aif.ru counter
23.04.2018 16:37
250

Книги в законе. Почему юристам нужно много читать и иметь хорошую память

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Прикамье 24/04/2018
Студенты не только меньше читают, но и меньше пишут, поэтому им непросто обосновывать свою точку зрения. Ребята порой даже не понимают, что значит обосновать решение задачи.
Студенты не только меньше читают, но и меньше пишут, поэтому им непросто обосновывать свою точку зрения. Ребята порой даже не понимают, что значит обосновать решение задачи. © / Алексей Витвицкий / АиФ

На юридический факультет любого вуза всегда высокий конкурс. Кажется, что легче стать пилотом звездолёта. Несмотря на растущую популярность технических специальностей, тропа на юрфак, кажется, не зарастёт никогда.

Антон Матвеев выбрал юриспруденцию, а позже стал профессором ПГНИУ, несмотря на серьёзные проблемы со зрением. Недавно он стал обладателем Пермской краевой премии в области науки I степени. О том, какие они – современные студенты юрфака, как меняется образование и почему юристу нужно много читать - в материале «АиФ-Прикамье».

Ответы – в Интернете

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: Уже много лет говорят о перепроизводстве экономистов и юристов. Юридическое образование сохраняет свою популярность?

Антон Матвеев: В последнее время популярность немного снижается, но всё же в желающих учиться на юрфаке недостатка нет. Конкурс высокий, и конкуренция за место становится даже выше, потому что стало меньше бюджетных мест. Среди юристов сильны традиции, крепка связь поколений, и это очень важно. Поэтому не думаю, что поток желающих стать юристами скоро иссякнет.

К сожалению, есть и негативные процессы. Снижается уровень требований, меняется система проверки знаний, что в итоге негативно влияет на качество обучения. Администрация университета, например, требует от преподавателей лояльности к студентам. Что это значит? В вузе ввели так называемые эффективные контракты. Одна из позиций гласит, что 95% студентов должны успевать и не иметь долгов. Если я хочу достичь этого уровня успеваемости у студентов, то мне так или иначе необходимо снижать требования. Следовательно, на ребятах уже лежит меньше ответственности. Всё это в итоге приводит к снижению качества обучения, ведь без высоких требований трудно обеспечить хорошее образования.

– Получается, что студентам уже не нужно сильно стараться. Они вообще мотивированы на учёбу?

– В этом году, пожалуй, впервые за много лет появились магистранты и аспиранты, которые меня приятно удивляют: они много читают, спрашивают, спорят со мной. Я всегда рад работать с такими ребятами. Но в целом с мотивацией дела обстоят всё же довольно печально: снижается посещаемость и активность на занятиях, ухудшается качество речи. Ребята меньше читают, так как они привыкли искать ответы не в книгах, а в Интернете. Студенты полагаются не на память и знания, а на информацию, размещённую в Сети. А ведь юристам хорошая память просто необходима. И её, как мышцу, надо тренировать. Они должны прекрасно ориентироваться в системе законодательства, актах судебной практики и т. д. Чтение книг развивает память и расширяет кругозор, что для юристов тоже очень важно.

Студенты не только меньше читают, но и меньше пишут, поэтому им непросто обосновывать свою точку зрения. Ребята порой даже не понимают, что значит обосновать решение задачи. Они просто находят статью закона и считают, что работа сделана. Тогда как с этого момента всё только начинается: нужно указать на обстоятельства, имеющие юридическое значение, сопоставить эти обстоятельства с гипотезами норм права и объяснить, почему та или иная норма должна применяться или, напротив, не применяться. Печально, что должным образом обосновывать свои решения умеют не все судьи. Это в итоге снижает уверенность людей в справедливости суда. Вот так, казалось бы, локальные вопросы юридического образования негативно влияют на доверие к самой судебной системе.

Студенты полагаются не на память и знания, а на информацию, размещённую в Сети. А ведь юристам хорошая память просто необходима. И её, как мышцу, надо тренировать. Они должны прекрасно ориентироваться в системе законодательства, актах судебной практики и т. д. Чтение книг развивает память и расширяет кругозор, что для юристов тоже очень важно.

Лифт застрял

– Времена изменились, но учить ребят нужно, и толковые среди них есть. Какой подход нужен, чтобы они всё-таки заинтересовались знаниями?

– Изменение в информационной среде говорит о том, что уходит эпоха текстов и приходит эпоха картинок. Тексты невозможно полностью заменить презентациями, но внедрять презентации нужно. Мы должны отдавать себе отчёт, что студентам сейчас сложнее запоминать информацию, и им надо облегчить процесс обучения. Для этого мы используем различные интерактивные процессы: игры, мастер-классы. Такая форма обучения мне нравится.

– Сложно ли выпускнику вуза с юридическим образованием сейчас найти хорошую работу?

– По окончании вуза выпускники могут найти себя в самых разных направлениях: от юрисконсультов до судей. Так что путей очень много. Однако должен сказать, что в России обостряется проблема социальных лифтов. Они работают всё хуже. Это значит, что прекрасного образования уже недостаточно, чтобы получить хорошую должность. Меняется система карьерного роста в судах, а судья – это венец карьеры юриста. На Западе в эту профессию приходят к 40-50 годам через карьеру адвоката или прокурора. А у нас – через карьеру секретаря и помощника судьи и лояльность системе. Это, на мой взгляд, плохо.

Мы должны отдавать себе отчёт, что студентам сейчас сложнее запоминать информацию, и им надо облегчить процесс обучения. Для этого мы используем различные интерактивные процессы: игры, мастер-классы. Такая форма обучения мне нравится.

Баян – в сторону

– Почему вы выбрали юриспруденцию?

– Я практически не вижу, поэтому вариантов выбора занятия в будущем у меня было немного. В детстве и подростковом возрасте учился музыке – играл на баяне и фортепиано, так как в семье считали, что музыкант всегда себе на хлеб заработает. Даже поступил в музыкальное училище, но быстро понял, что это не моё - там уделяли мало внимания общему образованию: не было, к примеру, физики и химии. Это заставило меня совмещать школу с училищем, что оказалось тяжело. В результате всё же выбрал школу. И вот тогда возник вопрос, куда идти учиться. В силу состояния здоровья для меня была открыта только гуманитарная сфера, и я выбрал юриспруденцию. Особых проблем в обучении не было, поскольку тогда уже появились компьютерные программы, которые озвучивают тексты. И сейчас уверенно чувствую себя и как исследователь, и как преподаватель.

– Вы занимаетесь исследованиями в области авторского права. Готовы ли жители страны его соблюдать - к примеру, не скачивать бесплатные фильмы из Интернета?

– Скажу так: легитимность авторского права снижается во всём мире. Это связано с тем, что растёт жёсткость наказаний за нарушение авторских прав, но люди зачастую не понимают, за что их так серьёзно наказывают. Скачивание нелегального контента они не воспринимают как нарушение чужих имущественных прав. При этом, к примеру, в законопослушных странах типа Японии или Швейцарии продажи легальной продукции не падают. Нелегальные торренты, по сути, работают как реклама. Вот у нас в стране история совсем другая, так как уровень жизни ниже, чем в развитых странах. Да и народ у нас не очень законопослушный, что негативно влияет и на эту сферу.

ДОСЬЕ
Антон Матвеев. Родился 2 января 1981 года в Краснокамске. Окончил Пермскую областную школу для детей с нарушением зрения, затем юридический факультет ПГНИУ. В 2017 года. защитил докторскую диссертацию. Профессор кафедры гражданского права и кафедры теории и истории государства и права ПГНИУ. Автор монографий, учебных пособий, более 80 научных статей. Лауреат премии «Преодоление» 2017 года.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество