Примерное время чтения: 8 минут
258

Как Дягилев вернулся. Раиса Зобачева – о сохранении исторической памяти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Прикамье 30/03/2022 Сюжет Неизвестный Дягилев
Эрнст Неизвестный хотел, чтобы памятник импресарио был в гимназии.
Эрнст Неизвестный хотел, чтобы памятник импресарио был в гимназии. / Софья Штин / АиФ

Прекрасная музыка разливается по коридорам Дягилевской гимназии, обволакивая, как тёплая река. Сразу и не понимаешь, что так здесь звучит школьный звонок. Но стоит провести тут хотя бы полчаса – и эта особенность уже не удивляет. Ты понимаешь, что именно так здесь и должно быть.

Директор гимназии Раиса Зобачева всегда просит гостей внимательно слушать – музыку, слова, воспоминания. Беседа с ней выходит за рамки обычного разговора. Неспешно проводя по коридорам старого дома № 33 на  Сибирской, она просит остановиться и прочитать вслух фразы известных русских поэтов, писателей. Подумать, поразмышлять, понять заложенный в них смысл.

Раиса Дмитриевна руководит гимназией с 1975 г., когда учебное заведение ещё носило имя Максима Горького. Она сохранила, а правильнее сказать, спасла историческое здание, где провёл детство Сергей Дягилев, прославивший русское искусство и культуру. Ей вместе с коллективом гимназии удалось сохранить в этом доме дух знаменитого пермского рода, открыть единственный в мире музей, посвящённый великому импресарио. 31 марта исполняется 150 лет со дня его рождения.

Серебряная нить

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: Раиса Дмитриевна, вы столько лет отдаёте много своему делу. Как хватает сил?

Раиса Зобачева: Если бы не гимназия, я бы никогда не смогла преодолеть всё, что было на моём пути. Наш дом одухотворён семьёй Дягилевых. Он для нас всех – как серебряная нить Ариадны, которая может вывести из сложного лабиринта. Поэтому всё, то задумано, всегда получается. У дома очень сильная энергетика. Чувствую её до мурашек. Порой создаётся впечатление, что все Дягилевы здесь, с нами. Однажды к нам заходила мать Теодора Курентзиса Мария. Она тоже музыкант. Помню, она вдруг схватилась за голову и говорит: «Знаете, ведь они здесь все живут, я буду сюда приезжать». Я говорю: «Мы всегда рады всем, кто приходит сюда». И ведь какое совпадение – Мария живёт в Афинах, а в XIX в. этот дом называли пермскими Афинами, так как Дягилевы очень много сделали для развития культурной жизни города. 

Музей дягилева.
Музей дягилева. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

– Сергей Дягилев – неординарный человек, уникальная личность. Кто он для вас?

– Дягилев открыл миру Россию, а России – себя. Чем дальше уходит в даль времён Сергей Павлович, тем значимее становится его фигура. Первые постановки «Русских сезонов» были связаны с русской музыкой и культурой, историческим наследием. Мир был очарован русской культурой. Дягилев часто говорил: «Мне до боли сердечной обидно, когда дурно говорят о России». Сергей Павлович сделал много, чтобы это мнение изменить. Все Дягилевы служили Отечеству, проходили военную службу. А у него был свой бой. Он говорил, что победа русского искусства за рубежом для него важнее вопросов жизни и чести.

Он любил землю, где родился. И питался этими воспоминаниями. Сергей Лифарь писал, что в день, когда Дягилев умирал (19 августа 1929 г.), в Венеции была невиданная по силе буря. Море вышло из берегов, главную площадь залило, небо озаряли молнии, земля дрожала, деревья вырывало с корнями. Когда всё успокоилось, перед заходом солнца ему на лицо упали лучи. По лицу скатились две слезы, и он сказал: «В Перми не был». В последний раз он был здесь в 1904 году. Вот такая судьба.

Кому в науку, кому в награду

– А вы в судьбу верите?

– Так она каждому дана – кому в науку, кому в награду. Сама жизнь определяет твоё место и служение. У человека должна быть внутренняя свобода и обязательства. Обязательства диктуют нравственные законы, заложенные в любой религии. Основная идея в любой молитве – это вера. Со мной всегда молитвослов Иоанна Кронштадтского. К нему обращаюсь. Но к каким именно строкам, сказать не смогу – о заветном молчат.

– Вы много сделали, чтобы сохранить историческое здание гимназии. Его действительно собирались сносить?

– Да. Такое решение было принято в 80-е годы. Но его удалось сохранить. Я из года в год просила, чтобы в здании сделали ремонт. И это произошло. Тогда начали открывать тайны дома, которые были скрыты. Когда чистили стены, нашли надпись в коридоре – «За побег со службы в военное время – каторжные работы». Мы тогда не знали, откуда она. Я сказала, что тот, кто найдёт, что прежде находилось в здании, получит месяц отпуска. Учитель истории Людмила Бессонова поработала в архивах и выяснила, что в годы гражданской войны в здании стояла охранная рота Колчака. Кроме того, над дверями классов были номера, так как во время Великой Отечественной в доме размещался госпиталь № 1713. 

Мы ведь занимаемся не только историческим зданием гимназии. С ребятами постоянно ездим в имение Дягилевых, что в Бикбарде. Мысли мои всегда о том, чтобы привести его в порядок. Пока оно находится в печальном состоянии, всё разрушено. Осталось всего несколько зданий. Предлагала в доме Дягилевых сделать дом культуры и отдыха для артистов, например, чтобы его сохранить. Предложение осталось без внимания. У храма, который строили Дягилевы, сейчас нет куполов. Но хоть он снова стал храмом.  Я даже не хочу вспоминать, что там находилось в XX в. Радует, что нам удалось поучаствовать в восстановлении Никольского храма в Чернушке.

Огромная душа

– Ваши ребята не только в Бикбарду ездят. Знаю, что они посещают многие знаковые места, экскурсии могут провести лучше профессиональных экскурсоводов. 

– Во время учёбы каждый ученик должен проехать по знаковым территориям Пермского края. Это «серебряное кольцо Прикамья» – Чердынь, Ныроб, Соликамск, Усолье, Кудымкар, Ильинский, Добрянка, Пермь, Оса, Кунгур. Ребята сами проводят экскурсии по музею Дягилева, по ул. Сибирской – от гимназии до оперного театра. Есть маршруты до детской библиотеки им. Кузьмина (прежде это был дом Жмаевых, родственников Дягилевых). Да что Пермский край – мы с ребятами всю Россию объехали. Программу экскурсий разработала наш бывший педагог Ольга Калугина, которая уехала в Муром. Так вот она на свою учительскую пенсию издала репринтное издание собрания русской живописи XVIII в. В книге собраны портреты кисти художника Дмитрия Левицкого, которого для публики заново открыл Сергей Дягилев. Именно он в начале XX в. организовал в Таврическом дворце выставку забытых художников прошлого. Так что Сергей Дягилев – это не только «Русские сезоны».

– Дети учатся в окружении истории, впитывают её, осмысливают. Это их меняет?

–  Конечно. Когда мы куда-то едем и стоим с ребятами у вагона поезда, то нам говорят, что наши дети действительно отличаются от обычных школьников. Мы говорим, что всех, кто учится и работает в школе, родителей объединяет некое генетическое национальное сознание. «В твоих, Россия, малых городах живёт душа, огромная такая. Ты посмотри – космические дали, взгляни своими звёздными очами на наш российский солнечный алтарь с берёзовыми светлыми очами». Эти стихи написали наши дети.

– В актовом зале гимназии установлен памятник Сергею Дягилеву работы Эрнста Неизвестного. Работа во всех смыслах весомая, смонтировать его, очевидно, было сложно. Это желание скульптора создать такую работу и разместить его в здании на Сибирской?

– Да, Эрнст Неизвестный воспринимал Дягилева как человека эпохи возрождения, поэтому он увлёкся им и прочитал всё, что мог про Сергея Павловича. Создание памятника было его профессиональным устремлением. В то время скульптор жил в Америке, и дважды к нему ездили. Когда памятник прибыл в Пермь и мы его распаковали, увидели, насколько он красив. Сначала власти хотели установить его в театре оперы и балета, но не получилось из-за старых перекрытий. Потом решили поставить его на углу улиц Луначарского и Сибирской, чтобы появилась маленькая площадь имени Дягилева.  Но этот вариант не был принят. К тому же выяснилось, что памятник покрыт патиной, поэтому нужно всё-таки установить его в закрытом помещении. Шла долгая переписка с Эрнстом Неизвестным. Он писал, что монумент нужно поставить только в гимназии. «В Дягилевке – и никаких гвоздей», – говорил он. Установить памятник у нас было, конечно, сложно. Он  тяжёлый – больше шести тонн. И высота у него почти пять метров. Чтобы внести его в здание пришлось разобрать крышу. Когда поставили памятник на место, то всё заскрипело – он «потянул» за собой полы. Пришлось укреплять фундамент. В итоге, как сказали дети, судьбе было угодно, чтобы Дягилев вернулся домой.

Досье
​Раиса Зобачева. Родилась в Перми. Училась в школе № 7, окончила физический факультет ПГУ. С 1975 г. – директор школы № 11 им. М. Горького (сейчас гимназия № 11 им. С. П. Дягилева). Кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ, лауреат премии ЮНЕСКО, лауреат премии Пермской области в сфере культуры и искусства, лауреат Строгановской премии (2014 г.).

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах