aif.ru counter
29.03.2019 16:46
238

От разъяснения до рисования. Как инспекторы работают с условно-осуждёнными

На электронный браслет ставится пломба, поэтому при попытке снять его, в инспекции срабатывает сигнал тревоги.
На электронный браслет ставится пломба, поэтому при попытке снять его, в инспекции срабатывает сигнал тревоги. © / Алёна Овчинникова / АиФ

На днях отмечался профессиональный праздник работников уголовно-исполнительной системы. Чтобы узнать, как сотрудники ФСИН работают с теми, кто живёт не в ладах с законом, корреспондент «АиФ-Прикамье» приехал в уголовно-исполнительную инспекцию. О нелёгкой работе тех, кто исполняет вынесенные судом наказания, а также контролирует осуждённых и арестованных, читайте в материале «АиФ-Прикамье»

Изучают границы

«Мы работаем с условно-осуждёнными, кому суд назначил наказание в виде обязательных или исправительных работ, а также ограничения свободы, - рассказывает старший инспектор филиала по Индустриальному району г. Перми ГУФСИН России по Пермскому краю Юлия Минтимирова. - Ежедневно на учёт у нас встаёт до десяти человек, мы разъясняем им, как отбывать наказание».

Если приговор суда - обязательные работы, то чаще всего в свободное от основной работы время осуждённый метёт улицы. Если суд назначил наказание в виде исправительных работ, то человек обязан официально трудоустроиться, а из его зарплаты удерживают деньги в доход государства. Для контроля тех, кто осуждён к ограничению свободы, нередко применяют электронные браслеты, которые действуют в России с 2012 года. Сначала их надевали лишь тем, кого суд ограничил в свободе, а затем стали использовать и в случаях домашнего ареста.

Если суд запретил осуждённому покидать жилое помещение, то оборудование устанавливается в его квартире. И любая попытка выйти на улицу мгновенно отображается на мониторе в уголовно-исправительной инспекции. Если условия ношения браслета более мягкие, и осуждённый может выходить в определённые часы на улицу, то в местах массового пребывания людей ему находиться категорически запрещено, а также человек обязан находиться дома в вечернее и ночное дома.

Ежедневно только в одном районе Перми на учёт встают до 10 осуждённых.
Ежедневно только в одном районе Перми на учёт встают до 10 осуждённых. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

Если у него действует запрет на выезд из Перми, то человека детально знакомят с картой города и рассказывают, какие мосты можно пересекать, какие – нет. Например, Красавинский мост уже относится к территории Пермского района, поэтому проезд по нему будет считаться нарушением».

За порчу-штраф или тюрьма

«Нечасто, но бывают такие, кто пытается срезать или снять браслет. Однажды мужчина выпил и его потянуло на приключения. Он вышел из дома, срезал на автобусной остановке браслет, оставил его на лавочке и пошёл гулять по городу, - говорит Юлия Минтимирова. - Осуждённые вообще любят экспериментировать с этими браслетами, особенно в первое время ношения: пытаются проверить, насколько они действительно работают. То фольгу намотают и высунут ногу из квартиры, посмотреть, среагирует-нет. Фольга не помогает, и когда после получения сигнала мы выезжаем к нему по месту жительства, они признаются в том, что занимались экспериментированием»

«Снять браслет, не повредив пломбу, практически невозможно, но некоторые умельцы умудряются-таки это сделать, - говорит заместитель начальника филиала по Индустриальному району Перми ГУФСИН России по Пермскому краю Юрий Распопин. - Однако в браслете есть специальные датчики и если просто положить его на полку, то к нам поступит информация о длительном отсутствии движения, чего не может быть в принципе, если человек жив и здоров. А также датчик температуры, поэтому экспериментаторы, начитавшись интернета, надевают его на кошку, чтобы выдержать температурный режим. Однако подобные попытки мы не только пресекаем, проверяя осуждённого на дому дважды в неделю и в случае поступления сигнала на пульт, но и возбуждаем исполнительное производство. Для этого проводим экспертизу испорченного браслета, устанавливаем характер и примерную стоимость повреждений и через судебных приставов взыскиваем его стоимость. Ведь при установке осуждённые расписываются, что несут за устройство полную материальную ответственность».

Комплект слежения стоит около 100 тыс. руб., браслет – около пяти тыс. руб.
Комплект слежения стоит около 100 тыс. руб., браслет – около пяти тыс. руб. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

В среднем весь комплект стоит около 100 тыс. руб., браслет – около пяти тыс. руб. Нередко бывает, что осуждённые отпираются, мол, я дома сидел, это ваша аппаратура не работает.

«Тогда мы опрашиваем родственников, соседей, отсматриваем записи с камер видеонаблюдения, - объясняет Юрий Распопин. -  Установливаем, что нарушение было и выносим постановление о применении к осуждённому мер взыскания. Злостным уклонистом от отбывания наказания считается тот, кто в течение года допустил повторное нарушение. В таком случае в суде ставится вопрос о замене ему условного наказания на реальное лишение свободы»

Кстати, рабочий день с девяти до пяти – это не про тех, кто работает в службе исполнения наказаний. Если потерялся ребёнок или ведутся розыски беглого преступника, сотрудники ГУФСИН всегда принимают участие в поисках. Чтобы отработать общий сбор, объявляется тревога. По звонку в ночное время нужно за полтора часа успеть прибыть на работу. Такие учения проводятся примерно раз в месяц.

Тревожный чемоданчик, в котором есть все, чтобы несколько суток автономно продержаться в лесу, есть у каждого сотрудника ГУФСИН.
Тревожный чемоданчик, в котором есть все, чтобы несколько суток автономно продержаться в лесу, есть у каждого сотрудника ГУФСИН. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

С собой у каждого сотрудника – тревожный чемоданчик, в котором есть всё, чтобы автономно провести в лесу во время поисков несколько суток: аптечка, фонарик, вода, продукты питания и даже нижнее бельё.

С педофилами работать не могу

С осуждёнными и личным составом обязательно работает штат психологов. 

«К кандидатам у нас большие требования: они должны быть стрессоустойчивыми, сильными, интеллектуальными, решительными и уверенными в себе, - рассказывает начальник отделения психологического обеспечения уголовной инспекции Ольга Агеева (стаж работы психологом – 13 лет. 11 из которых она проработала в следственном изоляторе). – А в психологическом сопровождении осуждённых - наша основная задача – не допустить рецидивов».

Чаще к психологу осуждённого направляет инспектор, но бывает, что нарушившие закон сами записываются на консультацию. Мужчины нередко обращаются, если у них возникают сложности в семье, а женщины, когда сталкиваются с проблемами в воспитании детей.

«Я убеждаюсь на практике, что человек, которого не любили в детстве, став взрослым, обязательно попадает в тюрьму, - говорит психолог. - Не имея должного внимания и заботы в детстве, в подростковом возрасте он уходит в деструктивное поведение. Начинаются уходы из дома, желание отобрать у кого-нибудь телефон, или кого-то избить»

Арт-терапия с осуждёнными. Этот рисунок нарисовала молодая пермячка, не сумевшая выносить ребёнка.
Арт-терапия с осуждёнными. Этот рисунок нарисовала молодая пермячка, не сумевшая выносить ребёнка. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

Однажды к Ольге Агеевой пришёл на консультацию мужчина, осуждённый за коммерческий подкуп. Он жаловался на ночные кошмары и сложные отношения в семье.

«Ему снился друг, который свёл счёты с жизнью в лихие 90-е. Спустя много лет мужчина продолжал переживать случившееся, так как умерший друг во снах угрожал: ты меня не спас тогда, скоро получишь по счетам: у тебя растёт сын, он и будет расплачиваться за твои грехи. Мне пришлось работать с ним на принятие чувства вины», - объясняет психолог.

Работать с осуждёнными непросто. Ольга Агеева говорит, что сначала воспринимала всех, кто приходил к ней на консультации, как обычных клиентов, с которыми она должна сделать свою работу. После того, как у женщины появился ребёнок, поняла, что несмотря на большой опыт работы, так и не сможет научиться работать с педофилами и проводить с ними психокоррекцию.

Арт-терапия с осуждёнными. Отбывающие наказание часто рисуют свои мечты.
Арт-терапия с осуждёнными. Отбывающие наказание часто рисуют свои мечты. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

«Сейчас таких, кто отбывает наказание за педофилию, очень много. Они сидят и жалуются: «Я морально истощён», а сам насиловал и убивал ребёнка. Причём, я проводила эксперимент, начинала работать с клиентом, не зная в чём он обвиняется. Но в процессе работы я начинаю чувствовать его. Однажды не зная, что передо мной сидит педофил, я испытала очень сильный страх и ужас, несмотря на то, что общение происходило в режимном учреждении, а рядом у меня была тревожная кнопка, - вспоминает женщина. - К счастью, на меня ни разу не нападали».

Психологи используют различные методики, чтобы скорректировать поведение осуждённых. Тестируют, беседуют и даже рисуют с ними.

«Я использую стандартную методику Люшера, которая помогает выявить психологическое состояние человека, провожу психодиагностическое обследование, затем индивидуальные консультации, - объясняет специалист. - Нередко использую рисуночные тесты и арт-терапию. Результаты нередко получаются неожиданные: однажды осужденная за употребление наркотиков девушка нарисовала выброшенный цветок, втоптанный в грязь. Она была беременна, но не смогла выносить малыша. Но чаще осуждённые рисуют свои мечты, далёкие от криминала: после долгого заключения женщина нарисовала уютный частный домик, в котором она хотела бы жить, ещё один осуждённый нарисовал, как играет вместе со своим сыном в футбол».

Арт-терапия с осуждёнными. Мужчина нарисовал футбольное поле и себя с сыном.
Арт-терапия с осуждёнными. Мужчина нарисовал футбольное поле и себя с сыном. Фото: АиФ/ Алёна Овчинникова

Однако есть по мнению психологов и такие люди, которым не получается помочь ничем. Они не умеют жить на свободе, поэтому совершают преступления, чтобы вновь попасть в тюрьму, и никакая коррекция здесь уже не поможет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество