но получилось всё с точностью до наоборот. Люди стали реже обращаться за медицинской помощью. С ними ушли и те деньги, которые поступили бы от страховщиков за лечение людей. Причём сегодня практически все районные больницы имеют долги. При этом финансирование их сокращают. В 2016 г. бюджет поликлиник на территории края урезали в среднем на 7,5%. Всего на оказание амбулаторно-поликлинической помощи выделили 6,5 млрд руб., что на 0,5 млрд руб. меньше, чем в прошлом году.

«Просроченная задолженность – это уже, как правило, исполнительные листы, – поясняет Симакин. – Судебный пристав должен прийти и закрыть расчётный счёт больницы. В этом случае ФОМС через страховые компании начинает их излишне авансировать. Но в следующие периоды у больницы больше денег не становится. Любая перекредитовка без увеличения объёмов выполненных работ, а значит, без увеличения прибыли, ведёт к банкротству. И мы заходим в тот порочный круг, когда отсутствие денег и отсутствие доступности – это одно и то же. Что у нас происходит? Снимают деньги с первых двух звеньев обслуживания, которые занимаются ранним диагностированием, профилактикой, диспансеризацией. На это денег нет. Но если вы станете хроническим больным, в крае есть высокотехнологическая помощь. Такова на сегодня политика Минздрава».

Фото: АиФ

Пересмотреть тарифы

Как же исправить существующее положение дел? По мнению финансистов, расчёт норматива услуг медучреждений заведомо занижен. Для сельских территорий применяют тот же норматив, что для городских поликлиник и больниц. Общественники считают, что в действующем законодательстве предусмотрены механизмы, с помощью которых можно регулировать тарифы обязательного медицинского страхования и индивидуально подходить к каждой больнице.

«У нас ведь в медицине денег меньше не стало, – считает общественник-активист. – Количество врачей сократилось, управленческий персонал существенно урезали, а денег почему-то не хватает. И с этим надо разбираться. Сейчас мы готовим обращение в Росздравнадзор с просьбой проверить эффективность деятельности Пермского ФОМС».

Комментарии

Денис Ощепков, начальник отдела кадров краевого Минздрава:

«Для привлечения и закрепления медицинских кадров в краевые госучреждения здравоохранения мы заключили в первом полугодии 2016 г. 25 договоров с выпускниками медвузов. Медикам, прибывшим в этом году на работу в сельские населённые пункты и рабочие посёлки края, предоставят единовременную компенсацию в 1 млн руб. По условиям договоров они должны отработать не менее 5 лет. Пятеро врачей из прибывших отправятся на работу в учреждения здравоохранения Коми-Пермяцкого округа. Всего в 2016 г. планируем привлечь на работу в сельскую мест­ность, в том числе в отдалённые территории, 64 доктора.

Также, чтобы улучшить ситуацию с кадрами, ведомство в 2016 г. заключило договор с Пермским госуниверситетом им. академика Е. А. Вагнера о целевом приёме. Такое обучение по результатам конкурсного отбора смогут пройти 208 студентов, 106 интернов и 31 ординатор. Этих специалистов после окончания вуза трудоустроят в краевые госучреждения здравоохранения, где они будут обязаны отработать три года. Кроме того, в этом году поступят на работу 119 специалистов, которые уже окончили целевое обучение. Из них девять врачей поедут в отдалённые территории».

Антон Бахлыков, директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования Пермского края:

«Бюджет фонда соответствует стоимости Территориальной программы обязательного медицинского страхования. Он бездефицитен. Программа государственных гарантий бесплатной медпомощи населению края на этот год – это точные расчёты потребностей населения в конкретном лечении, операциях, диагностике, расчёты необходимых людям объёмов медицинской помощи, их стоимости.

Оплату регламентирует Тарифное соглашение, которое тоже учитывает Территориальную программу госгарантий и требования федерального законодательства. В соглашении детально расписано, как оплачивается помощь в амбулаторно-поликлинических, стационарных и стационарозамещающих условиях, при оказании скорой медицинской помощи. Размер и структура тарифа дифференцированы для разных групп больниц и поликлиник. Они должны возместить затраты медицинских организаций, связанные с лечением пациентов и в Перми, и в глубинке.

У каждого медучреждения своя персонифицированная оплата, объективные расчёты. Ни один фельдшерско-акушерский пункт в регионе не был исключён фондом ОМС из расчётов. Более того, ещё три ФАПа получили лицензии на право оказания медицинской помощи, и на них тоже пошла оплата. С 1 апреля 2016 г. повышены расходы на заработную плату фельдшеров и младшего медперсонала больниц. Они соответствуют дорожной карте развития здравоохранения Пермского края».

Людмила Лукьянченко, главврач Соликамской скорой помощи:

«В ряде территорий края уже идёт сокращение бригад скорой помощи. Нас пока это не коснулось, но пришлось сократить вспомогательный персонал: психолога, инженера по охране труда, уборщиков. Теперь бригады после ночной смены сами отмывают машины от грязи и крови пациентов. Пока мы делаем всё возможное, чтобы оставить в штате всех медработников. Ведь если сократится количество бригад, увеличится время ожидания приезда скорой. А мы обслуживаем такие отдалённые территории, как Чердынь, Красновишерск, Ныроб. В этих районах и так не достаёт медицин­ской помощи. И если скорая не будет своевременно приезжать, то это будет катастрофой. И без того мы замечаем, что случаи, на которые мы выезжаем, становятся всё более и более запущенными. К примеру, недавно выявили первичный сахарный диабет у 40-летнего мужчины. Он смог записаться на приём лишь на месяц вперёд. Но дождаться не смог, стало плохо, и он вызвал скорую. Всё чаще мы фиксируем смертельные случаи.

Однако ощущение, что и нас скоро ждёт сокращение, есть. Проверка Минздрава нашей подстанции нашла, что 25 млн руб. мы используем неэффективно. Речь идёт о ночных бригадах. По мнению ведомства, семь ночных бригад – слишком много. А ведь мы подсчитываем количество как дневных, так и ночных вызовов. Оно колеблется, но по цифрам примерно одинаково».

Марина Казанцева, адвокат:

«Реформирование медицинской отрасли идёт по всей стране. Закрываются больницы в отдалённых пунктах. Это приводит к увеличению числа смертей или серьёзным осложнениям здоровья людей.

Мне приходилось рассматривать случай, когда роженицу везли в отдалённую больницу. Из-за несвоевременной помощи врачей ребёнок умер, а молодая женщина перенесла операцию, и теперь она больше уже не сможет иметь детей. Недавно узнала, что в Александровской больнице закрылось родильное отделение. Но это же катастрофа. Дорога до ближайшей больницы в Кизеле находится в ужасном состоянии. Туда и без живота с трудом доедешь. До Березников недавно дорогу отремонтировали, но это же 80 км! Помню, два года назад в Яйве был случай, когда человек упал с крыши и получил гематому. Довести его до Березников не смогли – по дороге он умер. При таком подходе смертность у нас будет только расти, ведь расстояния в крае немаленькие. О какой доступности медпомощи речь?

Попасть на приём к врачу всё труднее становится не только в отдалённых районах. На днях с внучкой пошла в больницу в Култаево, чтобы сдать анализы. На сдачу крови записались только через две недели, мочи – через 9 дней. За это время можно уже выздороветь или, что хуже, заболеть серьёзней. Похоже, что скоро лечиться будем только за деньги!»

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество