Примерное время чтения: 8 минут
381

Большой вызов. Татьяна Марголина – о влиянии на детей и справедливости

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ-Прикамье 08/03/2023
Татьяна Марголина: «У нас много разногласий, но при этом многие годы удавалось найти и согласие. Это замечательное наследство».
Татьяна Марголина: «У нас много разногласий, но при этом многие годы удавалось найти и согласие. Это замечательное наследство». / Татьяна Титова / АиФ

Конфликты – одна из неприятных, но неотъемлемых частей нашей жизни. Можно ли разрешить их, не потеряв лицо? Бывший уполномоченный по правам человека в Пермском крае, профессор ПГНИУ Татьяна Марголина уверена: неразрешимых ситуаций не бывает. А в основе всего должно лежать понимание: все мы люди.

Много лет Татьяна Марголина занимается поиском возможностей для разрешения конфликтов в самых разных плоскостях – между людьми, между органами власти и жителями. Она рассказала, как примирительные практики проникают в нашу жизнь и как не потерять веру в чувство справедливости.

Сохранить каждого

Ольга Семёнова, «АиФ-Прикамье»: В одном из ваших предыдущих интервью вы говорили, что никогда нельзя унижать человеческое достоинство. Это утверждение остаётся главным ориентиром для вас?

Татьяна Марголина: Да. Но теперь утверждаю эту ценность жизни через специально созданные образовательные программы, проекты. Очень важно, что я нахожу единомышленников. Вместе с коллегами разработала концепцию пермской конфликтологической школы, базой которой (в том числе в предупреждении конфликтов и их разрешении) остаётся человеческое достоинство. Каждый день мы сталкиваемся с тем, что эта ценность не соблюдается. Мы все разные – по статусу, успешности, доходам… Отношение к людям, у которых по объективным причинам что-то не складывается, не должно быть уничижающим, приклеивающим ярлык неблагополучия. Нужно создать условия, чтобы человек чувствовал себя наравне с другими. Это естественная составляющая многих общественных институтов. В том числе – системы образования.

Отношение к людям, у которых по объективным причинам что-то не складывается, не должно быть уничижающим, приклеивающим ярлык неблагополучия. Нужно создать условия, чтобы человек чувствовал себя наравне с другими.

– Вы запустили проект «Школа доброжелательных отношений», который должен помочь создать комфортную образовательную среду, предупредить и разрешить конфликты. В чём его особенность?

– Мы сделали акцент на общении – учителей, школьников, родителей. Оказалось, что последние годы на это почти не обращали внимание. В одно время школа стала площадкой для оказания образовательных услуг, отношения между учителями и учениками стали носить формальный характер. Нанесла урон и пандемия. А ведь общение помогало формировать нравственные и ценностные нормы.

Проект «Школа доброжелательных отношений» учит создавать новую модель образовательного учреждения. Важна практика общения, разбора спорных ситуаций. Технологии примирения позволяют услышать и понять друг друга.

Поиски причин осложнения коммуникаций и конфликтов, их решение помогут сделать обстановку в школе комфортной. Педагоги и ученики будут чувствовать себя защищёнными. Появятся конструктивные нормы поведения. Мы должны научить ребёнка тому, чтобы он мог останавливать себя, владеть своими эмоциями, видеть социальные риски.

Мы должны научить ребёнка тому, чтобы он мог останавливать себя, владеть своими эмоциями, видеть социальные риски.

Работа с детьми требует высочайшего профессионализма и пересмотра всей нашей системы профилактики и реагирования на деструктивные варианты поведения детей. Мы должны сохранить каждого, даже если ребёнок совершил проступок или преступление. Мы – все взрослые – отвечаем за то, как возвратить его в нормальное русло развития современными подходами.

Фото: АиФ/ татьяна титова

– Сейчас появилась новая организация – «Движение первых». Поможет ли она детям?

– Период социализации ребёнка – сложный процесс. Окружающая нас действительность меняется очень быстро, даже взрослым не всегда удаётся поспеть за ней. Стало больше каналов влияния на детей. Ребёнок дистанцируется от всего, что раньше было традиционно влияющим – от школы, двора, семьи. Он уходит туда, где есть его единомышленники. В том числе – в социальные сети. Это большой вызов всем – от семей до общественных институтов в системе образования. Получается такое соперничество между каналами влияния на детей.

Сам факт создания организации не плох, но важно, чтобы всё не превратилось в формализм. Будет ли толк, если для детей создадут те же кружки, что были много лет назад? Удастся ли новой организации удовлетворить запросы ребят? Если туда будут «загонять», если будет считаться, что неявка на мероприятие равна предательству и т. д., то такие подходы не сработают.

Гнуть свою линию

– Глядя на работу новых уполномоченных, думали о том, как бы вы повели себя в тех или иных обстоятельствах, при меняющейся картине мира?

– Конечно, думала. Но я придерживаюсь принятого в сообществе региональных уполномоченных правила: публично не оспаривать действия преемника.

В аппарате работали и продолжают работать большие профессионалы. Институт уполномоченного – очень персонифицированный, и в действиях каждого омбудсмена могут быть свои приоритеты. К примеру, в некоторых регионах сосредотачиваются только на социальных правах. Характер нарушений в разный период задаёт направления работы того или иного уполномоченного.

Своими решениями, деятельностью, докладами любой омбудсмен утверждает свою линию государственной правозащиты. Главное, чтобы его позиция была аргументирована.

– Последнее время было много случаев нарушения прав, в том числе – мобилизованных. Что это – иллюстрация того, что с защитой прав всё печально, или же неготовность общества к серьёзным вызовам?

– Нарушенные права – это данность, которая была, есть и будет. У нас везде работают люди, а не автоматы. И нормативные акты тоже составляют люди.

Проблема была в том, что оперативных каналов информирования о нарушениях прав стало меньше. У нас в крае не осталось общественных правозащитных организаций, которые занимаются защитой прав людей, призываемых в армию. Есть только институт уполномоченных. Практически первой подключилась к ситуации уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, так как в Свердловской области был межрегиональный учебный центр. У других же не было информации о проблемах. Потом уже наладилась сеть обмена этой информацией, подключились другие омбудсмены, потом – губернаторы. Но потребовалось время.

Потребуются годы, чтобы линия общественной правозащиты вернулась. Обидно, что профессионалы высочайшего уровня оказались не у дел. Меняется само поле правозащиты. Усиливается роль государственных структур.

– Что поможет людям найти общий язык сегодня, когда в обществе так много разногласий?

– Важно искать объединяющие факторы. К примеру, мы все пермяки. Это помогает увидеть особенности, традиции городского общения. Первый губернатор Пермской области Геннадий Игумнов однажды сказал: «Наш регион всегда был регионом, где люди умели договариваться». Да, у нас много разногласий, но при этом многие годы удавалось найти и согласие. Это замечательное наследство. В современных условиях удержать эту ценность гораздо сложнее. Нужно искать те точки, которые нас сохраняют как человеческую общность, сообщество и т.д. Объединения на базе ценностей – самые долговечные.

Слива снова зацветёт

– С высоты вашей мудрости подскажите: как не потерять надежду на лучшее?

– Мне помогает вера в справедливость. В определённые критические периоды жизни я уяснила, что это некая планка. Она может быть несбывшейся мечтой, а может быть достижимой. Как и спортсмены, кто-то из нас достигает этой планки, а кто-то – нет. По моему мнению, до неё можно допрыгнуть. Но порой бывает, что ты планки достиг, а общественное мнение – ещё нет. В сложное время меня спасает японская поговорка: «Слива снова зацветёт».

Фото: АиФ/ татьяна титова

– Что ещё вам помогает?

– Занимаюсь преподаванием курсов, которые отражают моё мировоззрение – права человека, управление конфликтами. Это большое счастье. Долгие годы не прислушивалась к себе и своему состоянию. Потом благодаря подруге открыла для себя тибетскую гимнастику. Она помогает привести в порядок физическое и психологическое состояние.

В моей жизни на первый план вышла потребность в личностном общении, в семье. В предыдущий период жизни у меня не было много времени на это. Теперь всё иначе. Причём под семьёй я понимаю не только своих родных, но и наших друзей – близкий круг.

Досье
Татьяна Марголина. Родилась в Чусовом. В 1973 г. с отличием окончила Пермский пединститут по специальности «учитель русского языка и литературы». В 1992 г. получила специальность «практический психолог». В 1997 г. – председатель комитета по образованию и науке Перми. С 1999 г. – замглавы Перми. С декабря 2000 по февраль 2005 гг. – заместитель губернатора Пермской области. С 2005 г. – уполномоченный по правам человека в Пермской области, с 2007 по 2017 гг. – в Пермском крае. Кандидат психологических наук, профессор кафедры социальной работы и конфликтологии ПГНИУ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах