85

Клуб в деревне Фролы стал прибежищем жильцов аварийного общежития

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Прикамье 25/05/2011

13 апреля в селе Фролы Пермского района обрушилось перекрытие первого этажа.

Жильцов пострадавшего блока эвакуировали в местный клуб, где все они, за исключением самостоятельно расселившихся по родственникам и съёмным квартирам, живут до сих пор.

Круглую дату - 30 дней после ЧП - село Фролы никак не отмечало. Вялотекущий ремонт общежития обозначили две кучи мусора возле подъезда и два мрачных строителя. Они  подтвердили намерение завершить восстановительные работы к Дню России. Ранее примерно такой же срок называл глава поселения Сергей Чекменёв. Строители, маявшиеся без дела прекрасным майским утром, подчеркнули однако, что никакой ответственности за свои слова не несут, и порекомендовали за подробностями пойти прямо в клуб.

СВЯТАЯ ПРОСТОТА

В половине десятого утра в учреждении культуры нас встретили гулкая тишина и нетрезвая старушка Тронина, мать главной героини фроловских событий.

Тронины -  большая семья - мать, дочь, трое детей и сожитель дочери, занимали в общежитии две девятиметровые комнаты. В одной жила бабушка, в другой - молодёжь. Как рассказывает Елена, плиты пола разошлись под их диваном в пятом часу утра, когда все спали. Испугались, но, к счастью, обошлось без жертв и пострадавших. Коммунальная авария как таковая Трониных не особо огорчила. Они рассматривают происшествие как основание для получения настоящего жилья.

- Я сколько лет в учхозе отработала, так пусть хоть им будет,  - поясняет старушка Тронина и смахивает набежавшую от умиления слезу. 

Елена не так откровенна, но и она желания возвращаться в общежитие после ремонта не высказывает. Затея с восстановительными работами на аварийном объекте взывает у неё большое подозрение.

- Говорит, что экспертизу провели. - Лена имеет в виду начальство, которое по имени не  называет. - А нам не показывает.

Лене надо посмотреть, что там написано, чтоб написать жалобу. Жалобы из Фролов поступили уже во все мыслимые инстанции, от приёмной Путина до аппарата уполномоченного по правам человека. Если общежитие не подлежит восстановлению, то, как полагают Тронины, власть обязана выделить им отдельное жильё.

У Лены трое детей, четвёртый родится со дня на день. Квартиру им обязаны предоставить просторную.

- Сейчас мои старшие спят на двухъярусной кровати, - поясняет многодетная мать. Куда ставить колыбельку ожидаемого четвёртого младенца, она не знает.  

Тронины надеются, что общежитие не подлежит ремонту, и власть обязана выделить им большую квартиру.

-  Устали от тесноты. Мои старшие спали на двухъярусной кровати, - поясняет многодетная мать.- На днях она родила четвёртого. Куда поставить его колыбельку в случае возвращения в общагу, Лена не знает. Девять метров на шесть человек трудно поделить.

ПОСЧИТАЕМ

Отец третьего и четвёртого детей Елены Трониной - человек судимый, без квалификации, заработок его на одном из предприятий в Перми достигает в лучшие времена восьми тысяч рублей. Поэтому надежды на улучшение жилищных условий Лена связывает с материнским капиталом. Он  теперь превышает 300 тысяч рублей. Во Фролах на эти деньги не купишь даже участок в садовом товариществе. Но сумма, произносимая вслух, Лену завораживает. Смотреть в лицо жизненным обстоятельствам она не хочет. Последнее из социальных достижений - включения себя в список нуждающихся в улучшении жилищный условий - многодетная мать расценивает не вполне адекватно. Будучи 66-й в списке, она имеет шанс получить квартиру через 50 лет.  

- Но ведь должны же они что-то сделать, у меня дети! - твердит Лена, прижимая к груди младшенького.

Она не хочет знать, как устроен мир. Она умеет рожать детей и верит, что родина, повисшая над демографической пропастью, щедро отблагодарит её за каждого ребёнка, как только узнает, в каком бедственном положении оказались граждане России. По уму и по справедливости так и должно быть, но по закону Лене и её детям ничего, кроме 9-метровой комнаты в общежитии, не положено.

ОЧЕРЕДЬ НА ЖИЛЬЁ

Новый Жилищный кодекс 2005 года отменил жилищную очередь по месту работы.

Все категории нуждающихся зафиксированы в списках органов местного самоуправления. Попасть в очередь непросто, нужно доказать, что принадлежишь к одной из льготных категорий.

В списках Фроловского сельского поселения 66 человек. Лена Тронина в очереди крайняя.

НЕ БЮДЖЕТ, А СЛЕЗЫ 

Считать деньги в чужом кармане - занятие неблаговидное, и всё же с помощью главы сельского поселения посчитаем доходы  фроловской администрации.

Весь годовой бюджет составляет 11 миллионов рублей, как говорится, с копейками. Единственное градообразующее предприятие - учебное хозяйство «Липовая гора» - прибыли не приносит. Основные источники пополнения бюджета -  НДФЛ (налог на доходы физических лиц) и транспортный налог. В 28 деревнях Фроловского сельского поселения проживают 3600 человек. Большая часть трудоспособного населения работает на пермских предприятиях, благо до границы города от центральной усадьбы всего четыре километра и регулярное автобусное сообщение. Где работают, там и налоги платят, этот доход идёт в пермскую казну.

Транспорт у местных жителей, в отличие от дачников, не самый мощный, так что на транспортном налоге не разживёшься. Продажа земли - недоступная для Фроловского поселения статья дохода. Земли сельхозназначения принадлежат учхозу, то есть находятся в федеральной собственности, а те, что  под ИЖС, давно приватизированы. Радует развернувшееся коттеджное строительство. В перспективе имущественный налог может поддержать местное самоуправление. Но это - когда-нибудь, а сегодня авария в общежитии ударила по бюджету поселения прямо-таки в поддых. 

- При трёхгодичном планировании мы не могли предположить, что придётся вкладываться в ремонт, - признаёт Сергей Чекменев, - тем более что это общежитие не так давно было реконструировано. Предоставить квартиры нуждающимся мы не можем. Фирмы, ведущие застройку на нашей территории, предоставляют нам 10%  вводимого в эксплуатацию жилого фонда. Но дома сдают не каждый год. Покупать за счёт бюджета мы не можем. Даже если представить такое, то сравните 11 миллионов и стоимость однокомнатной квартиры - 1,3 миллиона рублей. Так ведь в нашем бюджете и зарплата, и содержание дорог, в том числе зимой.

Фролы сегодня встали в ряд населённых пунктов Пермского края, где квартирный вопрос доводит людей до края. Только в 2010 году жители двух населённых пунктов - Лобаново и Нытвы - судились со своими администрациями из-за жилья. Суды выиграны. Бюджет Лобаново потерял 100 000 рублей - размер присуждённой компенсации, а Нытва до сих пор не исполнила решение суда, город не располагает жильём достойного качества.  Органы местного самоуправления обязаны обеспечивать благополучие граждан. Беда в том, что бюджеты городских и сельских поселений не располагают средствами для исполнения возложенных на них обязанностей. 

ВОПРОС ФЕДЕРАЛЬНОГО УРОВНЯ

Классический тост из «Кавказской пленницы» стоит сегодня перефразировать:

«Чтобы наши обязанности совпадали с нашими возможностями!»  Любой глава местного самоуправления под этим подпишется. На самом верху проблему несовпадения пока не замечают, а на уровне региона она уже обсуждается.   

   

- Муниципалитеты небольших городов, а особенно сельские поселения, попали в ножницы: их наделили полномочиями, а финансирования под эти полномочия нет, - говорит депутат ЗС Пермского края Геннадий Гребенюк. -  Патовая ситуация возникла «благодаря» реформе местного самоуправления по 131-му закону. Главу поселения могут по суду заставить взять кредит на выплату зарплаты или отремонтировать школу и так далее; при этом непонятно, чем отдавать кредит, и наступает личная ответственность. В местном самоуправлении уже кадровые проблемы, люди не хотят там работать.

Мы делали официальный запрос в КСП Пермского края по двум типичным, на наш взгляд,  районам. Выяснилось, что Кизеловском и Чернушинском районах ситуация, в принципе, одинаковая: некоторые полномочия не выполняются совсем, другие - на 20-30% . Такая финансовая обеспеченность.  Казалось бы, есть фонд софинансирования приоритетных проектов. 25% вкладывает местный бюджет, остальное даёт край.  Но даже на 25% денег не хватает. Бывает даже снег убрать не на что.

Необходимо дать право отказа от полномочий, если они не подкреплены финансово. Полномочия передаются на следующий уровень - в район; если там финансовая обеспеченность недостаточная, передаются на уровень региона. Сегодня у нас неправильное распределение доходной части бюджета. Всё больше средств уходит на федеральный уровень, а полномочия остаются на местах. Нужен ряд законодательных инициатив для того, чтобы исправить положение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах