aif.ru counter
1198

«Дети уже в пол проваливаются». Как выживают в аварийном доме в Прикамье

Многодетные семьи вынуждены мириться с коммунальным бедствием в доме.
Многодетные семьи вынуждены мириться с коммунальным бедствием в доме. © / Ульяна Трескова / АиФ

На окраине Краснокамска стоит неказистый двухэтажный деревянный дом. Это — муниципальное общежитие, которое раньше принадлежало машзаводу. Сейчас здание на балансе администрации и выглядит заброшенным.

С крыши свисают двухметровые сосульки, несколько окон забиты фанерой. По первому этажу разносится ужасный запах застарелой сырости и гнили, с потолка свисает паутина, превратившаяся за годы в толстые нити, света в коридоре практически нет.

Ремонтируют сами

Среди этого безобразия бегают коты, собаки и маленькие дети — дом жилой. Более того, у многих семей, которые вынуждены здесь жить по три и более ребёнка.

«У меня трое детей, — рассказывает Ольга Серебрякова. — Раньше я жила в другом доме, он был аварийный. В начале 2000-х мне предложили в администрации временно жить в комнате в этом общежитии. Куда мне было деваться с ребёнком на руках? Я не поняла, что можно было дождаться расселения того дома и мне дали бы другое жильё».

Здание построено по типу коридорного общежития. В нём на два этажа четыре туалета, четыре душевых и четыре «умывалки» — места, где моют посуду. Трубы протекают, в душевой и в «умывалке» — лужи на полу. Несколько дней назад в доме лопнула одна из труб, жильцы сами купили новую трубу и починили пробоину.

Уютным дом не назовёшь.
Уютным дом не назовёшь. Фото: АиФ/ Ульяна Трескова

«Дом строился в 80-е годы для временного проживания, — рассказывает Мария Ивановна, живущая на Промышленной с 1997 года. — Я устроилась на вахту и от машзавода попросила жильё. Сначала было ещё ничего, а потом всё хуже и хуже. Летом воняет канализация, крыша протекает во многих комнатах. Жалобы не помогают, не знаю, что будет дальше. Соседке сказали, что весной расселять будут, а куда? В городе ничего не строится».

Она рассказывает, что если ломается кран или унитаз, то жильцы скидываются и устанавливают сантехнику сами. С мая по сентябрь в доме не бывает горячей воды, люди греют холодную на электроплитках. Но даже на этот период, говорит Мария Ивановна, из платёжек строка ГВС не исчезает.

«Мы за этот период и не платим, только за холодную», — признаётся она.

«Платёжки приходят большие, — подтверждает Ольга. — Как начисляют — не понятно. Практически весь первый этаж — нелегальщики, а квитанции приходят даже тем, кто уже давно умер. Мы писали в администрацию, но ответа нет».

Семьи с детьми живут в аварийном доме.
Семьи с детьми живут в аварийном доме. Фото: АиФ/ Ульяна Трескова

Тараканы, дети, пожары

Ольга рассказывает, что когда ремонтировали крышу, то часть утеплителя не положили, а старый плотный материал, которым она была покрыта, заменили на более тонкий. Теперь жильцы дома даже не ставят на неё телевизионные антенны, так как боятся пробить крышу.

«Не так давно в душевой комнате на первом этаже под пол провалилась четырёхлетняя девочка. Хорошо, что её успели поймать! — восклицает Ольга. — У нас дыры в полу, наши мужчины сами всё ремонтируют. Мы не живём, а выживаем. За свет, воду, отопление — платим. А за остальное за что платить? За месяц платим по четыре тысячи рублей. Нас тараканы, клопы съедают».

Сейчас дыра в душевой заколочена, но из-под неё дует. Другая жительница дома показывает зазоры в своём потолке:

«Это мыши прогрызли. Слышу писк со всех сторон, а потом поворачиваюсь - в отверстие на меня глазки смотрят. Мышь!».

«У меня ребёнок ставит мышеловки, я по одной, по две постоянно достаю!», — подтверждает её сосед.

Жильцы рассказывают, что несколько раз из-за проводки в доме случались пожары. Счётчики не справляются с нагрузкой, электричество выключается очень часто. Электриков вызывают за свой счёт, а управляющая компания, по их словам, ничего не делает.

Местами в общем коридоре провисает потолок, а на лестничной площадке прогибается и шатается пол. Идти по ступеням страшно.

В дырку в полу провалился ребёнок.
В дырку в полу провалился ребёнок. Фото: АиФ/ Ульяна Трескова

Пусть снег чистит алкоголик

Ольга показывает, что вся канализация из дома утекает в речку Агабабовку.

«Я обращалась в роспотребнадзор по этому поводу, но у меня не приняли заявление, сказали, что этим должна заняться администрация. Но в администрации говорят, что дом проще снести, чем делать нам канализацию. Раньше там полянка была, мальчишки в футбол играли, а в том леске мы собирали грибы. Сейчас там канализация».

Жильцы дома рассказывают, что, когда канализационный колодец около дома засорился, мужчины ныряли туда сами, чтобы вычерпывать засор. Если же удавалось собрать деньги, то жильцы дома на Промышленной вызывали спецслужбы. Также им приходилось поступать и с вывозом мусора. Ольга говорит, что проблему решили только в этом году. После того, как вывозом занялся региональный оператор, контейнеры стали вывозиться регулярно и горы мусора вокруг дома исчезли.

«Летом мы даже окно на первом этаже в коридоре не открывали, потому что там мусор до второго этажа», — говорят жильцы.

Многие семьи на ночь ставят банки и тазики, чтобы вода с крыши не портила мебель и бытовую технику.

С такой же проблемой сталкивается Анастасия, хотя живёт на первом этаже. Из-за сырости обои в её комнате отклеиваются, а потолок из пластиковых плиток приходится снимать, так как из-за сырости он начал гнить.

«Мы просили почистить снег и сосульки, но нам предложили нанять какого-нибудь местного алкоголика, а за это ему снимут долг за коммуналку. Батареи вообще не греют, приходится включать обогреватель. Говорят, мы не платим. А за что платить? Вода кое-как, свет через раз», — рассказывает она.

С крыши свисают огромные сосульки.
С крыши свисают огромные сосульки. Фото: АиФ/ Ульяна Трескова

«Мы ведь не грязнули, мы боремся, но всё бесполезно. Как не боится администрация, что что-то случится! Дом сгнил, он может сложиться как карточный домик. А нам говорят, что ещё лет пять здесь проживём. Нам предлагают маневренное жильё. А какой смысл? Из общаги в общагу, да и площадь там меньше», — говорят женщины.

Сплошные долги

Обслуживанием дома занимается управляющая компания «Домовой». Её руководитель Станислав Зимин рассказал корреспонденту «АиФ-Прикамье», что ситуация по дому действительно непростая. Жильцы не платят за коммуналку.

«У каждой квартиры долг перед предыдущей управляющей компанией «Фемида» от 20 до 50 тысяч рублей, - поясняет Станислав Зимин. — УК не смогла обслуживать все аварийные дома, так как ресурсники наложили аресты на их счета. Мы вынуждены были переголосовать и взять эти дома в другую компанию - «Домовой», но и тут, к сожалению, повторилась та же история».

УК не может заняться ремонтом, как счета находятся под арестом. Деньги можно направлять только на зарплаты сотрудникам.

Но и эти обязательства компания регулярно нарушает, из-за чего в отношении руководства УК возбуждали дело.

«Сколько смогу ещё тянуть эти дома на себе не знаю, — признаётся директор. — Ремонтирую за свой счёт. По суду с этих людей взять нечего. Общая задолженность жителей всех аварийных домов на сегодняшний день перевалила за 50 млн рублей. Обе компании на стадии банкротства», - поясняет директор.

Мы обратились за комментарием также в администрацию Краснокамска, но оперативного ответа получить не удалось. «АиФ-Прикамье» будет следить за развитием ситуации.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах