2893

Ржавые корабли, затопленные баржи. Что ищут кладоискатели на берегу Камы

Прогулка по береговой линии микрорайона Заозерье.
Прогулка по береговой линии микрорайона Заозерье. / Виктор Михалёв / АиФ

Каждой весной речной берег в пермском микрорайоне Заозерье привлекает блогеров, фотографов, любопытных туристов и кладоискателей своим уникальным пейзажем.

Корреспондент «АиФ-Прикамье» побывал там и узнал, почему пермяков и гостей города манит это отдалённое от центра место.

Осиротевшие генералы

Когда-то в заводских цехах ремонтно-эксплуатационной базы на берегу речки Азовка кипела работа, а к берегу были пришвартованы десятки судов. По Каме ходили многочисленные круизные теплоходы и малые катера, паромы тянули баржи, а «Метеоры» перевозили пассажиров. Сегодня в затоне можно увидеть потрёпанные временем безжизненные здания завода, старые суда на берегу и несколько частных кораблей на воде.

Местные жители считают, что мостик, соединяющий два берега речки Азовка, проходит через условные границы Перми и Пермского края. На нём можно стоять одной ногой в Перми, а другой в Пермском крае. На противоположном берегу от РЭБ расположилась действующая лодочная база и тренировочная база гребцов на лодках «Дракон».

Туристы часто приходят к заброшенным судам. Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Индустриальный пейзаж этого места привлекает любителей необычных фотосессий, любопытных туристов и историков.

Весной, когда отступает вода, и становятся видны останки старых кораблей на дне реки, местный житель Максим Воробей проводит здесь авторские экскурсии по берегу под названием «Остров ржавого генерала».

Местный житель Максим Воробей в детстве облазил суда на берегу, а теперь водит сюда туристов. Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Во время экскурсии можно осмотреть заброшенный дебаркадер с перекошенными стенами, внутри которого создаётся иллюзия морской качки или увидеть останки сгоревшей двухэтажной брандвахты.

«В 90-х когда мы были пацанами, мы здесь ловили рыбу. Конечно, же, всё облазили. Тогда в каютах сохранялась утварь, одноразовые бритвы, одеколоны, предметы быта, тряпочки, судовые журналы. Всё было заброшенное, но ещё не сгнившее и не растасканное», – рассказал корреспонденту «Аиф-Прикамье» Максим Воробей.

Пермский климат и речной флот

Наш речной флот очень специфичен из-за климата. В навигацию суда как правило выходят в конце мая, но работа на пароходах идёт уже сейчас. Переборка машин, ревизия днища… А раз в пять лет теплоход обязан зайти в док на техосмотр. После зимовки ни одно речное судно просто так в акваторию не выходит. Нужно получить разрешение на выход от Российского Речного Регистра и документы от других инстанций. Сегодня на судах в обязательном порядке должны быть: GPS – спутниковая система навигации и эхолот, а расположение любого судна на воде можно отследить в режиме реального времени с помощью электронных карт.

Мы попросили рассказать о специфике «местного» речного флота преподавателя Пермского речного училища, российского тележурналиста, рок-музыканта и актёра Игоря Гиндиса.

«Открою вам страшную тайну. Вы знаете, сколько солярки в сутки жрёт теплоход Владимир Маяковский? Ответ: 10 тонн. А кроме этого пассажиров надо накормить, развлечь, заплатить экипажу и т.д. В мае теплоход выйдет в навигацию, а в сентябре встанет в затон, и с этого момента он будет приносить одни сплошные убытки. Солярка – это отходы производства бензина. Удивительно, что с появлением дизельных двигателей на легковых автомобилях этот вид топлива подорожал. Из-за роста цены на топливо речной флот сегодня уже гораздо менее выгоден, в силу сезонности работы и долгих зимних простоев без государственных дотаций он не выживет», – рассказал Игорь Гиндис.

Игорь Гиндис знает, что за суда остались в затоне. Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

С берега вместе с Игорем Гиндисом разглядываем действующие, и находящиеся на консервации суда. Например, стоечные суда – дебаркадеры. В длину они от 10 до 45 метров, оборудованы местами отдыха для пассажиров, а также спальными местами для экипажа. Кстати, в штатной комплектации дебаркадеров обязательно были: стиральная машина, газовая плита, электрогенераторы и всё другое необходимое для судового быта речников.

Речные дебаркадеры используются до сих пор. Например, в населённых пунктах, которые связаны с материком только водным путём. В них можно разместить магазин, избирательный участок для голосования и т.д.

Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Кстати, такие недоступные места есть и в Пермском крае. Раньше малых катеров на Каме было очень много. По реке ходили так называемые разъездные катера, которые использовались для всевозможных инспекций и деловых поездок. Есть обстановочные катера – они с полным комплектом оборудования обслуживают водные знаки, а также оснащены кранами и лебёдками, чтобы ставить, обслуживать и забирать с акватории буи и бакены.

Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Уникальное преимущество водного транспорта – способность перевозить очень тяжелые и негабаритные грузы. Для этого используются как самоходные речные суда, так и буксируемые паромы и баржи.

«Вот это паром с аппарелью. По аппарели машины заезжают на паром, который через реку буксирует катер. Возможно, под навесом катера в летний период находились буфет и касса, – показывает Игорь Гиндис, – А вон там баржи, они могут, например, доставлять лесовозы в глухой лес по реке».

Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Весной, уровень воды в реке низкий, появляется отличная возможность посмотреть, как и чем ходят пароходы. Самый простой и примитивный вариант рулевого устройства судов – это один гребной вал, один гребной четырёхлопастной винт и один руль.

Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Пароход отталкивается от воды при помощи гребного винта, а перо руля поворачивает толкающий водной поток, и направляет судно влево или вправо. Чем крупнее пароход, тем он хуже поворачивает. У метеоров гребные винты многолопастные и сделаны из бронзы. Эти суда на подводных крыльях способны развивать скорость 60-80 километров в час. Однако они не умеют ходить ночью, так как слишком быстры для этого и тратят много топлива.

У речного судна, конечно, тормозной путь гораздо короче, но даже некрупный сухогруз «всего-то» на 2000 тонн грузоподъёмности будет останавливаться самое малое 10 минут – для реки тоже очень существенно, ведь за это время он успеет пройти более двух километров.

В затоне Заозерья также можно увидеть буксиры и сухогрузы. Один буксир может толкать не одну, а сразу несколько барж. Однако, длина такого «водного каравана» на реке лимитируется размером рабочих камер шлюзов.

Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

Самоходные сухогрузные суда способны перевозить самые разнообразные грузы. Чтобы судно не перевернулось на реке, груз грамотно распределяют по трюмам. Интересный факт: при распределении груза по судну также учитывают, что из баков вырабатывается топливо. 

Вертолёт унёс ракету

В прошлые выходные в затоне, воспользовавшись низким уровнем воды, на речном дне трудился экскаватор. Он откапывал старую советскую металлическую баржу, а затем вынул её всю. 

Фото: АиФ; Виктор Михалёв

Местные жители тоже приходят на берег «за добычей». Одни ходят с металлоискателями, другие с помощью инструмента распиливают и достают металл из старых деревянных затонувших барж и лодок. Среди них нам встретился Валерий Наронович. В этих местах он живёт давно, здесь он женился, вырастил детей, здесь же и работал механиком на ракете в РЭБе. Сегодня вместе с внуком он взял пилу, лом и пару лопат, чтобы из старой баржи на берегу добыть металл.

Валерий Норонович помнит, как затон был заставлен пароходами. Фото: АиФ/ Виктор Михалёв

«Раньше затон был полностью заставлен пароходами, таких ржавых, конечно же, не было. В 1993 году всё прекратилось, и я ушёл с РЭБа. Сказали, что пароходы больше не будут ходить – не выгодно, солярка дорогая. Оставили одну ракету и один метеор, они ещё год походили, и в 1995 году навигация прекратилась, а скоростной флот больше не работал. Примерно в 1987 году произошло интересное событие, на которое местные жители прибежали посмотреть. Я тоже с маленькими детьми приходил на берег. Прилетел вертолёт, поднял в небо ракету с территории завода и утащил в Челябинск», – поделился воспоминаниями Валерий Наронович.

Так и живёт берег Камы в Заозерье – потеряв былое величие и оживлённость, но не утратив колорита и привлекательности. Просто теперь он манит людей прошлым, а не настоящим и будущим.

Справка
В конце 19 века в районе Заозерья появился отстойный пункт для постановки кораблей на ремонт и зимовку. Предпосылкой его возникновения стало удобное логистическое расположение напротив Лёвшино, где в те времена на берегу были причалы судоходных компаний. Примечательно, что в 1906 году в затоне на отстой встали более сотни судов. В 1918 году здесь появились мастерские, а также токарный, кузнечный, литейный и котельный цехи. Ещё через год построили лесозавод, столярный цех и сарай для сушки пиломатериалов, а в 1928 году началось строительство рабочего посёлка. Заозёрцы славятся героическим водным рейсом в мае 1936 года. Команда плотовода «Мамадыш» за восемь дней доставила в Камское Устье плот в 23 тысячи кубометров, размер которого превышал норматив почти в два раза. Ремонт судов не прекращался в Заозерье и в годы Великой отечественной войны. Одновременно с ремонтными работами, на заводе наладили производство боеприпасов: фугасных авиабомб, осколочных снарядов и ручных гранат. Заводчане делали валенки, шили спецодежду, также на предприятии производили посуду и мыло. Весной 1943 года под управлением лучших судоводителей с Камы пошли первые составы с древесиной для восстановления Сталинграда. После затопления старого завода и части посёлка в 1954 году, началось строительство нового завода, который позже получил название – ремонтно-эксплуатационной базы (РЭБ). В конце 60-х предприятие стало градообразующим в микрорайоне. На РЭБ трудились более тысячи человек. Там выпускалась продукция машиностроения. Также было налажено снабжение жителей Перми и районов верхней Камы продуктами с нижней Волги. По реке перевозились плоты, песчано-гравийная смесь, древесина...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах