Примерное время чтения: 8 минут
440

Сын обжёг лицо о батарею. Матери 6 детей в Пермском крае собирают помощь

В редакцию perm.aif.ru обратился помощник настоятеля Храма в честь иконы Божией Матери «Феодоровская» Александр Захаров с просьбой помочь жительнице Верещагино Екатерине Кочневой (имя изменено – прим. ред.). У женщины шесть детей, младший из них – 11-летний мальчик. В младенчестве он обжёг лицо о батарею и до сих пор борется с последствиями травмы. Мама рассказала, почему побоялась сразу обратиться за помощью к врачам и что планирует делать сейчас.

Что произошло с ребёнком?

Несчастье с сыном Екатерины случилось в 2011 году, когда ребёнку было около четырёх месяцев.

«У нас дома было печное отопление – топишь, и горячая вода по трубам идёт в радиаторы. Так вот зимой к батареям прикоснуться было невозможно, – вспоминает женщина. – Я положила сына на кровать, закрыла сбоку подушками (так как по периметру кровати шли трубы), а сама занялась своими делами. Когда вернулась, то увидела, что подушка упала. И сын на этой батарее, видимо, пролежал какое-то время. Это был ужас: на щеке с левой стороны ожог был страшенный, глаз не открывался».

Женщина не стала никуда обращаться, так как испугалась, что у неё заберут детей или привлекут к ответственности за халатное отношение. И лечь в больницу с ребёнком она не могла, ведь не с кем было оставить остальных малышей.

Основания для лишения родительских прав.
Основания для лишения родительских прав. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

«Я сразу намазала заживляющей мазью и завернула ребёнка. В общем, начала лечить его сама. Конечно, с молитвой. Очень просила у Божией Матери, чтобы глазик остался целым, потому что веко было всё сожжено, глаз не открывался. И вот так я где-то три месяца перевязывала его, а потом у глаза появилась небольшая щёлочка. Это было чудо, я так обрадовалась, – говорит Екатерина Кочнева. – А дальше мне посоветовали пенку от ожогов. Но оказалось, она только от небольших поверхностных ран, а у сына всё до мышц было поражено. То есть сверху кожа затянулась, а внутри оставалась глубокая незаживающая рана, которая начала сохнуть. И веко вывернулось. Глаз перестал закрываться».

Обращаться в больницу многодетная мать не стала, решила лечить ребёнка сама.

Когда мальчику было около 10 месяцев, мать всё же обратилась в больницу. Ему срочно провели операцию. В веко поставили имплант, а глаз немного подшили. Рана зажила, но потребовала новых вмешательств. Сейчас ребёнку 11 лет. Он перенёс семь операций на лице, последняя прошла в апреле 2023 года. Кроме того, мальчик перенёс и операции на мизинце, который тоже обжёг о батарею (кожа срослась так, что палец не выпрямлялся).

Финансов семье на лечение и реабилитацию не хватает, поэтому многодетной матери приходится прибегать к помощи разных источников, в том числе обращаться к неравнодушным людям, депутатам, в СМИ.

Что известно о матери?

Сейчас Екатерине Кочневой 54 года, родом она из Перми. Женщина – инвалид детства (из-за родовой травмы у неё парализована рука). Она называет себя неприспособленной к жизни, ведь ни профессиональная жизнь, ни личная у неё не сложились – стаж работы менее 10 лет, а два претендента стать спутниками жизни оказались «несерьёзными людьми».

Главное богатство женщины – дети. Их у неё шестеро: четыре девочки и два мальчика. Прокормить всех было непросто, поэтому многодетная мать приняла решение уехать из Перми в Верещагино, в монастырь. Финансово ей помогали родители. Семье даже удалось приобрести дом на деньги отца Екатерины, ветерана Великой Отечественной войны.

«В 2017 году умер мой папа, и я осталась абсолютно без денег: только пенсия на каждого ребёнка по потере кормильца, пенсия по инвалидности и добавка к этой пенсии, которую доплачивают за детей. Получается, как были мои дети на содержании дедушки – так после смерти на его содержании и остаются, отца у них никогда не было», – поделилась женщина.

После смерти отца Екатерины семья осталась «без средств к существованию».

Сейчас старшие дочери женщины уже создали собственные семьи, две средние дочки живут в приюте при монастыре (им там нравится, им там хорошо, говорит Екатерина Кочнева), а сыновья живут с мамой. На четырёх несовершеннолетних детей мама получает 48 тысяч рублей (по потере кормильца), пенсию по инвалидности и надбавки (ещё 22 тысячи рублей). Но этих средств, по словам Екатерины, семье не хватает.

В поисках лучшей жизни женщина решила переехать с сыновьями в маленькое село Иваньково-Ленино в Чувашской Республике (дочки хотят остаться в приюте, но Екатерина обещает с ними общаться по телефону и навещать). Семья купила благоустроенный дом (с туалетом внутри), в селе есть школа и два храма.

По общему правилу несовершеннолетние должны проживать совместно с родителями, опекунами и попечителями.
По общему правилу несовершеннолетние должны проживать совместно с родителями, опекунами и попечителями. Фото: АиФ/ Татьяна Титова

«Одна из причин переезда – духовная. Мы из города переезжаем в деревню, хочется оградить детей от необдуманных действий. Нас тут люди не любят, дразнят. У нас вообще идёт духовная деградация населения. Нас цифровизируют, мы скоро все станем одной базой данных. Это время антихриста», – объясняет Екатерина Кочнева необходимость переезда. 

Как складывается жизнь мальчика с ожогом?

По словам многодетной матери, старший сын растёт типичным подростком («дерётся и может нахамить»), а младший – другой.

«Его могут побить, а он только плачет и визжит, хотя крепко сложен. Я ему говорила: «Ты что пищишь, что жалуешься? Ты возьми, да сдачу сдай, чтобы не лезли». А он не может. Знаете, как учёные? Они тоже такие хлюпики, головой соображают, но какие бы ни были по телосложению – драться не умеют, – сравнивает женщина. – Сын не умеет защищаться, ведёт себя, как ребёнок – и друзья у него все младше (первый-второй класс). Мы как-то в Москву ездили, он там на площадке с маленькими детьми играл, а потом мама чья-то подошла и сказала: «У вас такой ребёнок хороший». Так вот он на их уровне потому что, водится с ними. Немощный какой-то, не сможет адаптироваться к жизни, как я».

Многодетная мать хочет, чтобы её сыновья выросли настоящими мужчинами, поэтому включает им военные фильмы. Но 11-летний сын к этому почему-то равнодушен. Ему нравилось играть в игры на телефоне, но гаджет пришлось забрать, чтобы «не допустить развития зависимости».

По словам женщины, сын не совсем отдаёт отчёт своим действиям и иногда совершает плохие поступки. По мнению матери, это последствия перенесённой травмы, хотя никаких медицинских заключений по этому поводу нет.

Что говорит Минсоц?

Как помогают многодетной маме? Кто контролирует то, что происходит в семье? В Министерстве социального развития Пермского края сообщили, что семья Кочневой в 2022 году была признана нуждающейся в предоставлении социальных услуг. Для неё была разработана индивидуальная программа оказания таких услуг.

«С содержанием программы женщина была ознакомлена под подпись. Однако в октябре 2022 года от предоставления социальных услуг она отказалась, поскольку считает, что в них не нуждается. Несмотря на это, с семьей проводилась работа силами субъектов системы профилактики. В настоящее время, мать на контакт с педагогами идёт с большим трудом, с классным руководителем общается только по телефону, родительские собрания не посещает», – рассказали в министерстве.

От предоставления социальных услуг женщина отказалась, поскольку считает, что в них не нуждается.

Неравнодушные люди обратились в perm.aif.ru с просьбой о помощи многодетной матери. Несмотря на то что женщина отказалась от социальных услуг, она действительно нуждается в поддержке. Но ведь не только она. Кто поможет детям?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах