83

Жилищный сертификат с летальным исходом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Прикамье 04/05/2011

- Если бы не этот злосчастный сертификат, моя мама жила бы ещё жила. Ей было 84 года, она была здорова, в больнице лежала последний раз 15 лет назад. И вот за полгода бюрократическая машина раздавила её, довела до преждевременной смерти, - убеждён житель посёлка Сылва Владимир ПАЧКОЛИН.

МАМА ОБРАДОВАЛАСЬ

В начале прошлого года Владимир Пачколин, как и многие другие, услышал по телевизору от президента Дмитрия Медведева, что получить сертификат могут все нуждающиеся в улучшении жилищных условий ветераны, кто не успел встать на учёт до 1 марта 2005 года. Поспешил обрадовать маму, Павлу Константиновну, вдову участника Великой Отечественной войны. Всю жизнь она прожила в  селе Калинино (Кунгурский район). Несколько лет назад 92-летний сосед, сводя счёты с жизнью, поджёг их двухквартирный дом. От пожара пострадала и её половина дома. Пробовала Павла Пачколина пожить у сына в Сылве, но не смогла: из-за высокой влажности в хрущёвке ей было тяжело дышать. Подгоревший дом как-то подлатали, и она вернулась в родное село.

Стоит ли говорить, что вдова участника войны восприняла новость о новом жилье с радостью? В конце марта прошлого года написала на сына доверенность, стала готовиться. Пока Владимир Иванович оформлял бумаги, она приобрела холодильник, телевизор, прикупила кое-что из мебели. В общем, ждала, надеялась. После каждой поездки (а их было много) в Кунгур, в местное управление социального развития, сын заезжал к маме, рассказывал, как продвигаются дела.

КРУГИ БЮРОКРАТИИ?

Быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

- Когда прошёл по этим бюрократическим кругам, у меня сложилось впечатление, что есть негласное указание - по возможности тянуть время с оформлением сертификата, - говорит Владимир Иванович. - Долго рассказывать, с каким трудом мне это удалось, но маму всё-таки поставили на очередь в Кунгуре. Но потом стали требовать всё новые и новые справки, которые впоследствии оказались совсем не нужными. Один из членов межведомственной комиссии, которая должна была решать вопрос о пригодности жилья, зачем-то попросил, чтобы я предоставил заключение о пожаре в доме мамы. На его поиски ушло больше двух недель. К слову, насколько мне известно, сама комиссия так и не появлялась в доме мамы.

РОКОВАЯ ЗАДЕРЖКА

И всё же в октябре мелькнула надежда, показалось, что все  многочисленные поездки в Кунгур и Калинино и хождения по инстанциям были не зря (за это время Владимир Пачколин, который тогда работал в охранной фирме, дважды только брал отпуск за свой счёт). 5 октября Владимиру Ивановичу бодро отрапортовали из Кунгура: «Документы отправили в Пермь, там проведут их перепроверку». На всякий случай он съездил в министерство социального развития Пермского края, где ему сообщили, что проект распоряжения правительства о предоставлении субсидии его маме подготовлен 15 октября. И возможно, что 20 октября он его уже получит. Правда, предупредили, чтобы позвонил в Кунгур для уточнения сроков. Накануне 20 октября до Кунгура Владимир Иванович не дозвонился. Решил всё-таки ехать. Там развели руками: «Сертификаты не пришли». Вместо радостного известия пришлось сообщить матери, что сроки снова сдвинулись. От известия ей стало плохо. Вызвали «скорую». Ночью 21 октября Павла Пачколина умерла от сердечного приступа. Её последние слова: «Значит, это были всё сказки».

ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

До сертификата Павла Константиновна не дожила чуть больше двух недель. По словам Владимира Пачколина, чиновница из минсоцразвития Пермского края на его претензии заявила, что «не надо было говорить матери, что ей должны дать сертификат на жильё, она бы жила ещё да жила».

- Похоронив маму и отойдя от шока, я решил выяснить, как там дела с сертификатом. Честно скажу, я тогда искренне полагал, что он перейдёт мне по наследству. Дозвонился до Кунгура, там ответили: «10 ноября приезжайте - забирайте». Как выяснилось позже, они даже не знали, что моя мама умерла, хотя я сообщил об этом в местную больницу, - продолжает невесёлый рассказ Владимир Иванович. - Ехал с одной мыслью: на вручении сертификата высказать со сцены о наболевшем. Что мою мать волокита с оформлением бумаг свела в могилу. Пока ждали начала, я пообщался с людьми. Увидел, что им, бедолагам, тоже досталось. И решил не омрачать им праздник.

Там же, на вручении, Владимир Пачколин узнал, что жилищный сертификат не наследуется. Вскоре он его сдал.

P.S. На прошлой неделе Владимир Иванович отнёс в краевую прокуратуру заявление, в котором просит разобраться, обоснованно ли чиновники заволокитили оформление и выдачу сертификата.

- Да, маму это уже не вернёт. Но я хочу, чтобы чиновники признали свою вину и извинились передо мной.

Единственный, кто сегодня хоть как-то извинился перед Владимиром Пачколиным, это администрация Кунгурского района: «В связи с отпускным периодом подписанное всеми членами межведомственной комиссии заключение о непригодности жилого помещения для проживания было предоставлено с задержкой сроков. Сложившаяся ситуация крайне неприятна. Поэтому приносим вам свои извинения…»

ЖИЛИЩНОЕ ЯБЛОКО РАЗДОРА

К сожалению, нередко жилищные сертификаты становятся яблоком раздора между близкими. Так, в марте этого года решением Верещагинского районного суда ветерану Великой Отечественной войны вернули квартиру, которой она лишилась в результате мошеннических действий родного сына.

Как сообщили «АиФ-Прикамье» в краевой прокуратуре, год назад администрация Зюкайского сельского поселения признала ветерана войны Нину Имполитову нуждающейся в улучшении жилищных условий, так как она проживала одна в частном деревенском доме без коммунальных удобств. По состоянию своего здоровья 86-летняя женщина (инвалид по зрению и слуху) не могла участвовать в оформлении жилищного сертификата и приобретении жилья, поэтому выдала доверенность сыну Владимиру Имполитову. 

Оформив все документы, в мае прошлого года он получил сертификат на сумму 1 миллион 22 тысячи рублей, по которому уже в июле приобрёл благоустроенную квартиру в Верещагино. Однако мужчина оформил по договору дарения квартиру своему сыну.

В поисках правды ветеран войны обратилась в прокуратуру Верещагинского района. После проверки в отношении её сына было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст.159 УК РФ («Мошенничество в особо крупных размерах»). Кроме того, прокуратура обратилась с иском в Верещагинский районный суд о признании незаконным договора дарения квартиры. Решением суда требования прокурора были удовлетворены, и право собственности на квартиру было возвращено законному владельцу - Нине Григорьевне.

О документах, необходимых для постановки ветерана на жилищный учет, читайте в разделе ПОТРЕБИТЕЛЬ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах