Примерное время чтения: 9 минут
332

Полосатая любовь. Как в Пермском крае делают «правильный мёд»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Прикамье 06/07/2022
Пчеловодство – дело сезонное. У нас на Урале пчёлы «работают» только четыре месяца.
Пчеловодство – дело сезонное. У нас на Урале пчёлы «работают» только четыре месяца. / Владимир Макаров / Из личного архивa

«Это неправильные пчёлы. Совсем неправильные. И они, наверное, делают неправильный мёд», – ворчал Винни-Пух, когда его атаковали полосатые насекомые при попытке утащить у них мёд.

Многие из нас этот продукт просто обожают и в сезон стараются купить пару-тройку литров. И часто – нашего, пермского. В крае есть увлечённые люди, которые его производят. Руководитель региональной ассоциации пчеловодов Владимир Макаров – один из них. Он рассказывает о том, какого вкуса наш мёд, от чего нужно защищать пермских пчёл и почему пчёлы – это любовь.

Сто семей

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: Когда вы начали заниматься пчеловодством и почему?

Владимир Макаров: Этой темой заинтересовался благодаря преподавателям биологии Педагогического университета. На первом или втором курсе у нас была полевая практика. Сначала писал курсовые, а потом и дипломную работу по пчеловодству. После окончания вуза пошёл работать на пасеку. Так и увлёкся. Возможно, любовь к пчёлам – это ещё и наследственное. Мой отец – родом из Кировской области. Изучая родословную, я нашёл в старых похозяйственных книгах информацию, что мои предки держали пчёл.

Пчеловодство – работа сезонная. У нас на Урале пчёлы «работают» только четыре месяца. И за это время нужно всё успеть. Если на пасеке сто семей и больше, то, конечно, трудиться приходится много – вставать в пять утра и работать до позднего вечера. Чтобы держать большую пасеку, нужны опыт, терпение и трудолюбие. Самое главное – результат тяжёлого труда необходимо продать. А это не так просто.

– Почему? Ведь мёд многие любят?

– Сложность в том, что на рынке есть более дешёвые сорта, чем те, которые производят в Прикамье. Наш мёд отличается от южного. На юге пчёлы собирают пыльцу с марта по октябрь с самых разных цветов и трав. У нас сезон короче, состав не такой разнообразный (липа, иван-чай, донник). Превалирует что-то одно. И это влияет на вкус. В результате наш мёд получается не таким терпким. Но при этом у него есть преимущество – более высокое качество за счёт повышенного содержания диастазы (фермент, способствующий разложению крахмала. – Ред.). Это показатель того, как пчёлы поработали. В улье они передают друг другу нектар, выпаривают из него влагу, чтобы он не испортился, и добавляют туда ферменты (благодаря чему происходит дозревание мёда). Чем выше содержание диастазы, тем лучше. У нашего –  от 15 до 40 единиц, а у южных – 4-8 единиц. Поэтому

Северный мёд ценится выше южного, так как в нём больше специального фермента диастазы.
.

Ещё одна проблема – фальсификация мёда. На медовых ярмарках, в торговых сетях продают преимущественно глюкозо-фруктозные изделия. И стоит такая продукция намного дешевле. Килограмм этого «сиропа» обойдётся в 99 рублей. Наш стоит 600 рублей. Но всё равно мы год от года приучаем покупателей к натуральной продукции. Сейчас ищем выходы на федеральные сети супермаркетов, которые пока нашу продукцию не берут.

Фото: pixabay.com

– Как определить, что перед вами именно мёд, а не сироп?

– Определить дома, настоящий мёд или нет, способами, предложенными в интернете, вряд ли возможно. Сейчас все эти глюкозно-фруктозные сиропы даже лаборатории порой от мёда отличить не могут. Настолько заводы научились «подгонять» характеристики. Поэтому путь только один – покупать у проверенного производителя или запрашивать документы.

На ярмарках стоит просить документы с результатами анализов – пыльцевого, на болезни пчёл. У уважающего себя пчеловода такие бумаги есть.

Мёд не должен быть обезличенным – лучше закупать непосредственно у пчеловода. На ярмарках стоит просить документы с результатами анализов – пыльцевого, на болезни пчёл. У уважающего себя пчеловода такие бумаги есть. Бывает, что на ярмарках один продавец выставляет сразу множество сортов, а документ всего один. В таких случаях стоит задуматься, приобретать ли такой товар. У пчеловодов Пермского края обычно всего два сорта – цветочный и липовый, так как других сортов нет. Зато документы в порядке. Конечно, стоит попробовать на вкус – он не должен быть слишком сладким. Если цветочный – то должна быть терпкость во вкусе. Литься он должен сплошной тягучей массой.

У пчеловодов Пермского края обычно всего два сорта – цветочный и липовый, так как других сортов нет.

Берегите липы

– Сейчас многие отрасли столкнулись с проблемами из-за санкций. Это коснулось пчеловодства?

–  Да. Но это нам на пользу. Раньше племенной материал (маток) везли из Германии, Австрии, Нидерландов, Украины. Сейчас такой возможности нет. Сейчас мы, помимо мёда, занимаемся сохранением и разведением коренной, среднерусской породы пчёл. Спрос на наш племенной материал увеличился в разы.

Сейчас мы, помимо мёда, занимаемся сохранением и разведением коренной, среднерусской породы пчёл. Спрос на наш племенной материал увеличился в разы.

– Какие проблемы надо решить, чтобы стимулировать развитие пчеловодства в крае?

– Прежде всего – вырубка лип. Это дерево не включено в список ценных пород, поэтому липы рубят бесконтрольно. Например, в Уинском районе просто выкашивают их. А там деревья старые – им по 70-90 лет. Севернее Перми лип уже не осталось. В итоге через 15 лет мы можем лишиться этих деревьев, и у нас уже не будет уникального липового мёда. Именно поэтому уже несколько лет мы пытаемся добиться запрета на вырубку этих деревьев. Недавно к нам в хозяйство приезжал губернатор, и мы в том числе подняли в этот вопрос. 

Фото: pixabay.com

– В последние годы остро стоит проблема массовой гибели пчёл в результате отравления химикатами после обработки полей. У нас есть такая проблема?

– В крае она стоит не так остро, хотя случаи были (например, в Оханском районе). Это характерно для тех регионов страны, где земледелие более развито и выращивают рапс. Эту культуру обрабатывают химикатами до восьми раз за лето, что и приводит к тяжёлым последствиям для пчёл. Химикаты делят на четыре класса опасности. И первые два для пчёл убийственны. Именно ими поля и обрабатывают. Мы пытаемся защитить от этой опасности наших пчёл. Во-первых, Россельхознадзор снижает оборот ядохимикатов и ужесточает контроль за их использование. Во-вторых, на местном уровне в районах создаём комиссии по потравам. Если пчёлы погибнут, это позволит возместить ущерб. Проблема в том, что не все пчеловоды официально регистрируют ветпаспорта, а это – основной документ, который позволяет претендовать на компенсации. 

– Почему они их не получают?

– Работают пчеловоды легально –  это позволяет статус личного подсобного хозяйства. Однако превращать своё дело официально в бизнес со всеми вытекающими из этого последствиями они не спешат, так как боятся, что их обложат налогами.

Фото: pixabay.com/ pixabay.com

Злобные гибриды

– Правда ли, что пчёлы вымирают?

– О такой опасности в мире начали говорить после того, что стало происходить в США и Канаде. В южных территориях разводят пчёл, потом отправляют их на север. После того, как они сделают свою «работу», их убивают. Такой вид ведения бизнеса называют роебойным пчеловодством (пчеловодческая система, связанная с уничтожением пчёл при сборе мёда. – Ред.). И так происходит каждый год. И не надо забывать, что пчёлы болеют, поля обрабатывают химикатами, что тоже характерно и для Европы. В Пермском крае есть такая проблема – к нам стали завозить пчёл из южных регионов страны. Бесконтрольный завоз в течение десяти лет приводит к гибели пчёл в крупных и мелких хозяйствах. 

– С чем это связано?

– Межпородные гибриды в первом поколении неплохие, у них даже повышается продуктивность. А вот на следующий год происходит расщепление признаков (передающиеся признаки непостоянны и могут проявляться «сюрпризы», не свойственные породе). В результате у пчёл повышается злобливость. Это нехарактерно для наших чистопородных пчёл. Кроме того, южные пчёлы привозят болезни, они менее устойчивы к холодам. А умирают они целыми пасеками. Бесконтрольный завоз из южных территорий полностью нам не остановить, но мы просим выделить хотя бы несколько районов, куда их привозить будет нельзя. Это позволит сохранять нашу местную породу. По новому закону «О пчеловодстве», который вступил в силу 29 июня, такие зоны есть (25-30 км). Но установление этих зон отнесли к ответственности регионов. Мы будем работать с маленькими пасеками, раздавать им бесплатно наших маток, чтобы создавать наш фонд.

В результате скрещивания с южными у пчёл повышается злобливость. Это нехарактерно для наших чистопородных пчёл.

– Каким должен быть настоящий пчеловод?

– Работа с пчёлами размеренная. Если кричишь, пришёл недовольный, есть лишние мысли – пчёлы этого не потерпят. Они чувствуют человека. Когда работаешь, успокаиваешься. И жизнь налаживается. Работа настраивает на спокойный лад. Пчёлы, можно сказать, нас воспитывают. Без любви к ним заниматься пчеловодством не получится.

Досье
Владимир Макаров. Родился в Березниках 2 февраля 1984 г. В 2008 г. окончил Пермский государственный педагогический университет по специальности «учитель биологии и географии». С 2005 г. по 2006 г. прошёл профессиональную переподготовку в Академии пчеловодства (г. Рыбное). Совместно со специалистами по пчеловодству Пермского аграрно-технологического университета проводит исследования генофонда пчёл прикамской популяции на соответствие породе, проводит обучающие семинары для предпринимателей и личных подсобных хозяйств региона. Победитель конкурса «Предприниматель года – 2014» в номинации «Успешный старт». Награждён благодарственным письмом краевого Минсельхоза.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах