917

Ученик «египтянина». Сергей Лапин о Михаиле Потапове и войне на Украине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Прикамье 05/08/2014
Встреча с мастером стала судьбоносной.
Встреча с мастером стала судьбоносной. / Илья Пригожин / АиФ

Войдите в обычную на первый взгляд 2-комн. квартиру. Прикоснитесь к старинному мольберту, долгие годы верно служившему мастеру. Погрузитесь в эпоху Эхнатона и Нефертити. Оцените строгую византийскую красоту и лаконичность икон. В ванной, собственноручно расписанной художником, окунитесь в прохладу лугов Нила. Здесь все гармонично и без налета кича. Здесь живет дело мастера, которое сегодня продолжает его ученик Сергей Лапин. 

«Чисто потаповский почерк»

 – Моя судьбоносная встреча с Михаилом Потаповым произошла в 1985 г. Познакомил нас местный священник отец Геннадий, который предложил зайти и навестить художника. Знакомя нас, он сказал: «Вот привел вам помощника и ученика». И эти слова оказались пророческими, – вспоминает Сергей Лапин. – И знаете, Михаил Михайлович незримо продолжает присутствовать в моей жизни. Я чувствую его поддержку в важных моментах, непростых ситуациях. Как это было с моей большой последней большой работой – фреской для колокольни Воскресенского собора в Чердыни. При ее росписи возникли сложности, потому что образ большой – 2,7 на 1,8 м. И нужно было правильно соблюсти все пропорции. И в какой-то момент напряженной работы мне приснился Михаил Михайлович. После этого роспись фрески пошла легче. 

Илья Пригожин, «АиФ-Прикамье»: – А что за фреска? В каком стиле расписывали – классическом византийском, как ваш учитель? 

Сергей Лапин: – Мне хотелось восстановить фреску Нерукотворного Образа Спасителя, которую когда-то в Воскресенском храме создали местные мастера-иконописцы из с. Покча. Образ Спасителя у меня получился, скажем так, собранный. Да, я ориентировался на работы Михаила Потапова. А в основном на образ лика Христа на Туринской плащанице. Мой учитель тоже его придерживался. При этом я постарался, насколько это было возможно, максимально сохранить во фреске первоначальные контуры, для чего изучал в Музее веры (Чердынь) фотографии фрески и другую информацию. В ее поиске мне очень помогала сотрудница музея Екатерина Ветчакова. Большое спасибо и местному художнику Николаю Пономареву за консультации. 

- Правда ли, что для росписи иконы нужны особый настрой, состояние души?

С. Л.: – Я согласен с Михаилом Михайловичем, нужно быть очень верующим человеком, чтобы писать иконы. Разумеется, следуя всем канонам, я исповедался и причастился перед работой. Игумен Герасим благословил меня. Писал фреску в нашем соликамском храме. Символично, что устанавливали образ в чердынском соборе, в мае, в День памяти Стефана Пермского. Вообще все получилось символично. Представляете, мрачное темное небо, затянутое тучами. И когда только привезли икону и начали ее освящать, небо вдруг раскрылось, и солнечный луч осветил через окна храм. Хороший знак. А для меня лучшая оценка труда – слова отца Герасима по поводу фрески: «Чисто потаповский почерк». 

Досье
Сергей Лапин родился в 1963 г. в Соликамске. Образование среднее техническое. Не женат. Организатор выставок и автор книг, посвященных творчеству Михаила Потапова.

Эффект присутствия

- Смотришь «египетские» картины Михаила Потапова — и создается впечатление, словно сам художник присутствовал на берегах Нила и делал портреты семьи фараона с натуры. Возникает какой-то просто невероятный эффект присутствия.

С. Л.: – Да, это многих поражает. Ведь Потапов побывал в Египте уже в преклонном возрасте, а рисовал Эхнатона и его семью с юношеских лет. Любовь к Древнему Египту захватила его, когда в детстве он увидел в учебнике по истории Древнего Востока иллюстрации. У Миши родилось чувство чего-то родного и знакомого. Хочешь не хочешь, а согласишься с председателем Киевского теософского общества Радзевич. Она написала 9-летнему мальчику: «Mишенькa, не бойтесь своих мыслей. Вы нормальный мальчик, а ваша необыкновенная любовь к Древнему Египту говорит о том, что кoгдa-тo, тысячи лет тому назад, душа ваша жилa там». К слову, Михаил Потапов в 1930-е загремел на пять лет в лагеря ГУЛАГа на Крайнем Севере именно из-за того, что сам в свое время входил в теософский кружок. 

Знания Потапова по истории Древнего Египта, в особенности по периоду правления Эхнатона, были поистине бездонными. Он изучал их всю жизнь.

Четыре года назад я ездил в Египет и уговорил нашего экскурсовода свозить меня в Александрийскую библиотеку. Хотел узнать, в каком состоянии находятся 17 картин из серии «Галерея выдающихся деятелей Египта». Их Михаил Потапов подарил библиотеке во время поездки в 1990 г. Порадовало бережное и трепетное к ним отношение. Как сказали сотрудники библиотеки, полотна показывают только ведущим египтологам мира. И они, кстати, согласны, что картины Потапова имеют не только художественную, но и высокую научную ценность. 

Фото: АиФ / Илья Пригожин

- Никогда не задавались вопросом, как ему удавалось сочетать в своем творчестве казалось бы несочетаемое – иконопись и картины династии Эхнатона. В этом не видите противоречия? 

С. Л.: – Нет, нисколько. Может, он полюбил Эхнатона в том числе и за ту религиозную революцию, которую фараон попытался провести. Луч единобожия блеснул в то время, когда, казалось бы, главенствовало совершенно другое мышление. 

Фото: АиФ / Илья Пригожин

«Радует, что изучают»

- Тяжело быть хранителем музея-квартиры?

С. Л.: – Хлопотно справляться одному. Все-таки я не профессионал, чтобы придумывать проекты для привлечения посетителей. Музей появился спонтанно, еще при жизни Михаила Потапова. Официально он не зарегистрирован, и я не знаю, стоит ли это делать. Я благодарен фонду «Преображение», который помогает поддерживать квартиру-музей в хорошем состоянии. 

Радует и то, что сегодня творчество художника серьезно изучают искусствоведы. Например, Галина Болтырева из Перми готовит кандидатскую диссертацию по творчеству Михаила Михайловича, собирает его родословную. Планируем издать еще одну книгу, в которой хотим собрать все его египетские работы. По аналогии со сборником, посвященным иконописному творчеству Потапова. 

Фото: АиФ / Илья Пригожин

- Почти 40 лет Михаил Потапов жил и расписывал храмы на Украине. Как бы он отнесся к тому, что там сейчас происходит? 

С. Л.: – Он, конечно, ужаснулся бы, для него это стало бы большой трагедией и болью. Он всегда сожалел о том, что происходило в Косово, когда американцы бомбили югославские города. Помню, как нас хорошо принимали во время экспедиции по украинским храмам, которые расписывал Михаил Потапов. Мы хотели привезти наши книги в те монастыри, в которых побывали. Сейчас, видимо, не скоро выберемся туда. Русский народ никак не отделим от украинцев. А мир сегодня словно сошел с ума. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах