aif.ru counter
05.02.2019 15:25
263

Бьёмся за каждого ребёнка. Пермский врач - об уникальных технологиях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. АиФ-Прикамье 06/02/2019
Сеанс магнито-резонанской томографии в краевой детской клинической больнице.
Сеанс магнито-резонанской томографии в краевой детской клинической больнице. © / Краевая детская клиническая больница

В краевую детскую клиническую больницу привозят заболевших детей со всего региона. Медикам приходится оперировать, лечить и выхаживать самых тяжёлых пациентов. Сюда же экстренно госпитализируют и тех, кто пострадал в громких ЧП.

О том, как в больнице организовано оказание медпомощи маленьким пациентам, «АиФ-Прикамье» рассказал заместитель главного врача по медицинской части краевой детской клинической больницы Дмитрий Шабунин.

Родовые травмы и пневмонии

Алёна Овчинникова, «АиФ-Прикамье»: Детей в Пермском крае много. Вы успеваете оказывать помощь всем, кому она необходима?

Дмитрий Шабунин: Да, успеваем. К нам поступает информация из всех детских больниц региона о пациентах с непонятным диагнозом в удовлетворительном состоянии или в состоянии средней тяжести и в 100 % случаев, когда оно тяжёлое. У нас есть отделение экстренной консультативной помощи, где работают две реанимационные бригады. Одна – в круглосуточном режиме, другая – с 8 до 20 часов. Кроме этого, в отделении есть анестезиолог-реаниматолог, который круглосуточно находится на телефоне. Он координирует всю информацию и даёт рекомендации о дообследовании. Это необходимо для установления точного диагноза. Затем принимают решение о том, где надо продолжить лечение, – либо на месте, либо пациента привезут к нам. У нас 748 коек.

– Сколько выездов врачам приходится делать в города края?

– За год – 1840, в день получается по пять-шесть. Большая их часть связана с патологиями новорождённых и рождением недоношенных детей. Также мы проводим телемедицинские консультации, в 2018 году их было 494.

– Кроме патологий новорождённых, какие ещё проблемы со здоровьем встречаются у детей?  

– Давайте откроем последнюю сводку за сутки: в Соликамске под наблюдение поставили двух пациентов с тяжёлой патологией, лечение не дало каких-то улучшений. Им оказывают паллиативную помощь. В Березниках врачи-хирурги успели прооперировать девочку с аппендицитом, везти ребёнка в Пермь не потребовалось. В Александровске мы стабилизировали состояние двухмесячного ребёнка с пневмонией и запланировали перевод к нам. В Кудымкаре у новорождённого родовая травма – перелом ключицы со смещением, порок сердца. Ребёнок в тяжёлом состоянии, его планируют перевезти в федеральный центр для операции. Ещё одна операция по удалению аппендикса – в Чернушке. Краснокамск – родильное отделение, новорождённого с патологией перевели на лечение в Пермь.

– Как тяжёлобольные дети переносят длительный переезд, ведь он может продолжаться несколько часов?

– В дороге бригада продолжает оказывать пациенту всю необходимую помощь. Новорождённых мы перевозим в специальных транспортных кувезах, внутри которых поддерживают необходимую температуру и влажность. Также у нас есть возможность во время транспортировки проводить кислородотерапию, искусственную вентиляцию лёгких и лекарственную терапию.

– Не случается ли так, что обе бригады разъезжаются по разным городам края, а помощь срочно нужна ещё одному маленькому пациенту?

– Наши бригады – это не скорая помощь, которая выезжает на место происшествия. Пациент, пока к нему едут наши специалисты, находится в лечебно-профилактическом учреждении, где есть врачи и он получает экстренную помощь.

Врачи – повод для гордости

– После того как ребёнок поступает в реанимацию, родители могут находиться рядом с ним?

– Нет, ребёнок лежит один, но мы очень стараемся, чтобы лишнего времени он там не проводил. За пациентами в реанимации круглосуточно следят медсёстры. За постом закрепляют одну палату на три пациента. Медсестра имеет право покинуть пост только в исключительных ситуациях – отойти для обработки инструментов или принести необходимый аппарат. В это время за её пациентами через стеклянные перегородки наблюдает медсестра с соседнего поста. Вдобавок система слежения оборудована мощными звуковыми сигналами.

– Расскажите о супертехнологиях, которые применяют в клинике.

– Медицинскую помощь мы оказываем с использованием дорогостоящих ресурсов и высокотехнологичного оборудования. Наша больница оборудована компьютерным и магнитно-резонансным томографами, которые помогают с диагностикой. У нас сосредоточена вся хирургическая служба: три отделения анестезиологии и реанимации, детское онкологическое отделение, открытое в начале 2000-х при содействии немецких коллег. Ещё о супертехнологиях: наши врачи-генетики консультируют беременных пациенток с генетическими заболеваниями и с риском развития ребёнка с аномалиями. Гордимся, что нашему отделению нейрохирургии в этом году исполняется пять лет. Ранее помощь детям оказывали во взрослой больнице – МСЧ № 1. Можно без труда догадаться, в каком состоянии находятся взрослые, которые получили черепно-мозговую травму. Среди них ждали приёма и маленькие дети. В 2014 году мы открыли детское отделение нейрохирургии, которое успешно функционирует. Условия оказания помощи детям изменились, а врачи-нейрохирурги, работающие у нас, – настоящие профессионалы.

– Как быстро пациент с подозрением на онкозаболевание может попасть на приём к врачу?

– У детей, к счастью, онкологическая патология встречается реже, чем у взрослых, поэтому отделение у нас рассчитано на 35 коек. Если очереди к онкологу и бывают, то они связаны с необоснованными направлениями из поликлиник края. Например, пациента с папилломой на коже сначала должен проконсультировать дерматоонколог краевого кожно-венерологического диспансера, а его отправляют к нам. А вот если ребёнок с образованием во внутренних органах приезжает к нам, то онколог консультирует его либо в тот же день, либо на следующий. Мы делаем диагностику и либо оперируем у нас, либо назначаем лечение.

– Хватает ли финансирования? Не случается ли, что родителям самим приходится покупать лекарства?

– Проблемы бывают, денег хватает не всегда. Вдобавок процедура закупок сейчас очень длительная, порой конкурсы отменяются. Но если поступает пациент и у нас нет необходимых для его лечения медикаментов, то мы проводим врачебную комиссию и день в день приобретаем для него лекарства свободным закупом. Так что без лечения и медикаментов никто не остаётся.

– Врачи не жалуются на тяжёлый режим работы? Нет ли текучки?

– Текучки нет, даже наоборот, в тех отделениях, которые работают в экстренном режиме,  очень сплочённые коллективы. И если освободилось место, то кого попало туда не возьмут. Отчасти потому, что зарплаты у нас одни из самых высоких в крае среди врачей. Но, чтобы получать её, приходится работать с полной самоотдачей. А вот медсестёр у нас не хватает постоянно, средний медперсонал – всегда самый востребованный.

– Понятно, что в борьбе за жизнь тяжелобольного пациента врачи не всегда выигрывают. Какова у вас в больнице статистика смертности? 

– Подобные неудачи переживают все, хотя в некоторых случаях бывает, что перспектив, к сожалению, у пациента нет. Однако мы сражаемся за каждого ребёнка и можем с гордостью сказать, что добились устойчивого снижения смертности. В 2016 году в детской краевой больнице зафиксировали 70 смертельных случаев, в 2017 году – 54, в 2018 году – 46.

Маленьким пациентам оказывается высокотехнологичная медицинская помощь.
Маленьким пациентам оказывается высокотехнологичная медицинская помощь. Фото: Краевая детская клиническая больница

Выходные с телефоном

– Расскажите о себе. Какое у вас хобби? Удаётся ли в бешеном ритме работы выкроить время для домашних?

– Работа, конечно, сложная. Приходится быть на связи и днём и ночью, в отпуске и в праздники. Не бывало таких выходных, когда я полностью отдыхал от работы. К счастью, дома меня понимают. Моё хобби – это природа: грибы, рыбалка, охота, автомобильный туризм. Я много езжу по Пермскому краю и считаю, что у нас много неизведанных мест и уникальная природа.

– Какие истории из медицинской практики вспоминаете до сих пор?

– Эти случаи громкие, про них слышали все, но каждый из них по-своему уникален. Помню, как металлическая конструкция обрушилась на детей у ДК Солдатова. Одна из пострадавших была в крайне тяжёлом состоянии – с черепно-мозговой травмой. У неё была эпидуральная гематома такого объёма, что все удивлялись, как ребёнка вообще довезли до больницы. По всем канонам она должна была умереть на месте. Тем не менее после обследования на компьютерном томографе девочку сразу же увезли в операционную и успешно прооперировали. Ещё один резонансный случай ЧП в школе № 127. Практически все раненые дети были у нас. У некоторых были тяжёлые травмы, но результат лечения неплохой. Только у одного мальчика была травма, при которой невозможно было сохранить глаз. В дальнейшем это подтвердили московские специалисты.

– Как вы справляетесь с большим объёмом экстренно поступивших пациентов?

– У нас дежурит большая бригада специалистов. Если это происходит в дневное время, то сразу отменяем все плановые операции. Начатые операции заканчиваем, и все силы бросаем на помощь большому потоку поступивших.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество