63

Алхимия звука

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Прикамье 06/12/2011

Восхищение и поклонение окружающих сопровождают её всю жизнь. И такое к себе отношение она принимает с простотой и сердечностью истинной королевы. Утончённая женственность,  мудрая интеллигентность... С годами прима пермской оперы Людмила Хохлова стала ещё более востребованной.

Она по-прежнему в отличной певческой форме и солирует в  квартете «Каравай». Но главное дело её жизни -  воспитание  юных вокалистов.  Победы её учеников на всероссийских и международных конкурсах  - дело привычное.

В этом году её воспитанник Владимир Печёнкин произвёл фурор на национальном конкурсе «Звонкие голоса России»: завоевал первую премию и получил премию Президента РФ в размере 65 тыс. рублей. Специалисты не переставали удивляться: как у мальчика в 15 лет может сформироваться такой уникальный, мощный, зрелый мужской голос. И на мастер-классе ловили каждое слово «пермской волшебницы», пытаясь понять, как она сотворила такое чудо. 

 «Гармонию проверю физикой»

- Вы - человек, который знает о звуке всё. Для того чтобы понять законы акустики, вы даже получили второе образование - радиотехническое… 

- Мне кажется, ни один человек не может знать всё  о такой загадочной субстанции, как звук. И когда  сталкиваюсь с тем, что педагог по вокалу утверждает, будто всё знает и  умеет, то начинаю бояться за учеников, которые попали в его самонадеянные руки. 

В природе фактически не существует идеального пения. Мало иметь хорошие вокальные данные - голос нужно огранить, как алмаз. Не зря академический вокал называют искусством. Вообще, обучение пению - одно из самых трудных занятий. Это  сложнейший процесс, в котором участвует весь организм. Успех во многом зависит от интуиции, чуткости педагога, ведь нужно залезть «в чужую шкурку», почувствовать нюансы состояния голосового аппарата ученика. 

Звёздная пыль

- Зачем вы столько возитесь с мальчишками? Казалось бы, гораздо больше отдача от студентов, избравших музыку своей профессией. 

- Когда я стала преподавать  вокал в двух пермских вузах: в педуниверситете и институте искусства и культуры, -  то обнаружила, что много студентов приходит после музыкальных училищ с изувеченными голосами. В Пермскую хоровую капеллу мальчиков я пришла потому, что хотела понять, как зарождается голос и  как он  меняется с возрастом. Когда прикоснулась к истокам, мне стало легче работать со студентами - прояснились некоторые физиологические процессы.  

Девятилетние мальчишки, в голосовой аппарат которых никто не внедрялся, - вот по-настоящему благодатный материал. При этом каждый ребёнок неповторим, и нужно увидеть эту особинку, начать её развивать. Самая серьёзная ошибка, когда ребёнок поёт, подражая кому-то. При этом его мышцы работают неестественным образом. Первое, чего я стараюсь достичь,  - это освободить голосовой аппарат от зажимов. Когда голос уже похож на течение полноводной реки, над ним можно проводить более тонкие операции: работать над красотой тембра, яркостью звукосилы. К счастью, мне не приходится «бороться с начальством», доказывать свою правоту: руководство капеллы идёт мне навстречу, создаёт комфортные условия для работы.

-  И вы  не разочаровываете. Ваши воспитанники с гарантией становятся звёздами. 

- Я категорически против «звёздности». К сожалению, государственная политика на этот счёт совершенно другая. Ребёнок, который научился ходить по сцене красиво одетым, уже считается звездой. Это разрушает детскую психику. Маленький человечек перестаёт трудиться в радость. Появляется прагматический взгляд на вещи, нездоровая тяга к накопительству. 

И когда мои мальчишки начинают «звездить», я их быстренько отрезвляю. Всегда найдётся ступень, на которой ты будешь ниже многих. И если  не готов к такому повороту событий, то любой следующий повышенный уровень может опрокинуть, разрушить твою жизнь. Ребёнок должен понимать, что взобрался всего лишь на очередную ступень, а не на пьедестал. И я порой намеренно притормаживаю детей, не даю взбираться слишком резво. 

- Так было и с Володей Печёнкиным, о котором сейчас говорят как о чуде?

- Это был маленький мальчик со слабым здоровьем. Мне говорили, что бесполезно с ним заниматься: не может долго стоять на сцене,  не попадает чисто в ноты, и вообще у него нет голоса. А я отвечала: всему своё время. И развивала этого мальчика медленно, постепенно, без рывков и стрессов. И когда  после всероссийского конкурса «Звонкие голоса России» на круглом столе говорили только о Володе, отмечали его «уникальные природные данные», мне пришлось объяснить, что эта «природная безупречность» - результат четырёхлетней титанической работы. Но надо  сказать, Володя всегда страстно хотел петь и отличался высокой работоспособностью, исключительным старанием. 

Из соловьёв - в «мутанты»

- Мальчишки тяжело переносят мутацию? 

-  Кто-то понимает, что это нормальное явление. А для кого-то это трагедия. И здесь важна роль педагога, который должен вовремя поддержать ребёнка.  До сих пор идёт борьба между разными методиками: кто-то утверждает, что нужно заниматься вокалом во время мутации, а кто-то категорически это запрещает. Я не настаиваю на тиражировании своего опыта, но предпочитаю не выпускать мальчишек из своих рук. Считаю, что процесс наблюдения,  коротких занятий во время мутации оберегает детей от потери и порчи голоса. 

Кто-то мутирует стремительно, как Володя Печёнкин. А у кого-то этот процесс растягивается  года на три. У Лёни Пахомова, лауреата международных конкурсов, сначала установился тенор, потом звук стал густеть и образовался баритон, а потом  плавно перешёл в самый низкий регистр -  бас.  И мы послушно шли вслед за природой.   Благо, у нас великолепный концертмейстер Наталья Савостина - она никогда не знает, в какой тональности нужно будет сегодня аккомпанировать мальчишкам.  И с лёгкостью перестраивается. 

- К сожалению, не все мальчики попадут в хоровую капеллу и прикоснутся к высокому. Большинство будет довольствоваться  низкопробной попсой. 

- Таково веяние времени. Искусство подменяется примитивизмом, технократией. Современная «музыка» становится всё более агрессивной. Мы перенимаем прагматизм и бездуховность Запада. А чем всегда отличалась русская душа? Глубиной переживания, умением постичь душу другого человека. 

Правительство всё меньше интересуется культурой. Развитие личности - самый сложный и ответственный процесс - пущено на самотёк. Люди потеряли нравственные границы, за которые они не имеют права заступать хотя бы из инстинкта самосохранения. Границы исчезли,  и стало страшно жить, страшно за наших детей. 

В этой ситуации островками нравственности остаются музыкальные школы, которых становится всё меньше, которые всё хуже  дотируются. 

Обидно за молодых педагогов, которые не смогут интенсивно развиваться и достичь профессиональных высот, ведь перед ними стоит гораздо более прозаичная задача - выживание. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах