400

Валерий Рейнхардт: «Не нужно бояться флюорографии и отказываться от Манту»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Прикамье 28/06/2016

Вредные привычки

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: – Вы работаете во фтизиатрии очень давно. С чем был связан выбор профессии? Эта сфера вам всегда была интересна?

Досье
Валерий Рейнхардт. В 1967 г. окончил Пермский государственный медицинский институт. Работал в Осинском противотуберкулёзном диспансере: фтизиатром, рентгенологом, затем стал главным врачом. С 2002 г. – главный врач краевого противотуберкулёзного диспансера «Фтизиопульмонология». Заслуженный врач РФ. Награждён медалью «За заслуги перед отечественным здравоохранением».

Валерий Рейнхардт: – Работаю по специальности действительно очень давно – около 50 лет. Не могу сказать, что изначально мечтал именно об этой профессии. Когда учился в институте, у меня было много разных планов. Но в итоге так получилось, что остановился на фтизиатрии. Ни дня об этом не жалею. Заметил, что если человек выбирает эту специальность, то уже ни на что её не меняет. Не хочу обижать коллег из других областей медицины, но считаю, что мы – самое организованное медицинское содружество. Многие десятки лет делаем одно и то же дело, находясь в разных точках страны. На всероссийских конференциях мы собираемся как одна большая семья.

– Известно, что туберкулёз в России и крае получил большое распространение. Можно ли говорить об эпидемии?

В. Р.: – По данным на 2015 г., показатель заболеваемости в Пермском крае составляет 84,2 на 100 тыс. населения. Довольно много. Но эпидемией это назвать нельзя. Чаще всего болеют люди трудоспособного возраста и, в основном, неработающие. Скажу, что если бы у нас в регионе были меньше распространены алкоголизм и наркомания, то и заболеваемость была бы ниже. Ещё в конце прошлого века и начале нынешнего среди заболевших было много заключённых. Сейчас это уже не так. Во-первых, заключённых стало меньше, во-вторых, медики в системе ФСИН очень хорошо занимаются решением этой проблемы.

Солнце опаснее

– Кто подвержен самому высокому риску заболеть туберкулёзом?

В. Р.: – Мы все заражены. А вот разовьётся заболевание или нет, зависит от многих причин: от стрессов до наличия каких-либо заболеваний. Что именно может стать спусковым крючком, сказать невозможно. Однако есть люди, более других подверженные этому риску – те, у кого по разным причинам снижается сопротивляемость организма. Это и вышеупомянутые граждане с разрушительными для здоровья привычками, и люди с хроническими заболеваниями, такими как сахарный диабет, язвенная болезнь, хронические заболевания лёгких. Последних мы обследуем два раза в год. Очень большое влияние на рост заболеваемости оказывает распространение ВИЧ-инфекции. Проблема номер один в этой сфере в крае – это сочетание ВИЧ и туберкулёза. Каждый четвёртый из вновь выявленных больных является носителем вируса иммунодефицита человека. Такие люди сгорают очень быстро, так как их иммунная система плохо сопротивляется болезни.

– Самый простой метод выявления туберкулёза – это флюорография. Но не все считают её важной. Некоторые отказываются из принципа. Как вы думаете, в чём причины?

В. Р.: – После аварии на Чернобыльской АЭС к флюорографии стали относиться со страхом. Боялись облучения. Сознание людей с годами меняется, но предубеждение остаётся. Хочу сказать, что от современной флюорографической техники вы получите в сотни раз меньше облучения, чем от солнца за день на пляже. А на пляж вы ходите, как правило, несколько раз в году. Цифровая техника достигла такого совершенства, что лучевой нагрузки практически нет. Добавлю, что в прошлом году очень ярко проявилась опасная тенденция. Родители, начитавшиеся статей в СМИ, вдруг решили, что у пробы Манту есть жёсткие противопоказания. Это не так. Люди должны понимать: чем раньше мы выявим туберкулёз, тем проще нам будет его лечить.

Не только о себе

– Насколько флюорография доступна в нашем крае? Может, людям просто негде пройти эту процедуру?

В. Р.: – В крае охват флюорографическими обследованиями выше, чем в среднем по России. Оборудования хватает. Его постоянно обновляют. В отдалённые территории доставляют передвижную технику. В 2013-2014 гг. лично ездил по Коми округу, проверял, организовывал эту работу. Кстати, о передвижной технике: 24 марта этого года, отмечая Всемирный день борьбы с туберкулёзом, мы поставили передвижной флюорографический кабинет в парке им. Горького. Несмотря на плохую погоду, к нему выстроилась очередь. Шёл и стар и млад. Нам даже пришлось продлить время работы. Это очень хорошо, но хотелось бы, чтобы люди заботились о своём здоровье не только во время таких акций, а проходили флюорографию раз в год.

– Почему это нужно делать с такой периодичностью?

В. Р.: – Она зависит от распространённости заболевания в том или ином регионе. Если показатель выше 60 на 100 тыс. человек, жителям такой территории необходимо ходить на флюорографию раз в год. Если меньше – то раз в два года.

– Если болезнь всё-таки выявили, долго ли её лечить и сколько стоит лечение?

В. Р.: – На продолжительность влияет состояние здоровья человека, стадии, на которой мы его обнаружили. Чем позднее – тем дольше и сложнее. Лечить эту болезнь дорого. Не для человека, а для государства. Все мероприятия для пациентов бесплатны: и в стационаре, и в санатории, и если они находятся на амбулаторном лечении. Лекарства заболевшие тоже не покупают. Они их получают от врачей.

Считаю, что если бы все прикамцы заботились о своём здоровье и здоровье окружающих, такой печальной картины с заболеваемостью туберкулёзом у нас не было бы. Ведь эту болезнь можно передать своим близким, коллегам, но об этом люди почему-то не думают.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах