355

«Космос наш - это не Крымнаш». Лидия Ерохина – о выставке вязаных планет

Вера Шуваева / АиФ

Яркие коврики в виде планет, спутники-светильники из папье-маше, расписные досочки с цитатами из песен о космосе – всё это можно увидеть на выставке Лидии Ерохиной «Космос наш».

Нынешний год по праву называют космическим: 60 лет со дня первого полёта человека в космос. Юбилею посвящено немало культурных проектов. Но вряд ли какой из них позволяет почувствовать далёкое, холодное космическое пространство таким тёплым и своим, как выставка в пермской галерее «Марис-Арт». Её автор художница Лидия Ерохина рассказала «АиФ-Прикамье», как ей удалось одомашнить космос, хотела бы она полететь туда за сюжетами для своих картин и почему в любом проекте люди для неё важнее всего.

Когда идея кипит

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: Лидия, космическая тема вдохновляла вас давно, или подтолкнул нынешний юбилей?

Лидия Ерохина: Если честно, к космосу я абсолютно холодна. Более того, отношусь к нему подозрительно. (Смеётся.) Понятно, что это невероятный прорыв. И я преклоняюсь перед космонавтами. Но художники ведь люди скептические. Зачем кто-то летает в космос? Что там происходит? Правда ли то, что нам показывают? Всё это лишь на уровне веры. Как религия. Мы же не можем проверить, есть ли Бог. Просто верим в это. Так и с информацией о космосе, которую тоже нельзя проверить. Но особого желания верить ей у меня нет.

- Почему?

- Потому что информации о религии намного больше. Практически у всех в моём окружении (и не только, думаю, в моём) есть знакомый батюшка, или знакомый звонарь, или просто воцерковлённые люди. А знакомых космонавтов и даже тех, кто как-то связан с космосом, - нет.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Любопытная мысль. Тем не менее ваша выставка получилась очень тёплой и душевной. Как возникла эта идея с ковриками-планетами?

- Вязать коврики из разных тряпочек ещё в детстве меня научила бабушка. Все же тогда рукоделили. Потом это увлечение прошло, а лет десять назад снова как волной накрыло. Одежда, в которой я крашу, быстро становится непригодной к носке. Её можно разрезать и связать что-нибудь, подарив новую жизнь отслужившим вещам. Правда, сейчас я отношусь к этому не утилитарно, а как художник. Сматываю нарезанные тряпки в клубки по цветам: зелёный, серый, фиолетовый. И как на палитре смешиваю их. Возникает весёленькая задумка – воплощаю её. Например, повару вязала в подарок коврик-колбаску, музыканту – коврик в виде пластинки, любительнице ромашек – коврик-ромашку.

А года три назад мне предложили участвовать в выставке, посвящённой Дню космонавтики. Подумала сначала: «Что я могу сделать про космос? Металлическая, непонятная тема». И вдруг осенило: так каждый коврик - это и есть планета! И давай вязать их одну за другой. Потому что пока идея кипит, её надо обязательно воплотить. Та выставка не состоялась. Но все 9 планет Солнечной системы плюс Солнце я сделала. Они лежали и ждали своего часа.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- И он настал нынче?

- Ещё перед Новым годом город начали украшать ракетами и другой символикой по случаю юбилея. Я поделилась с Татьяной (Татьяна Пермякова, директор галереи «Марис-Арт». – Ред.) своей космической идеей. Она поддержала. Стали продумывать детали выставки. Расписные досочки, светильники и прочие объекты готовила уже специально для неё.

От росписи – к куклам

- Название выставки «Космос наш» перекликается для вас с неологизмом «Крымнаш»?

- Нет. Но, видимо, для многих перекликается, потому что этот вопрос слышу не впервые. Я про Крым не думала вообще. Название родилось из желания показать космос именно нашим. Не в том смысле, что мы его присвоили. А в том, что сжились с ним. Отсюда моё одомашнивание космического пространства. Придание ему уютности, чего-то родного с помощью знакомых всем ковриков из цветных тряпочек. Обращение к народным промыслам, которые у нас на подкорке.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- С декоративно-прикладного искусства в своё время вы и начинали как художник?

- Да. Отделение ДПИ в Курганском училище культуры открылось, как раз когда я окончила ПТУ, где училась на художника-оформителя. Выбрала на этом отделении специальность «роспись». После училища год работала в рекламном агентстве, придумывала разные логотипы. Но развития не было никакого. Учебных заведений, где учат рисовать, в маленьком Кургане тоже больше не было. И я уехала в Питер. Окончила там Академию театрального искусства по специальности «художник-технолог театра кукол».

- Роспись, графика, авторские и театральные куклы, предметы интерьера – это поиск своего направления?

- Когда ты всю жизнь в художественном творчестве, то не очень фокусируешься на том, почему занимаешься сейчас этим, а потом – другим. Спасибо родителям, что не заставили меня после школы идти учиться на бухгалтера или кого-либо ещё. И что до сих пор терпят моё помешательство. (Улыбается.) Другое дело, если человек работал тем же бухгалтером, а уже в зрелом возрасте его вдруг переклинило. Кто-то увлёкся лоскутным шитьём, кто-то начал шить мишек, кто-то – вязать одёжку для кукол. В таком случае люди только в этой, единственной сфере и реализуются.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Ваше отношение к подобным переменам в жизни?

- Как факт – очень одобряю. Человек наконец стал делать то, к чему лежит душа. Но не надо забывать, что часто это совсем не искусство. Ремесло, и то не всегда. Хотя бывают уникумы. У моей знакомой мама в 80 лет, нигде не учась до этого, начала вышивать гладью. Просто шедевры  наивного искусства! Её выставки проходят даже за границей.

Что в Перми от Европы?

- Помимо участия в выставках и театральных спектаклях вы работаете и в кино. Расскажите об этом.

- Первым фильмом были «Каникулы строгого режима». Делала ростовых кукол, которых по сюжету там делают для детей зэки. Художник-постановщик фильма замечательная Елена Жукова. Позже мы работали с ней в «Ёлках-1914» (я занималась реквизитом и бутафорией) и в «Матильде» (исторический реквизит и декорации). В общем, я такой папа (ну или мама!) Карло. Могу сделать почти всё из непонятно чего.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- А как вы оказались в Перми?

- Приехала сюда в 2016 г. как жена декабриста: мужу, он тоже художник, дали в Перми мастерскую. А впервые побывала тут за несколько лет до этого - на литературно-художественном проекте по «Доктору Живаго». Нас возили по пастернаковским местам, в том числе во Всеволодо-Вильву. Пермский край впечатлил своими просторами, природой.  Плюс потрясающе повезло с погодой. Мы рисовали на пленэре, после чего была выставка в «Арт-резиденции».

В том году в Перми проходил один из последних, к сожалению, фестивалей «Белые ночи». Тема – река Кама. Поэтому фестивальный ггородок на эспланаде сделали в бело-голубых тонах: синие кораблики, бассейн в центре. Вообще эта эспланада – уникальная пермская особенность! Где ещё в центре города есть такое огромное незастроенное пространство с фонтанами, аллейками, развлечениями? Это больше присуще Европе, где такие вещи устраивают перед замками.

Фото: АиФ/ Вера Шуваева

- Какую из своих пермских работ вы считаете наиболее значимой?

- Для меня не важно, что делать: стол, зайца, бегемота, хомячка. Важно – с кем и для чего. Люди в любом проекте – это самое главное. Для «Сада осьминога» в Пермской опере, где художниками были талантливейшие Ольга и Елена Бекрицкие, я делала всего одну куклу. Но какая интересная задача передо мной стояла: эта кукла в эпизоде «Мой Лизочек» должна была съесть целый костюм! И я придумала, как это воплотить.

- А как вам такая задача: полететь в космос, чтобы написать там картину?

- Нет. Сюжетов мне хватает и на Земле.

ДОСЬЕ
Лидия Ерохина. Родилась в 1976 г. в Кургане. В 2007 г. окончила Санкт-Петербургскую академию театрального искусства. С 2016 г. работает в Перми. Участвовала в десятках выставок и творческих проектов в России и за рубежом. Член этнографической секции Творческого Союза художников России.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах