102

Несколько слов в защиту инквизиции

Фото: АИФ

С первого дня суда над Pussy Riot сторонники девушек и здравого смысла назвали дело о панк-молебне инквизицией. Слово, безусловно, красивое, мрачное и намекающее на средневековую дикость процесса. Вот только намек этот мне кажется не совсем корректным.

Начнем с того, что инквизиция – это порождение своего времени. Есть такое понятие – принцип историзма. Оно подразумевает, что рассматривать социокультурные процессы нужно в связи с конкретно-историческими условиями их существования. В средневековой Европе в основе мировоззрения лежал страх перед богом, перед церковью и перед правителем. Тогда большинство действительно верило в то, что бог может и молнией прибить неверного, а любовница сатаны по ночам пьет кровь из коров. Не имея о мире практически никакой информации, кроме той, которую доносит на службе падре, средневековый человек даже подумать не мог о том, его духовный авторитет ошибается. Именно поэтому глупо обвинять крестьян, не умеющих читать и писать, в том, что они сдавали церковникам подозрительно красивых соседок, считая последних ведьмами. Для этих ребят аутодафе – это повседневность, такая же реальная как московский метрополитен. И как их можно сравнивать с нашими современниками, которые учились в советских школах научному атеизму?

Теперь давайте разберемся, что вообще такое инквизиция. Инквизиция, друзья мои, это церковный суд. У нее есть даже альтернативное название - Святой отдел расследований еретической греховности. Этот отдел никогда не брал на себя компетенции охраны общественного порядка, его задачей было возвращение еретика в лоно церкви. Ересь – это сознательное отклонение от догматов веры, предлагающее иной подход к религиозному учению; выделение из состава церкви новой общины. Иными словами, если бы Pussy Riot спели бы что-то в духе «Богородица, тебя не существует», тогда они стали бы потенциальными клиентками инквизиции. Впрочем, девушкам и это бы не грозило, так они заявляют, что являются христианками.

В Германии инквизиция часто привлекала так называемых колдунов и ведьм. В большинстве случаев на костер попадали женщины, причем, красивые. Здесь Pussy могли бы сесть на скамью подсудимых, но только в том случае, если потерпевшие представили убедительные доказательства в виде, скажем, коров, сдохших после панк-молебна. А если учесть, что девушки устроили молебен в храме, да еще и обращались к Богородице, то ведьмами их признать было бы проблематично – ну не могут же ведьмы, в самом деле, просить помощи Девы Марии? А то что пляски в храме были… Ну так масленичная неделя, народ веселится. Вон, в соседней деревушке местный дурак, пародируя епископа, прыгал по всей церкви. А на улице вообще процессия в масках имитировала шествие на Голгофу. Темнота, что с них взять? Пусть перед постом оторвутся, а у инквизиции дела поважнее есть.

Естественно, инквизиторы часто излишне усердствовали в установлении личности еретиков и их последующем наказании, однако их действия опирались на вполне реальные законы. И пусть эти законы, по меркам XXI века, диковаты, но, по крайней мере, существовали. Точные правила касательно преследования еретиков были изданы на Веронском синоде в 1185 году. А где, простите, правила, которые предписывают в XXI веке сажать на семь лет за цветные платья в храме?

Ну, и напоследок. Инквизиция была очень мощным политическим инструментом. Настолько мощным, что на ее кострах часто поджаривались и крупные феодалы, и влиятельные министры, и даже главы государств, имеющие наглость лезть в церковные дела. А вот теперь представьте, что сделал бы Томас Торквемада со светским судьей, посягнувшим на юрисдикцию Священной инквизиции?

*Мнение автора может не совпадать с мнением редакции 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах