132

Людей лишних не бывает. Рецепты доктора Сапиро

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ_Прикамье 13/05/2009

В 2003 ГОДУ он исполнил постполитический «Стриптиз с юмором», а недавно закончил второй вариант воспоминаний.

- ТАМ меньше юмора, больше размышлений, - говорит о новой книге заместитель председателя правления Пермского землячества Евгений Саулович Сапиро, в кажущемся совсем недавним прошлом председатель Законодательного собрания Пермской области, министр в составе кабинета Сергея Кириенко.

 - Экзаменовал сам себя. Себя - десятилетней давности. Вижу, ошибки есть. Порой доверял тем, кому не следовало. Пытался лечить экономически неизлечимых. Но чтобы за содеянное было стыдно - нет. Я упрекаю себя и сам же понимаю, что поступать в то время по-другому было трудно…

 Сейчас я не политик, мне не надо выпрашивать голоса у избирателей. Я могу позволить себе говорить более откровенно… и жёстко. Хотя многое, о чём я рассуждаю и сегодня, тоже спорно.

Пророчество

ЛЕТОМ 1999 года в интервью на одном из пермских телеканалов Евгений Сапиро говорил о том, что спустя много лет обрело форму пресловутой монетизации:

- Ветеран из Берёзовского района имеет право на бесплатный проезд в метро, на возмещение коммунальных платежей, на бесплатную установку телефона и прочее. Однако, в отличие от ветерана, живущего в Москве или в Перми, льготами не пользуется. Ни канализации, ни централизованного теплоснабжения, ни даже газа в его доме нет, и трамвай там не ходит, разве что рейсовый автобус три раза в неделю. Сравните пермяка с льготником из Москвы - тоже заметите разницу. Я уж не говорю про метро. На установку телефона здесь в очереди годами стоят, нет технической возможности удовлетворить всех. Было бы неплохо условному ветерану из условной Берёзовки компенсировать недополученные услуги. Сколько стоят льготы? Надо посчитать. И - заплатить.

Журналист за то интервью получил выволочку - учредители обиделись на высказывание про телефоны. Ветераны тоже своё получили - шесть лет спустя вступил в силу ФЗ №122 «О монетизации льгот». Хорошая идея воплотилась в жизнь в грубо извращённой форме.

- Не все благие намерения ведут к таким результатам?

- Под тем интервью готов подписаться и сегодня, не изменив ни единой буквы. С экономикой при введении монетизации больших ошибок не было. А с методами реализации, с недоучётом психологии - завал. Любую хорошую идею можно угробить торопливостью, раздолбайством.

Откровенно    _

НЫНЧЕ не только «условному льготнику из Берёзовки» плохо. Люди, вовремя не уехавшие из посёлков и даже городов, расположенных далеко от Перми, оказались теперь по всем статьям лишенцами. Повсюду закрываются медпункты, школы, библиотеки. Содержать бюджетную сферу там, где производство валового продукта прекратилось, нет смысла. Смысл исчез, а народ - остался.

- Куда им теперь деваться?

- В нормальном обществе, государстве лишних людей быть не должно. Ни малых, ни старых. Тем более что пенсионеры уже заплатили государству сполна...

- Люди в далёких поселках не пособий хотят, а работы…

- По этому поводу вспоминается ситуация 90-х годов. Прихожу к оборонщикам на ПЗХО. Оборонный заказ рухнул, их продукция не нужна. Что имеем взамен? Автоприцепы и корейские плиты. Я пытался очень мягко говорить, что на этом не выжить, а надо было говорить резко. Не мог, потому что знал их как отличных «технарей», многих сам учил. «Иногда доброта хуже воровства»…Народная мудрость.

 Армию вот дожалели, пришлось штатского человека Сердюкова ставить министром обороны. Только он решился безжалостно отсекать всё несовместимое с нынешним уровнем прогресса и экономики.

 Но всё это - рынок, конкуренция. Тут «на войне - как на войне»: одни расцветают, другие разоряются. А вот за посёлки, за людей ответственно государство, власть. В советское время что-то подобное было, например, укрупняли колхозы…

- Тогда говорили прямо: деревня бесперспективная, помогали переехать на центральную усадьбу. Да что колхозы! Кизеловский угольный бассейн закрыли, и шахтёров переселили.

- Да, но в основном - за западные деньги.

- Да, но потом мы разбогатели. А сейчас кивают на кризис: мол, денег нет.

- Для меня тема не новая. Моё министерство называлось «регионального», а уж затем - «национального развития». Мы добивались большей бюджетной самостоятельности регионов, пытались «заточить» федеральные программы на поддержку депрессивных территорий. Но «властной вертикали» это противопоказано.

Потом было восемь лет «неф-тяного» счастья, когда приоритетными оказались многомиллиардные (в долларах) проекты Сочинской олимпиады и острова Русского…

 Я жаргоном редко пользуюсь, но назвать это иначе как «понты» - не могу.

Метамарфозы     _

- ГОД назад не знали, где взять кадры, теперь спешат от работников подешевле избавиться. Меньше расходов на людей - выше эффективность управления?

- Давайте не будем валить всё в одну кучу. Когда собственник экономит, в том числе на зарплате, - это условие развития, а то и выживания его фирмы… Камень за это в него бросать не советую.

 А вот если государственный деятель начинает экономить, снижая объём социальных услуг, то он сидит не на своём месте. Это тот случай, когда точка зрения определяется «местом сидения». Например, я встречался с Александром Бесфамильным, когда он был в разных ипостасях: банкира и первого заместителя мэра. И это были два разных руководителя.

- Голова-то одна?

- Одна, но в ней должны быть рычажки-переключатели. Если они отсутствуют - беда, увы, нередкая. Одна из её причин - массовое хождение из бизнеса во власть. Вообще-то бизнес выращивает много талантливых людей. Я в своё время хотел привлечь кое-кого из моих учеников, но тогда им не могли дать достойную зарплату. Сегодня это возможно.

Очень часто человек идёт во власть, чтобы использовать служебное положение в интересах своего бизнеса. И к людям относится «экономически», а не «социально». Рычажок не переключает.

- Так устроен мир. Потратились на выборы - окупают вложения. Потом другая команда наверху - и тоже деньги отбивает, пока при деле.

- Не везде так. Вот дружит Пермский край с Западной Саксонией. Прошли у них выборы, к власти прошла оппозиция. Сменился председатель правительства, минис-тры, а все, кто ниже, - чиновники-профессионалы, - остались. Чиновник служит в аппарате всю жизнь, сам не ворует и другим не даёт. Он приучен если не любить, то уважать избирателя, налогоплательщика. У него профессиональный менталитет, он знает: воровать, хамить себе дороже обойдётся.

 - Вы говорите о чиновничьем менталитете в позитивном ключе?

- А как же? Для госслужащего главное - хорошо обслуживать налогоплательщика, угождать ему. Проколется- всему конец: ни зарплаты, ни пенсии. Когда к нам приезжали чиновники, готовившие визит в Пермь делегации ланд-тага, первое, что они с нами обсуждали, - стоимость взаимных подарков. Не дай бог дороже 50 марок, потому что за копейку можно потерять репутацию. Они и взяток не берут!

- Есть примеры из отечественной истории?

 - Есть! И немало. Я знаю, как на самых разных постах решал социальные задачи бывший командир Бершет-ской дивизии генерал Субботин… Из бизнеса во власть пришли Юрий Белоусов, Аркадий Кац, АлександрБесфамильный и не только сохранили, но и укрепили свою репутацию.

 - Кто нашим чиновникам поставит задачу уважать народ?

- Каждый день президент и председатель правительства говорят: социальные обязательства мы снижать не будем. Борьба с коррупцией - задача приоритетная… Но получаются как бы заклинания.

- Кто отучит чиновников врать и воровать?

- Не знаю. Подворовывают на наших просторах не первый век. А тут ещё на воровской менталитет исторически наложился совковый… Вообще-то рецепт от вранья и воровства известен: реальная оппозиция, независимые СМИ. Чтобы избегать соблазнов и присматривать друг за другом. Но, разочаровавшись в демократии и демократах 90-х, наш избиратель по этому снадобью не тоскует. А жаль.

Фото Евгения МАЛЫШЕВА

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах