171

Я человек счастливый! Владимир Васильев об «Арабеске», Олимпиаде и Бахе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Прикамье 15/04/2014
Анатолий Зернин / АиФ

«13 – прекрасное число! 50 лет назад, на конкурсе в Варне я вытащил 13-й номер и выиграл Гран-при, который после этого не присуждался никому», – сказал Владимир ВАСИЛЬЕВ на открытии ХIII конкурса артистов балета «Арабеск» им. Екатерины Максимовой.

Председатель жюри и бессменный художественный руководитель «Арабеска» пожелал тогда, чтобы нынешний конкурс в Перми оказался таким же счастливым для кого-то. И признался, что ждет от него чуда: 13-й как-никак!

И вот «Арабеск-2014» завершился.

А Гран-при – никому

Вера Шуваева, АиФ-Прикамье: – Ну что, Владимир Викторович, ваши надежды оправдались?

Владимир Васильев: – Да, конкурс стал счастливым для многих. Нынче среди мужчин как никогда много было танцовщиков очень высокого уровня. Человек восемь, не меньше. И разделить между ними призы оказалось непросто.

Досье
Владимир ВАСИЛЬЕВ родился в 1940 г. Народный артист СССР и России, профессор РАТИ, лауреат Ленинской и Государственной премий. В 1958-1988 гг. – ведущий танцовщик Большого театра. Его дуэт с Екатериной Максимовой считается лучшим дуэтом XX века. Сегодня – приглашенный хореограф в России и за рубежом, президент Фонда Галины Улановой. Занимается живописью, пишет стихи.

– Насколько сильно при этом члены жюри расходились в своих оценках?

В.В.: – Расходились, но незначительно. Жюри у нас уже сложившееся, вкусы примерно одинаковые. Наибольшие расхождения касались, пожалуй, номеров современной хореографии. Если в классическом танце есть определенные критерии – каким должно быть то или иное движение, как строится та или иная фраза, – то в современном их нет. Здесь, мне кажется, критерий зависит только от количества виденного тобой ранее.

– Гран-при в этом году остался почивать в сейфе. Получается, чуда не произошло?

В.В.: – Возможно, оно и произошло бы, если бы средний уровень участников был ниже. Ведь присуждается Гран-при тому, кто на голову выше других. Представляете, каким должен быть танцовщик, получивший бы его на этом конкурсе?! А чудо... По-моему, «Земля обетованная», поставленная Раду Поклитару и показанная на открытии «Арабеска», – это действительно чудо.

– Сам Поклитару не смог нынче приехать в Пермь, чтобы работать в жюри. Виновата ситуация на Украине?

В.В.: – Думаю, она «помогла». В официальном письме Раду сообщил, что не может сейчас оставить свой «Киев модерн-балет», поскольку долго отсутствовал в Киеве (он много ставил для Олимпиады) и театр все это время был без руководителя. Я его понимаю. Когда на тебе лежит ответственность за коллектив, ты просто обязан его сохранить. Несмотря ни на что.

Сочинское чудо

– Одним из самых ярких моментов на церемонии открытия Олимпиады в Сочи стал «Первый бал Наташи Ростовой», в котором участвовали и вы. Выступать перед 40-тысячной аудиторией – это тоже сродни чуду, наверное?

В.В.: – Аудитория была «несколько» больше, если учесть миллионы телезрителей. Но я столько раз выступал перед 20-тысячным залом… А какая, скажите, разница – 20 или 40 тысяч? Порой гораздо сложнее, когда в зале всего человек 20, если это твои же собратья. Вообще-то я, наверное, не участвовал бы в этой церемонии, если бы не Раду Поклитару. Он ставил хореографию «Бала» и уговорил меня согласиться быть на нем отцом Наташи Ростовой. А я верю Раду. Он очень талантливый современный балетмейстер.

Конечно, открытие получилась впечатляющим. Но в большей степени, мне кажется, это смогли ощутить те, кто смотрел его по телевидению. Потому что с высоты трибун тысячи движущихся людей на огромном стадионе выглядят крошечными существами. И рассчитанных на крупный план деталей не разглядеть – они пропадают. Впрочем, яркости впечатления могло помешать состояние моего здоровья.

– Что с вами случилось?

В.В.: – За месяц до Олимпиады начал ставить «Щелкунчик» в Бразилии. И на одной из репетиций почувствовал сильную боль в бедре, не смог ходить. Так и прилетел в Сочи, и репетировал там – все время на таблетках. А что делать? Раз обещал – надо выступать. На следующий день после выступления улетал обратно – ждали дела. Но если говорить о чуде, то для меня это вообще Сочи, фантастически изменившийся за короткий срок! Суперсовременный город, готовый принять огромное количество людей. 

От Платонова до Астафьева

– Есть какие-то вещи, про которые вы можете сказать: вот это я, и только я, должен сделать в ближайшее время?

В.В.: – Я, и только я, должен был поставить и провести в Большом театре гала-вечер в честь юбилея главной моей спутницы на сцене и в жизни Екатерины Максимовой (это было между репетициями открытия Олимпиады), закончить «Щелкунчик» в Бразилии. Причем он будет идти там с моими декорациями. В 2015 г., к своему юбилею, должен поставить в Казани си-минорную (Высокую) мессу Баха. Ее никогда раньше не ставили в театре. Это по-настоящему глобальный проект – с хором, оркестром, кордебалетом, солистами.

В прошлом году на Платоновский фестиваль в Воронеже я пригласил в свою Мастерскую талантливых, на мой взгляд, современных хореографов, и они поставили 7 хореографических миниатюр по произведениям Платонова. Участвовали в них артисты Воронежского театра оперы и балета, которые до этого не исполняли современную хореографию. Но прошло все блистательно. Нынче подобную Мастерскую приглашают провести на Азиатско-Тихоокеанском фестивале в Красноярске по произведениям Астафьева.

– Владимир Викторович, скоро пять лет, как не стало Екатерины Сергеевны… Время лечит?

В.В.: – Спасает работа. А время иногда лишь притупляет боль потери. 

– А как вы отдыхаете?

В.В.: – Рисую. И в Перми вставал утром и до просмотров в театре, часа полтора, рисовал.

– Вы счастливый человек?

В.В.: – Конечно. Творчество – это и есть счастье.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах