342

Здоровье в пробирке. Как защитить человека от вредного воздействия среды?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Прикамье 04/10/2016
коллаж Александра Фирсова / АиФ

И так как наш регион промышленный, ситуация в крае не из лучших. Однако уже десятки лет у нас успешно работают специалисты, которые помогают сократить вредное воздействие окружающей среды на человека и восстановить его здоровье. Сегодня у нас в гостях доктор медицинских наук, профессор Нина Зайцева, основатель и бессменный руководитель Федерального научного центра медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения, действующего в Перми.

Фундамент для исследований

Татьяна Плешакова, «АиФ-Прикамье»: Нина Владимировна, расскажите о ваших первых открытиях в экопатологии.

Нина Зайцева: Как ни странно, они произошли случайно. Наши специалисты обследовали детей в Краснокамске. И обнаружили в их крови хлорорганические соединения. Такое бывает, когда воду при сильных загрязнениях излишне хлорируют. Эти соединения разрушающе действуют на здоровье как детей, так и взрослых. Они трудно выводятся из организма. В другой раз в лагерях Чусовского района мы обнаружили случаи облысения детей. И образования у них на голове кожных корок. Стали искать причину. Обнаружили в воздухе присутствие тяжёлых металлов. В каждом из таких случаев мы разрабатываем методы лечения. А также даём рекомендации промышленным предприятиям или администрациям территорий по уменьшению вредного воздействия. Такой научный опыт  накапливали в течение 15 лет. Со временем нашу базу стали использовать в качестве модели в других регионах России. Благодаря этим наработкам на основе нашего НИИ открыли Федеральный научный центр. Теперь работаем для всей Российской Федерации.

– Вы были первыми в России, кто начал системно оказывать помощь детям и беременным женщинам, пострадавшим от экопаталогий?

- Да, мы начали этим заниматься в трудные 90-е благодаря поддержке правительства области. Тогда многие коллеги не понимали меня. Они говорили: это пир во время чумы. Кругом разруха, а ты занимаешься вредным влиянием выбросов на здоровье человека. Но то, что мы систематизировали тогда в программу, дало очень хорошие результаты. Программа в Прикамье действовала почти 10 лет. Эта работа помогла предотвращать потери трудового потенциала региона. Потом за нами пошли другие территории. У нас, к сожалению, программу свернули из-за нехватки денег. А в Свердловской области она действует до сих пор. Но есть позитивный опыт и у нас – на протяжении последних лет в Александровске стабильно проводят оздоровительные мероприятия по поддержанию здоровья детей. Там специалисты остались верны принципам, заложенным много лет назад.

– А федеральный центр не занимается обследованием пермских детей?

– Мы работаем по госзаданию Российской Федерации. Конечно, оказываем помощь местному населению. До 60-70% людей, которые приходят к нам на приём, это жители Пермского края. Но это не системная программа. Если раньше мы вели широкую профилактическую работу, то сейчас просто лечим тех, кто в этом в данный момент нуждается.

Проблемы городов

– Как люди попадают на лечение в ваш центр?

– Во-первых, часть нуждающихся в помощи записываются на приём явочным порядком через регистратуру. Но наши возможности ограничены. У нас всего 60 детских коек, а желающих тысячи. Мы не медицинский центр, который призван обслуживать население, а исследовательский. При этом детям мы оказываем бесплатную медпомощь за деньги федерального бюджета. Поэтому записаться очень непросто. Второй способ: мы выезжаем на территории риска, отбираем после обследования детей на госпитализацию. И третий вариант, когда педиатры направляют к нам особо сложных детей.

– Прикамье по экологии отличается от других регионов?

Досье
Нина Зайцева. Родилась в Оренбурге. Окончила Пермский мединститут по специальности «Санитария». Работала на кафедре коммунальной гигиены мединиститута, на кафедрах водоснабжения и канализации, охраны окружающей среды в Пермском политехническом институте. С 1996 г. и по настоящее время - директор ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения». Почетный гражданин Пермского края. Замужем, есть взросла дочь и внучка.
– Пермский край – не какая-то уникальная местность. У нас общераспространённые загрязнения, которые есть во всех промышленных городах. Проблемы с питьевой водой. Есть определённые эндемические районы с повышенным содержанием стронция в воде, нитратов, хлорорганики после её хлорирования для обезвреживания для населения.  Атмосферу городов загрязняют выбросы автотранспорта, тепломагистралей, которые работают на разных видах топлива. Чистые у нас только сельские районы. А те или иные проблемы есть на территории каждого города – в Перми, Краснокамске, Чусовом, Лысьве, Березниках, Соликамске. 2017 год объявили годом экологии, и я очень надеюсь, что этим вопросам вновь избранные депутаты окажут более пристальное внимание.  На экологию тратятся не такие уж огромные деньги. Но о здоровье населения заботиться надо!

Наши нормативы жёстче

– Вы работаете с промышленными предприятиями. Как они реагируют на ваши замечания?

– Если вспомнить об их реакции 15-20 лет назад и нынешних взаимоотношениях с ними, то это небо и земля. Во-первых, выросла новая генерация промышленников. Они  понимают, что обеспечение безопасности – это тоже престиж. Во-вторых, экологией занимаются сегодня грамотные инженеры. Если мы делаем экспертное заключение и даём рекомендации, то не помню, чтобы в последнее время кто-то их оспаривал или возражал нам. А раньше бывало, что говорили: ой, какая ерунда – ангина образуется от выбросов! Бывает, когда новое дело начинает развиваться, то появляется много непонимания вокруг. Это естественный процесс.

– Отстаём ли мы от Запада в борьбе за экологическую безопасность?

– Мы разрабатываем такие технологии, которые позволяют обосновать позицию России по безопасности, например, пищевых продуктов. У нас есть определённые критерии, связанные с оценкой риска для здоровья населения. Те или иные нормативы, предложенные другими странами, не могут являться эффективными для нас, потому что они способны вызывать риски возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, органов дыхания, костно-мышечной системы и т.д. И мы аргументами и конкретными фактами доказываем, что норматив должен быть другой. Например, если это касается остаточного количества антибиотиков в пищевых продуктах. По одному из таких лекарств – рактопомину – в России существует запрет на его остаточное количество в мясных продуктах. Россию поддерживают Китай и ещё 60 стран. А в США допустимо присутствие этого вещества. Россия, отстаивая свои интересы на международной арене, пользуется подходами, которые разработали специалисты нашего Федерального научного центра. По ряду позиций российские нормативы значительно жёстче, нежели в ряде зарубежных стран. Это значит, что мы своё население пытаемся защитить более надёжно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах