aif.ru counter
155

Записка от Сталина. Как учёные, работавшие в «шарашках», приближали Победу

«Шарашками» неофициально стали называть конструкторские бюро закрытого типа, где над важными и совершено секретными проектами трудились заключённые учёные.
«Шарашками» неофициально стали называть конструкторские бюро закрытого типа, где над важными и совершено секретными проектами трудились заключённые учёные. © / Музей Пермь-36

Враг народа и лауреат Сталинской премии, зэк и человек, который имеет допуск к секретным разработкам: во времена Великой Отечественной войны всё это можно было сказать про одного и того же человека. Сейчас это кажется абсурдным, но это была реальность тех времён.

Признанные учёные, попавшие из своих кабинетов за решётку, продолжали работать и там, приближая Победу. В тюремных КБ, так называемых «шарашках» они создали порох для легендарных «Катюш», противотанковую пушку «сорокапятку» - «Аннушку», которая помогала солдатам Красной Армии громить танки врага.

Об этих учёных  рассказывает выставка, которая открылась в музее «Пермь 36». Подробности - в материале «АиФ-Прикамье».

«Миша, тебя посадят!»

«Миша, тебя же опять посадят за эту свастику!», – с этими словами супруга известного конструктора, автора легендарной «сорокапятки», Михаила Цирульникова схватила ткань, привезённую мужем из Японии, и бросила в печку. Конечно, на ткани была вышита совсем не свастика, а солярный символ, но его родные находились в постоянном страхе, что он снова попадёт за решётку и они опять его долго не увидят. Об этом случае, который произошёл в середине 40-х годов прошлого века, рассказал родственник Цирульникова  – профессор, доктор технических наук Олег Пенский.

Конструктор попал за решётку в 1938 году – тогда его, только вступившего в партию, объявили врагом народа. Что ему пришлось пережить, остаётся только догадываться.

«Жена Михаила Юрьевича мне рассказывала: когда его арестовали, её пригласили на допрос к следователю. Вот она сидит, а из соседней камеры, где уголовники находятся, доносятся крики. А голос Михаила Юрьевича, понимаете? Она чётко это определила. И как раз тогда ей предложили отказаться от него, но она этого не сделала...», – говорит Олег Пенский.

Михаила Цирульникова посадили в 1938 году.
Михаила Цирульникова посадили в 1938 году. Фото: Музей Пермь-36

Зэк-главный конструктор

Михаил Цирульников попал в Молотов (сейчас город Пермь) в самом начале войны. Именно тогда из прифронтовых полос стали эвакуировать арестованных учёных. Работали они в так называемых «шарашках». Забавное словосочетание «шарашкина контора», которое появилось в 20-е годы прошлого века как общее название для любой сомнительной организации, к тому времени приобрело более серьёзный смысл. «Шарашками» неофициально стали называть конструкторские бюро закрытого типа, где над важными и совершено секретными проектами трудились заключённые учёные.

«В Молотов  их привозили из Крестов (Ленинград) и подмосковного Болшево (сейчас находится на территории города Королёва, – ред.).  Первыми в 1941 году прибыли химики-пороховики из Болшево. Их разместили в Закамске на заводе №98 – сейчас это Пороховой завод. Вторая партия учёных прибыла из Крестов – там сидели «артиллеристы». Сначала их почему-то отправили в Томск. Там не было производств, где они могли бы работать и они год провели там. Просто сидели в тюрьме, – рассказал зав. научно-методическим отделом музея «Пермь 36», к.и.н. Сергей Шевырин. – Про них вспомнили в 1942 году и отвезли в Молотов. Сначала отправили в тюрьму №1, которая располагалась на территории нынешнего Театра кукол, а там уже их разделили. Тех, кто разрабатывал пушки для кораблей, этапировали в Мотоловск (Архангельская область), а учёных, которые конструировали сухопутное артиллерийское оружие, разместили в Мотовилихинском районе, в двухэтажном доме на улице Ким, 41».

Учёные работали над созданием лёгкого и мощного противотанкового оружия.
Учёные работали над созданием лёгкого и мощного противотанкового оружия. Фото: Музей Пермь-36

«Цирульникова освободить. Сталин»

За решёткой Михаил Цирульников стал генеральным конструктором ОКБ-172 (так «шарашка» называлась официально) и приступил к разработке  противотанковой пушки М-42.  Пушка калибра 45 мм, которую использовали в начале войны, не могла пробить броню немецких танков. Именно потому необходимо было как можно быстрее запустить в производство новую – с большей мощностью выстрела. И вот каждый день Цирульникова выводили из дома на улице Ким и под конвоем доставляли в цех. Интересно, что в сам цех конвоир пройти не мог – по иронии, у зэка Цирульникова степень допуска была выше, чем у караульного.

Именно «сорокопятка» принесла Михаилу Цирульникову свободу.  За это изобретение в 1943 году «врага народа» наградили Сталинской премией! Большее того, Иосиф Сталин лично распорядился освободить конструктора.  Он написал записку –  «Цирульникова освободить. Сталин».  Её Михаилу Юрьевичу передал  Дмитрий Устинов – будущий маршал, министр обороны СССР и член ЦК КПСС. Михаил Юрьевич передал её начальнику тюрьмы. Записка эта ещё долго хранилась в семье Цирульниковых.  Правда, потом куда-то пропала.

Итак, в 1943 году Михаил Цирульников вышел на свободу, перевёз в Молотов из Свердловска семью.  И можно было бы подумать, что на этом закончилась его работа в «шарашке». Но нет.

«Папа приходил домой редко. Обычно раз в две-три недели. Если появлялся раз в неделю – это считалось часто. Они работали круглосуточно. Трудились много, на совесть», – вспоминал его сын, Игорь Михайлович.

Из Крестов – в Японию

В 1945 году Михаил Цирульников снова оказался за решёткой. После снятия блокады ОКБ перевезли из Молотова в Ленинград. И там конструктора снова посадили в Кресты, но закончилось это заключение весьма необычно.  Его отправили в Манчжурию, а затем в Японию – изучать последствия ядерных взрывов. С этой задачей он отлично справился. Именно из этой командировки он привёз ту самую ткань со «свастикой», которую его жена бросила в печь.

За решётку Цирульников больше не вернулся.  Он стал жить в Перми, руководил КБ Пермского машиностроительного завода, преподавал в Политехническом университете. Под руководством Цирульникова разработали более 20 опытных образцов установок различных классов артиллерии — полевой, танковой, самоходной, горной, зенитной, пять из которых были приняты на вооружение Советской Армией. Михаилу Юрьевичу принадлежит огромная заслуга в создании маршевых ракетных двигателей первой отечественной твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты РТ-2 (РС-12), стоял у истоков создания научной школы проектирования ракетных двигателей на твёрдом топливе.

Супруга Михаила Цирульникова так боялась, что его снова посадят, что бросила ткань, которую он привёз из Японии в печь: узор на материи напоминал свастику.
Супруга Михаила Цирульникова так боялась, что его снова посадят, что бросила ткань, которую он привёз из Японии в печь: узор на материи напоминал свастику. Фото: Музей Пермь-36

О годах заключения Михаил Цирульников вспоминать не любил. Но все годы до своей смерти Михаил Цирульников отмечал день рождения в день выхода из заключения. Кстати, точно также поступал и его брат-близнец, Давид, бывший первый секретарь ЦК комсомола Украины, которого тоже осудили как «врага народа». Вот так братья, рождённые в один день, отмечали праздник в разные даты.

Порох для «Катюши»

Среди тех, кого, вместе с Михаилом Цирульниковым в начале войны привезли в Молотов, был ещё один талантливый конструктор – Сергей Лодкин. Сергей Иванович разрабатывал мощные 133-миллиметровые пушки для кораблей и морских фортов. Также в Молотов привезли и учёных-химиков: изобретателя порохов Александра Бакаева и Давида Гальперина.

Давид Гальперин занимался разработкой пороха для
Давид Гальперин занимался разработкой пороха для "Катюш". Фото: Музей Пермь-36

В начале войны немцы очень быстро продвигались вглубь страны и запасы одного из компонентов для ракет оказались в руках немцев. Поэтому «Катюши» не могли стрелять. Поэтому перед Бакаевым и Гальпериным поставили задачу –  разработать новый состав порохов, что они и сделали в максимально короткие сроки. Более того, разработанная ими технология ускоряла производство снарядов.

«Удивительно, как самоотверженно работали эти учёные.  Большинство из них до ареста занимали высокие посты, имели военные звания. Представьте, как они себя чувствовали, когда их объявили вредителями. И после этого власть, которая назвала их «врагами народа», доверила им военные тайны и секретные разработки. Изобретательство – это процесс творческий, невозможно создавать что-то новое из-под палки. Эти учёные, не стали никого обвинять. Они понимали, что Родина в опасности и они могут её защитить. Что они и сделали, свой работой приблизив Победу», – говорит Сергей Шевырин.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах