aif.ru counter
23

Курс - на разорение. А как - обратно?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 18/06/2008

Виктор Попов - последний в Краснокамском районе фермер-картофелевод. Сев 2008 года он провёл без отрыва от судопроизводства.

С налоговой Попов судится. Впрочем, это не главное. Главное для Виктора Фёдоровича - земля, агротехника, ну и техника, разумеется, из-за которой весь сыр-бор разгорелся.

Хороша страна _ Германия

Когда в середине 90-х совхоз "Труженик", кормилец всего Краснокамска, оптимизировал свои посевные площади, главный агроном посмотрел-посмотрел, да и решился на поступок: взял в частную собственность 20 га. Уволился из совхоза, которому отслужил 20 лет, и стал на себя работать.

Тут как раз в Прикамье немцы стали заезжать, обнаружили нарождающийся класс сельских буржуа - "гросбауэров", и чтобы стимулировать прогресс, пригласили группу товарищей к себе на экскурсию.

- Стоянка у нас была в Ганновере, а ездили мы по всей объединённой Германии, - вспоминает Виктор Федорович.

С тех пор он готов бесконечно рассказывать "небылицы" о жизни немецких фермеров. Например, будто бы там существует целый государственный департамент, который заботится о том, чтобы цены на сельхозпродукцию были экономически обоснованными, без демпинга. Будто бы там фермеру казна погашает субсидиями 50% издержек, а если "гросбауэр", скажем, в Москву картофель продал, так и все 100% издержек покроют. Такая положена премия за захват международного рынка.

У нас-то всё наоборот: поощряют тех, кто свой труд ценит ниже, а насчёт субсидий - вообще беда. То дадут, то отнимут. Вот в 2006 году у Попова и таких, как он, малоземельных крестьян, субсидию отобрали. Через год порядок поменяли, опять дали субсидию. Для хозяйства это стало экономическим потрясением. Пережил, конечно, фермер Попов и это, просто ещё раз про Ганновер вспомнил, где государство фермерам подножки не ставит, а наоборот, холит их и лелеет.

Секрет фирмы

По случаю купил Виктор Фёдорович городское овощехранилище, безнадёжно затопленное поверхностными водами и строительной грязью. Сейчас в этом хранилище тютелька в тютельку помещается весь урожай, выращенный на полях фермера Попова. Сухо, чисто и гнилью не пахнет.

- Кстати, почему не пахнет?

- Так не гниёт.

Оказывается, чтобы картошка долежала до весны, закладывать на хранение надо корнеплоды среднего размера. Уборочная техника так настроена, что стандартные картошки комбайн не повреждает, а крупные бьются, пока идут по транспортёру, и после этого быстро портятся.

- Так ведь большой картошке рот радуется?

- В Германии крупными клубнями свиней кормят, - привычно парирует Виктор Фёдорович. - В дорогом ресторане вам резаную картошку не подадут. Цельная, маленькая, запеченная - вот в чём шик. Картошка так устроена, что самые ценные вещества находятся у неё в поверхностном слое. Значит, в небольшой картофелине этих веществ больше на единицу массы.

- Как же вырастить стандарт-ную картошку?

- Агротехнику надо соблюдать.

Агротехника

Самое большое огорчение у Виктора Фёдоровича происходит от того, что земля нынче на износ работает, "забыла, что такое органические удобрения". В советские времена в Краснокамске работало предприятие по производству удобрений из торфа. Всю зиму совхоз "Труженик" и другие хозяйства завозили на поля торфяную смесь.

- Теперь, если мне и бесплатно дадут, не возьму. Дорого вывозить. При нынешних ценах на ГСМ продажей картошки расходы не покрыть. Я вынужден работать без внесения органики, чередованием культур.

- В совхозе с органикой-то урожаи хорошие были?

- Да, выше 300 центнеров получали. Но у меня тоже неплохо. Даже в прошлом неурожайном году получилось по 270.

- Так какое хозяйство эффективнее: фермерское или государственное?

- В любом деле можно достичь успеха, а можно и разориться, - философски замечает Виктор Фёдорович.

Как его "раскулачили"

В хозяйстве Попова всё оптимизировано. В штате два работника: сам да жена. Остальные - временные. Зачем держать человека на окладе, если работа подённая и сезонная? Сам же и делопроизводством занимается. Всё шло хорошо 12 лет: технику покупал, амортизировал, новую приобретал, в том числе и по субсидии. Отчитывался без сучка и задоринки, никаких замечаний не получал. Вдруг налоговая проверка показала, что все 12 лет он отчитывался неправильно. И даже будто бы техники у него вовсе нет, и никаких издержек он при производстве своей продукции не несет. Насчитали: доплатить налог, штраф и пени, всего получилось 118 тысяч рублей. И, что особенно обидно, деньги на счету лежали, как раз приготовил к началу уборочной, собирался нанять трактористов, солярку закупить. Вот эти денежки у него мигом изъяли. Живи, как хочешь, пиши жалобы, коли есть, на что бумагу купить.

- Если бы денег на счёте не было, они бы на меня в суд подавали, а так - мне самому пришлось тратиться, - сетует Виктор Попов.

Первое заседание арбитражного суда уже состоялось. Запрошены дополнительные документы. И хотя фермер Попов кругом прав по совести, надежды на успех у него очень зыбкие. Нужные бумаги собрать непросто.

Глубинную причину свалившихся на него неприятностей, Виктор Фёдорович видит в том, что недопустимо повысил свой уровень жизни: пересел с "уазика" на "Peugeot". Для российского фермера непростительная роскошь. С этой "Peugeot" и начались вопросы. Возникло подозрение, что "автомобиль используется в личных целях". Он уж продал машину, а дело, как снежный ком, катится - не остановишь.

Не в деньгах сила, а в системе

Погубить хозяйство Попова не так просто. У него принцип - продукцию не разбазаривать, по осени по бросовым ценам не продавать. Это позволило фермеру выстоять против атаки фискалов. Списанные со счёта деньги, наверное, уже не вернуть, а картошка - тут, в собственном хранилище. Продал - получил средства для сева. Не будь картошки в запасе, пошёл бы по миру.

- Сколько надо денег, чтобы организовать образцовое хозяйство по немецкому принципу в России?

- Много. Надо посевной материал купить, выращенный по безвирусной технологии, технику заменить, землю года три лечить, у нас она заражённая... - Виктор Фёдорович задумался, прикидывая что-то, и вдруг как отрезал. - Нисколько не надо. Не в деньгах дело. Слышали, Медведев говорил, что в Европе производительность труда в 20 раз выше нашей? Так оно и есть. Но ведь не только за счёт мышечных усилий. Там каждый фермер про картошку знает больше, чем наш профессор. Вот выходит он в поле и знает, что сегодня вылет такого-то насекомого, которое заражает растение таким-то заболеванием. Ставит световые ловушки, чтобы растения сберечь от этого насекомого. Они, прежде чем внести минеральные удобрения, подсчитывают, сколько в земле микроорганизмов, которые это удобрение переработают. Наука на службе фермера. Урожаи там по 500 центнеров с гектара - норма.

Да что сравнивать с Германией, когда в Польше на развитие сельского хозяйства выделяют в 30 раз больше средств, чем в России. Обещанные нам 4% от бюджета - что такое? Это слабая попытка замедлить процесс разорения, который уже идёт.

Байка о коровьем роге

Немцы показали Виктору Попову один экзотический агроприёмчик. Берёшь коровий рог (не от быка, а от коровы, это принципиально!), набиваешь его землёй и прикапываешь в поле. А спустя три года рог надо из земли достать, содержимое вытряхнуть, растворить в ведре воды, затем разбавить в двухкубовом баке и опрыскать тем составом всё поле.

- Оч-ч-чень полезно, буквально от всего! На 20% урожай повышает.

- Ну так вы, Виктор Фёдорович, тоже рог закопайте!

- Да не поможет, там надо знать, на какую глубину, при какой температуре...

- Так подглядели бы у немцев-то!

- Да нет, не поможет.

- А попробовать?

- Да у меня и коровы-то нет.

Любовь Соколова

Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах