Примерное время чтения: 9 минут
171

О чём расскажут скульптуры? Илья Галиулин – о работе и вечных ценностях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Прикамье 20/04/2022 Сюжет Бизнес-новости
И. Галиулин: «Всегда стоит следовать велению души, о какой бы профессии ни шла речь».
И. Галиулин: «Всегда стоит следовать велению души, о какой бы профессии ни шла речь». / Ольга Семёнова / АиФ

Молодому пермскому скульптору Илье Галиулину удаётся передать в своих работах важные смыслы. В них читаются мотивы семейных ценностей, святости, любви.

Мы побывали в мастерской скульп­тора и узнали, как идеи приобретают объём и какую роль играют невидимые с первого взгляда детали.

Где живёт искусство?

Над металлобазой по ул. Красина, что в Заостровке, ярко светит солнце. Несмотря на то, что это промышленная зона, здесь достаточно тихо. Слышен звон колоколов – недалеко находится храм в честь иконы Божией Матери Отрада и Утешение. В небе порхают птицы.

Из-за ворот базы доносятся звуки, характерные при работе с металлом. Дорога петляет мимо многочисленных цехов. В одном из них – мастерская скульптора Ильи Галиулина и его команды. Внутри шумно.

«Мы к громким звукам уже привыкли», – говорит 36-летний художник.

В цеховом помещении высокие потолки, вдоль стен – столы и верстаки, на которых разложены эскизы и инструменты для работы. На потолке –  огромная необычная люстра. На секунду кажется, что попал в древний замок.

«Сейчас работаю над серией люстр из дерева с элементами ковки. Это частный заказ. Но идея моя, как и творческое воплощение мысли», – объясняет Илья.

С рисунков на столах «смотрят» ангелы. Вдоль стен – миниатюры памятников. Святые, князья, благородные воины…

«Здесь малые эскизы для дальнейшей лепки, а также проработки уже в большой форме – для крупных фигур, – рассказывает Илья. – Всё начинается с нарисованных эскизов. Потом они воплощаются в объём малых размеров. И после их утверждения начинается лепка в том размере, в котором будет скульптура. Большой верстак – для малой пластики, чтобы прорабатывать эскизы, а также для обработки бронзы, меди. Рядом – зона для большой скульптуры в монументальной пластике».

На одном из столов – небольшая фигура Купидона. Над ней Илья работает сейчас. «Символ любви и бракосочетания», – комментирует он. Впоследствии работа отправится в Волгоград и украсит аллею около местного загса. Памятник будет из бронзы, как и большинство работ скульптора.

С чего всё начиналось?

Ольга Семёнова, «АиФ-Прикамье»: Как зарождался ваш творческий путь? Почему решили связать жизнь со скульптурой?

Илья Галиулин: Всё пришло с дет­ства. Сначала была школа искусств, затем – среднее профессиональное образование. Окончил Кунгурский художественный промышленный колледж. Как, кстати, и большая часть моей команды (в мастерской вместе с Ильёй работают ещё несколько скульпторов. – Авт.). Потом поступил в Уральский филиал Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Именно там лепка плотно вошла в моё творчество. После учёбы вместе с командой начали нарабатывать заказы. Потихоньку раскрутились. Помимо частных появились административные заказы, началось сотрудничество с нефтяниками. Так всё и случилось. В итоге занимаюсь скульптурой уже четырнадцатый год.

– Родителей не смущал ваш выбор? Зачастую папы и мамы хотят, чтобы дети выбирали профессию со стабильным заработком, что-то более приземлённое.

– Нет, напротив. То, к чему я пришёл, – это как раз заслуга родителей. Они сделали упор на то, чтобы я доучился. Порой ребёнку не хватает терпения, чтобы закончить учёбу по такому направлению. А мои родители настояли: если взял меч, то всё – добей до конца. Огромное им спасибо за это.

– Сами они связаны с искусством?

– Нет. Мама – строитель, папа – сотрудник МВД. Прямого отношения к искусству никакого. Может, в детстве у них был интерес к рисованию, как к хобби, но профессионально этим не занимались. Однако творчество они всегда приветствовали в любом виде. Папа играет на гитаре, к примеру.

– Помните момент, когда осознали, что скульптура – это именно то самое, с чем будет связан ваш профессиональный путь?

– Да. После защиты диплома и окончания академии пришло ощущение, что это то дело, которым буду заниматься всю жизнь. Среди моих однокурсников были те, кто учился пару лет, а потом уходил в абсолютно другую сферу деятельности. Я же знаю, что буду заниматься своим делом и ни на что его не променяю.

– Вы молодой, но уже успешный скульптор. Следите за коллегами в других регионах?

– Российская школа скульптуры в целом очень сильная, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, где учебные заведения серьёзнее. Молодых и талантливых очень много. Они учатся у мастеровитых художников старшего поколения. В нашем регионе не настолько выстроен этот процесс, поэтому стараемся развиваться своими силами. Базовая школа у нас очень узкая, в год  из академии выпускаются всего два человека. Да и учителя в столицах более тесно взаимодействуют со студентами, даже в дальнейшем по работе.

– А сами пробовали себя в качестве наставника? Общаетесь с начинающими пермскими скульп­торами?

– У нас есть такая практика. Летом, в разгар сезона, всегда привлекаем студентов нашей академии. За счёт этого и расширяемся. Берём работы не только по лепке, но и по прикладному искусству. Лето – жаркая пора, потому что скульптура – это вещь ландшафтная. А в зимний период мы переходим в ледовые городки, занимаемся фигурами изо льда и снега.

Хочется проводить мероприятия с детьми, учить их рисованию и лепке, привлекать к изобразительному искусству. У нас пока только зарождается это направление деятельности. Мастерская расширяется, в ней будет отдельный зал для лепки с натуры. Планируем работать с подрастающим поколением. Начнём со студентов, но в будущем надеемся поработать и с учениками школы искусств, поездить по краю с мастер-классами.

Памятник князю Дмитрию Донскому и его супруге княгине Евдокии создан по инициативе неф­тяников.
Памятник князю Дмитрию Донскому и его супруге княгине Евдокии создан по инициативе неф­тяников. Фото: Из личного архива/ Илья Галиулин

Что таят жесты?

– Ваша последняя большая работа – памятник благоверному князю Дмитрию Донскому и его супруге княгине Евдокии. Сейчас он украшает территорию храма-часовни Николая Чудотворца. Как шла работа над ним?

– Инициатива принадлежит компании «ЛУКОЙЛ». Перед тем как окончательный образ скульптуры сложился, я нарисовал множество эскизов. Базовый посыл, конечно, идёт от заказчика, а мы уже развиваем тему, предлагаем идеи, находим  общий язык. Создание этого памятника стало важной совместной работой, в том числе с представителями церкви. Мы кропотливо обсуждали облики, работали над нюансами.

С лукойловцами сотрудничаем с 2014 г. За это время сделали много совместных проектов. Когда мы начинали работать, я был приятно удивлён, что компания «ЛУКОЙЛ» занимается такими нужными социальными проектами, нравственными вещами, вносит большой вклад в культурную жизнь нашего края. Очень ценно, что она поддерживает в том числе и начинания молодых местных художников. Нужно развивать региональный промысел, поддерживать наших мастеров.

Сейчас важно напоминать людям о наших традиционных ценностях. Это помогает воспитывать патриотические чувства, любовь к своей Родине, понимание истории нашей страны и края. Региональная история особенно важна, ведь с Прикамьем связано много значимых великих людей, которые немало сделали для нашей страны. Среди них художники, мастера, меценаты, промышленники и т. д. Они развивали культуру, промышленность. Нужно знать их имена, рассказывать об их вкладе. Важно помнить об истоках. Это помогает осознать сегодняшний день.

– Памятник Дмитрию Донскому и Евдокии как раз символизирует те важные ценности, о которых вы говорите.

– Да. Идея была в том, что это символ семейной идиллии, супружества. Акцент ставился именно на том, что читается в позе героев, их замерших движениях: они держатся за руки. Жест Дмитрия Донского показывает, что всё идёт от души, от сердца. Левая открытая ладонь Евдокии тоже говорящая. Скульптура символизирует открытость, святость, учтивость в супружеских отношениях. В руках у них голуби, что говорит о единстве.

– Многие боятся выбирать творческую профессию и останавливаются на чём-то более стабильном. Что бы вы могли сказать молодым художникам, которые сейчас стоят на распутье?

– Однозначно стоит следовать велению души, о какой бы профессии ни шла речь. Если человек занимается любимым делом, он всегда будет в достатке: если не в материальном, то в моральном. Поэтому молодым людям, в том числе художникам, желаю терпения, рвения, творческого вдохновения и успехов.

Кстати

Работы Ильи Галиулина, созданные при поддержке Компании «ЛУКОЙЛ»:
■ памятник участникам локальных войн в Добрянке (2018 г.);
■ памятник Преподобному Трифону в Нижних Муллах (2019 г.);
■ памятные бюсты героям Великой Отечественной войны Василию Брюхову и Петру Коневу (2021 г., Оса);
■ памятная доска почётному нефтянику Виктору Лобанову (2022 г., Оса).

Памятник Преподобному Трифону в Нижних Муллах.
Памятник Преподобному Трифону в Нижних Муллах. Фото: Из личного архива/ Илья Галиулин
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах