67

Культурная Мекка пермских педагогов стала холодным казённым домом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Прикамье 01/12/2010

Внезапное увольнение с поста директора пермского Дома учителя Татьяны СНЕГИРЁВОЙ, отдавшей педагогам своё сердце и более двадцати лет самоотверженного труда, всколыхнуло педагогическую общественность. Обычно мирные педагоги выстраивались перед администрацией города в молчаливых пикетах. «Верните Снегирёву Дому учителя!» - было на их плакатах. С тех пор минуло шесть месяцев. Сегодня Татьяна Юрьевна в редакции «АиФ-Прикамье».

Нож в спину

- С момента, как вы ушли из Дома учителя, прошло полгода. Как видите прошедшие события с такой дистанции?


- Действительно, весной, в самый разгар творческой работы Дома учителя, нам в спину воткнули нож. Ровно полгода назад, 25 мая, мне вручили приказ о об увольнении без объяснения причин - по 278 статье ТК РФ - по решению собственника. К сожалению, собственником Дома учителя не так давно стал департамент образования. Его начальница Людмила Гаджиева и подписала приказ.

Когда-то я убеждала Людмилу Анатольевну, что Дом учителя - это островок творчества и вдохновения. И получила в ответ, что «на островах - умирают». Но мы-то не умирали. Мы жили бурно, ярко и радостно. Работали кружки: философский, драматический и другие, пел хор. И ветераны наши, заслуженные педагоги, говорили: мы и живём, пока поём.

Так что же мы, против политики департамента? Не хотят его работники, чтобы учителя Перми кроме своей учительской жизни - работы в школе - имели что-то ещё? А ветераны образования, вышедшие на пенсию педагоги, разве не должны они продолжать свою яркую и удивительную жизнь в Доме учителя? Видимо, это так.

Но, раз мы не умираем сами, нас просто надо убить. Убить культурную, досуговую суть, задушить саму атмосферу. Для этого и надо было убрать меня, Снегирёву, которая всё это создавала.

- Действующие педагоги и ветераны четыре раза выходили на площадь перед пермской мэрией и требовали восстановить вас в должности директора Дома учителя. И это – педагоги, обычно люди тихие и покладистые. С чем же связать такой феномен?

- А сколько бы их ещё вышло, если б они не боялись! Ни для кого не секрет, что педагоги боятся. Боятся за рабочие места, за свою судьбу даже. И я их понимаю. Но после того, как департамент образования позарился на Дом учителя - место для них чуть ли не святое, - они не смогли молчать. В педагогической среде давно копился и продолжает накапливаться негатив к департаменту. Многие считают его командой чиновников-непрофессионалов. Уверена, доля истины в этом есть. Моё увольнение с поста директора было лишь детонацией.

Расправа и право

- Вы обращались в суды с требованием восстановить вас на работе; как всё прошло, расскажите.


- Пришедшие со мной в зал суда ветераны, учителя были в шоке - суд был формальным. Я бы сказала, каким-то негодяйским. Я не знаю, какими словами можно описать то, что там происходило. Моральный аспект ситуации не принимался во внимание совершенно. Ничего человеческого! Только и исключительно буква закона. А закон у нас написан очень здорово. Спасибо депутатам Государственной думы. Статья, позволяющая увольнять руководителей без объяснения причин, - метод расправы с руководителями, которые имеют свое мнение. Которые живут для людей, а не для чиновников. Удобная статья. Впрочем, действие её не распространяется на чиновников. Действительно, удобная. Чиновников, что бы они ни делали, нельзя уволить по этой статье, что бы они ни вытворяли. Почему же сегодня законы пишутся не для всех, а только для определённого круга людей? Считаю, что увольнения без объяснения причин - ситуация под стать 37-му году. Кассационный суд был вообще фарсом. Шесть минут. Даже свидетелям с моей стороны не дали слово. Уволили без объяснения причин - по закону сходится. И всё.

На голубом глазу

- Звали после этого куда-нибудь на работу?


- Приглашали работать в Дом журналистов. Организатором. Для того, чтобы создавать хорошую атмосферу. Не знаю, стоит ли об этом писать, но после летней пресс-конференции, где обсуждалось будущее Дома учителя, я поняла, что с журналистикой, особенно с телевидением, в Перми происходит что-то неладное. То, как была представлена конференция, совсем не отражало того, что было на самом деле. Теперь я даже не могу смотреть местные новостные программы. Ни одну. А ведь когда я была директором, мы с тележурналистами были в весьма дружеских отношениях. К нам шли, нас снимали. В департаменте образования не успевали удивляться: сколько вы за это платите, где берёте деньги? Да никаких денег мы не платили. И тут такое.

- Теперь чем занимаетесь?

- Занимаюсь внуками - их у меня двое: воспитываю, работаю над их развитием, вожу на танцы. Не передать, как доволен муж. Говорит, ну, наконец-то ты дома по выходным и просто по вечерам. И я его понимаю. Действительно, раньше мне приходилось разрываться меж двух огней. Ведь у меня было два дома. Один из них - Дом учителя.

Дырка от бублика

- Что там сейчас?


- Конечно, Дом учителя стоит. Конечно, в нём есть люди. Но в нём теперь другая начинка. Случилось то, чего все так боялись. Место, где педагоги непринуждённо общались, обменивались мнениями, островок культуры, свободы и теплоты не умер. Он был задушен. Боюсь, он никогда не станет тем, чем был прежде.

Мне до сих пор звонят ветераны. Говорят, что «сегодня мы - как падчерицы у мачехи». А первого сентября для нас был просто ужасный день. Традиционно мы проводили праздник «Первый погожий сентябрьский денёк». Был проведён он и в этом году. Но сколько после этого было звонков! Десять дней после этого я не подходила к  телефону, не брала трубку. Я не хотела рвать своё сердце. Мне все звонили и говорили: «Татьяна Юрьевна, нам добрых слов, нам тёплого чего-то не хватает». Теперь там другая атмосфера - унылая обстановка казёнщины и канцелярщины. А что вы хотите - во главе стоит чиновник, назначенный департаментом.

Прошло всего лишь полгода, как я ушла. И вот сейчас там уже нет кухни. Нет ни посуды, ни самоваров. Нет ничего. Лишь семинары, служебные мероприятия, совещания и тому подобные вещи. По-существу, Дом учителя и превратился в филиал департамента образования - как, впрочем, мы того и опасались. Он стал холодным учреждением. Просто казённым домом.

ДОСЬЕ

Татьяна СНЕГИРЁВА.
В 1976 году окончила филфак ПГУ, 13 лет работала в Доме пионеров Индустриального района Перми, с 1990 года - директор Пермского дома учителя. Почётный работник общего образования, награждена медалью имени Дашковой за сохранение культурного наследия, победитель всероссийского конкурса «Женщина - директор года» в 1998 году. Победитель городского фестиваля «Женщины Перми» в номинации «Хранительница культуры» в 2004 году. Уволена без объяснения причин 25 мая 2010 года.

Людмила Гаджиева, начальник департамента образования администрации Перми:

- Хочу уверить всех, что абсолютно ничего личного по отношению к бывшему руководителю Дома учителя нет. Все находится строго в рамках правового поля. И, в рамках же правового поля, я надеюсь, этот конфликт исчерпается.

Самое главное, о чем бы я хотела сказать, это то, что Дом учителя – был, есть и будет. Те клубы ветеранов, которые там были, будут продолжать работать. Причем там не только клубы ветеранов педагогической деятельности. Оказывается, там есть еще и медики. Ну, что ж, нисколько не жалко. Новому руководителю поставлена задача – развернуть работу с молодыми специалистами. Наша задача – привлекать в отрасль как можно больше молодых людей. Которые, к сожалению, пока к нам в очередь не стоят.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах