32

Снова рубим окно в Европу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22 30/05/2007

Каждые два года Пермь подвергается грандиозному столпотворению, имя которому - Дягилевский фестиваль. От зарубежных гостей, в том числе и самых именитых, нет отбою. Но тем ощутимее организаторские огрехи.

Краевой департамент культуры готовил эту акцию с необычайной помпой. О памятнике Сергею Дягилеву Эрнста Неизвестного и о приезде Беллы Ахмадулиной говорилось по любому поводу и едва ли не взахлёб. Но при этом как-то замалчивались другие вещи. Например, тот факт, что директор дома-музея имени Дягилева Игорь Махаев оказался не включен в список приглашенных гостей. Со всеми вытекающими последствиями. Игорь Иванович был вынужден добираться до Перми за собственный счет и лично оплачивать проживание в гостинице. Денег хватило ровно на два дня.

И после этого как-то слабо верится в астрономические бюджетные суммы, озвученные на всех пресс-конференциях. Если денег так много, то куда они потрачены? А если во что-то вложены, то явно нерационально. Ну зачем расходовать столько средств на приглашение такого множества громких имен, как Белла Ахмадулина, Андрей Битов, Леонид Десятников, Сергей Лифарь, Отто Дикс, Жан Кокто (список можно продолжать)... Зачем, если публике достаточно двух-трёх? Ведь сейчас народ в массе своей не слишком искушён в искусстве......

Взять хотя бы оперу Николая Сидельникова "Чёртогон" (постановка Георгия Исаакяна).

Готов поспорить с кем угодно, что большинство зрителей просто не читали одноимённого рассказа Николая Лескова, по которому ставилась опера. Зря, конечно. Как вам, например, такие строчки? "Прихожу во двор; у подъезда стоят кони-львы, сами вороные, а гривы рассыпные, шерсть, как дорогой атлас, лоснится, а заложены в коляску".

Эти слова требуют вдумчивого прочтения, а театральное искусство предполагает диаметрально противоположное - динамичное действие на сцене. В лесковском рассказе ведь почти ничего не происходит. Герой пьёт вместе с дядей Ильёй Федосеевичем и смотрит пьяными глазами, как дядя охотится за цыганками, бьёт лакеев и безудержно сорит деньгами. А наутро идёт в церковь и отмаливает грехи. Ни любовной линии, ни героических поступков. Попытка Николая Сидельникова, безусловно, интересна, но удачной её назвать нельзя.

Казалось бы, тут бы и самое время усилить действие, ввести интересные мизансцены, потратиться на красочные декорации. Но Георгий Исаакян ничего этого не сделал. Солисты и хор просто сидят все три акта на стульях, а когда надо что-то исполнить, встают и поют "с листа". И зритель просто не понимает, кто здесь кто. Путает дядю (Bладимира Тайсаева) с рассказчиком (Алексей Знаменский), француза (Сергей Власов) почему-то считает немцем - видимо, из-за того, что в партии звучит орган...... Пожалуй, единственный приятный момент спектакля - реплики дирижёра Валерия Платонова, который постоянно шикает то на оркестр, то на зрителей. Вот это, соглашусь, необычно и любопытно. Но и только-то.

И как тут не вспомнить два прекрасных балета Джерома Роббинса - "Времена года" (по Джузеппе Верди) и "Концерт" (по Фредерику Шопену)... Ну невозможно там удержаться от улыбки при виде всех этих бабочек-женщин и мужчинок-мотыльков. Не диво ли? Заезжий режиссёр влюбил в себя зрителей, стоило только ему у нас появиться. Если Дягилев заставлял мир учиться русскому искусству, то сейчас получилось совсем наоборот. Не грех бы уже и нам, как при Петре Первом, снова рубить окно в Европу. Но учиться приходится уже тому, что у нас было и чего мы, к сожалению, лишились. Простоте.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах