aif.ru counter
80

Ветераны Мария и Иван Козловы: судьба хранила их друг для друга

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Прикамье 10/05/2012

 Каждое утро пара начинает с прогулки в сосновом бору на Парковом. Двигаться и гулять для них - уже тоже подвиг преодоления. Марии Демьяновне Козловой исполнилось 90, а Ивану Антоновичу осталось немного до этого рубежа. 

Фронтовое везенье

Несколько лет назад в безмятежное летнее утро их сбил по дороге к лесу лихой водитель. Травмы и переломы заживали долго. Но особенно тяжело - душевные. Поначалу виновник аварии врывался в дом ветеранов с криками и угрозами. Потом на суде он объяснил своё поведение состоянием здоровья и предъявил справку, что был ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Но герой страны вёл себя совсем не по-геройски. Ивана Антоновича это не удивляет: «Кто-то на войне рубился на передовой, а кто-то подвозил снаряды. Но и те, и другие - участники военных действий. То же и с чернобыльцами». 
Самому Ивану Козлову пришлось понюхать пороху с первых дней войны. Родом он из Белоруссии. В 41-м окончил 8 классов. На рассвете подростки, гулявшие после выпускного, увидели над головой самолёты со свастикой на крыльях. Когда лётчики начали их обстреливать из пулемётов, сомнений не осталось: война! 
Фронт продвигался на восток стремительно. Война обошла стороной деревню Кобсяничи, в которой проживал Иван со своими родными. Но подросток, которому не исполнилось ещё 17-ти, рвался в партизаны. С отрядом, влившимся в 43-м в состав 8-й Особой партизанской бригады, паренёк с боями прошёл по тылам врага от Днепра до Могилёва. После освобождения Белоруссии партизанское движение было расформировано. Молодёжь призвали в действующую армию. Иван Козлов стал командовать отделением роты разведки 54-й Гвардейской стрелковой дивизии. 
Иван относился к тем везунчикам, которых пули как будто облетали. Правда, были ранения, но судьба миловала его не раз. В боях за Вислу в «польском котле» полегла почти вся дивизия, в которой служил Иван. В живых остались 11 человек. А вот уже накануне самой Победы - 17 апреля при подходе к Кёнигсбергу его ранило осколками снаряда в бедро. Часть из них он вытащил сам, и даже какое-то время продолжал воевать, пока не попал на стол хирурга. Ранение оказалось тяжёлым. Ивана отправили в тыл. По дороге раны нагноились, началась гангрена. Но и здесь ему повезло. Союзники открыли второй фронт, начали поставлять медикаменты. «Буржуйский» пенициллин и спас бойца. А один из осколков так и остался в бедре на вечную память. И иногда раненая нога ноет по ночам, напоминая о военном времени.

Бомба замедленного действия

Они встретились в театральном сквере города Молотова (нынешней Перми) после войны. Маша сидела на скамейке с подругой. К ним подошли познакомиться двое военных. Маша, которую во время войны солдаты в госпиталях называли Луной - мол, светит, но не греет, - взглянула на Ивана и подумала: «Этот - мой». И он всё понял, присел рядом.
Маша Южакова к началу войны окончила фельдшерско-акушерскую школу. В 1943-м в составе передвижных госпиталей её отправили на фронт. Какое-то время госпиталь располагался недалеко от Курска. Когда началось знаменитое курское наступление, он, рассчитанный на сотню коек, принимал в сутки до полутысячи раненых. Медики работали круглосуточно. На сон и отдых времени не хватало. 
Затем госпиталь начал продвигаться к фронту. На станции Брянск-2 движение составов затормозил налёт немецкой авиации. Маша с подругой спрыгнули в траншею. Для них это был первый налёт. Кругом всё тряслось, свистело и грохотало. Когда всё стихло, и они, облепленные землёй, вылезли из траншеи, то не увидели знакомого состава. Только солдаты-железнодорожники выпиливали искорёженные рельсы. Комендант, заметив их, заорал: «Дезертиры! Расстрелять!», но, увидев светлые бороздки от слёз на испачканных щеках, рассмеялся. Отставших от госпиталя девчат отправили санинструкторами в мотопонтонный мостовой батальон. С ним и дошли девушки до Берлина.  
А при форсировании Шпреи её сильно контузило. После взятия Берлина командир батальона предложил ей остаться в части, обещал направить на фельдшерские курсы. Но у неё было только одно желание - домой. Да и контузия давала о себе знать - сильно болела голова.
Добравшись до дома, она сутками спала, прикрыв голову подушкой. Но гул и грохот войны в ушах долго не проходил. К тому же не давала покоя ломота в костях. Мама каждый день после работы ставила перед ней тазик с горячей водой - отогревала застуженные ноги. Война отпускала медленно. 
Когда Иван Козлов сделал ей предложение, она робко возразила: «Я же больная». Он посмотрел на голубоглазую русую девушку с румянцем во всю щёку и рассмеялся: «Все бы такие больные были». С тех пор они не расставались.
А недавно Ивану Антоновичу стало плохо. Оказалось, лопнуло лёгкое. «Вы в последнее время не падали, не получали каких-то травм?», - спросил его хирург. - «Да вот, пару лет назад под машину попал», - ответил ветеран. 
Благодаря современным методам медицины, его удачно прооперировали. И он снова на ногах. 
Виновник аварии начал выплачивать по решению суда деньги за причинённую травму. «Но зачем мне эти деньги? - сетует Иван Козлов. - Мне здоровье нужно. Нас на войне фашисты не убили. Мы отработали несколько десятилетий на производстве. Вырастили сына, внуков, сейчас появились правнуки. И вдруг в мирное время пострадали из-за того, что у водителя не хватило терпения дождаться, когда мы сделаем последний шаг с дороги. Теперь живём, как на минном поле: когда очередная «бомба» взорвётся?».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах