aif.ru counter
60

Кто-то ездит на работу троллейбусом, а кто-то - космическим кораблем

Встреча с Григорием Михайловичем Гречко – один из подарков судьбы, которые выпадают журналисту. Кроме восторга после этой встречи, меня не оставляет желание делиться. Делиться всем, что рассказал этот человек. На нашем сайте вы сможете услышать отрывки из интервью

Про лучших токарей, секретаря Ленинградского обкома и советских женщин 

- Я, прежде чем идти на встречу с Вами, провела опрос среди друзей. Спрашивала, что значит для вас космонавт Георгий Гречко? Оказалось в итоге,  что Вы – самый симпатичный космонавт СССР. Не застывший герой, а живой человек с причудами, склонный к розыгрышам и постоянно говорящий всё, как есть. Это опасно, говорить то, что думаешь? 
- Да, помню, ещё в институте все были недовольны лекциями по политике. Кричали, а когда вызвали к ректору, замолчали, я один продолжал кричать. Мне объяснили, почему я не прав. А потом  сдал на пятерку этому преподавателю. У меня за все годы обучения в институте были одни только пятёрки.  
Или ещё интересно. Было такое мероприятие сто лучших токарей приехали в Ленинград – тогда ещё было, сейчас на всю Россию не найдёшь сто токарей. И вот там был Романов, все сидят, дрожат, его боялись. Рядом со мной комсомольский бог сидит из обкома комсомола. Напрягся. Я ему коньячку налил, говорю - выпей, а то умрешь. 
Пока все угощались, я поехал на завод посмотреть, как идёт работа. Поговорил с начальником цеха: ну как говорю, сто лучших?» - «Какой там, лучшие, -  говорит начальник цеха. -  Я им дал задание ниже их заявленной квалификации. Из 100 человек 20 сдали деталь с первого предъявления. Двадцать - запороли, но можно было исправить, а остальные вообще запороли заготовки». Когда я вернулся туда, где был Романов и весь этот официоз, меня потянуло рассказать. Романов рассердился и, чувствую, хочет меня на чём-то прижучить. 
Потом время прошло, я рассказал анекдот, он как раз пришелся к теме, что у женщин у наших две проблемы: где достать продукты и как похудеть. Шутка непритязательная. Романов тут и говорит: «У нас в Ленинграде нет проблемы достать продукты». У меня ответ сразу возник, не надо было говорить, но так ведь не удержался. Я хочу, чтоб продукты можно было не достать, а купить. Он, Романов, долго мне потом припоминал. Порой надо сдержаться, а не можешь. Но зато морально чувствуешь себя человеком. 

Про Королёва и «могучую кучку»  

- С таким характером удобно в компании Королёва удобно было работать? 
- Королёв, когда я пришёл к нему в институт на работу, через некоторое время меня вызвал и стал расспрашивать, какой институт я окончил, какие были преподаватели, потом перешёл на другие темы. «Какие книжки читаешь, какие спектакли смотришь?» Я думал, что всех так принимают на работу. А когда меня принимали в «святая святых» - центр подготовки космонавтов, меня никто не спросил, какие книжки читаю, в какие театры хожу. Спросили только анализ мочи и становую силу. И вот тогда только я понял, что такое Королёв и почему мы побеждали американцев в космосе. Потому что Королёв делал ставку на человека. Он беседовал с каждым инженером, чего никогда никто не делал из великих, и понимал, на кого в чём можно опереться, кто чего стоит. В своё время лозунгом одной пятилетки было «Кадры решают всё!» Для него это не было пустым лозунгом. Один руководитель не может всё охватить. Бог знает, сколько систем в корабле и один Королёв не может знать всё. И подбирал людей, на которых можно опереться и всегда с ними советовался. Всегда получал правдивый ответ и не наказывал если человек продолжает настаивать на своём, выступая против. Он не затыкал рот никогда. 
У Королёва был гениальный проектант Феоктистов. Но характер был у этого Феоктистова похлеще моего. И он уже готов был драться за свои проекты. Вот с ним Королёв бывало схватится, даже пропуск рвал и увольнял. Через пару дней: где  Феоктистов? – Вы его уволили. Немедленно вернуть! Ну, тот гений был конечно. Орбитальные станции не просто банками оказались, а работающими лабораториями благодаря Феоктистову.
Когда погиб Королев и пришёл его заместитель, то первым делом уволил Феоктистова. А зря, с такими людьми и надо было работать. 
- Такие люди, как  Королёв сейчас не к месту или просто не рождаются? 
- Второго такого я не знаю. Это была могучая кучка. Королёв создал совет главных. Они очень сильны были и все стали потом дважды героями соц. труда. Мне посчастливилось с ними работать. Вот ушёл Непобедимый. Не знаю, в чём дело. Может война. Война, трудные условия, в которых сильный становится сильней, а слабые вообще исчезают. Но мы, если пойдём по этому пути, рассуждая, можем сделать в итоге неправильный вывод о том, что нам нужна война для того, чтобы становиться сильными.  

Про квазары и слоистые облака 

- Вы хотели изучать глубокий космос, а вошли в историю науки слоистыми облаками, изучением структуры атмосферы. Это удача, судьба. Вы довольны, что так вышло? 
- Мне действительно астрофизика нравилась. Квазары, пульсары – тогда ими все увлекались. И было не ясно, что на острие науки. Не мог об этом рассказать или предсказать даже великий Шкловский, к которому я пришёл за советом накануне полёта. Астрофизика - это чистейшая физика, которая подчиняется глубоким законам, а атмосфера - это смесь, мешанина каких-то потоков, облаков. Тогда чёткого представления о структуре атмосферы не было. И не знали, что она структурируется. 
Но вот род моих занятий определило то, какие были у нас на борту приборы. Астрофизические были, но их данные обрабатывались на земле. Данные сразу поступали на землю. Если тебя интересует радиоисточник, то с орбиты или с земли за ним наблюдать - большой разницы нет. Я был ближе на толщину спички. Так что в астрофизике ты ничего не увидишь из иллюминатора, нет наглядности. 
А по атмосфере приборы были попроще и можно было что-то наблюдать. Действительно, совсем другие возможности наблюдения атмосферы из космоса, нежели с Земли. Было любопытство. Я не теоретик. Я человек, который может поставить эксперимент, под этот эксперимент заказать аппаратуру и проследить за изготовлением аппаратуры. Так вот, в физике атмосферы то свечение, то облака появляются-исчезают и непонятно почему, это всё наглядно. Так и получилось, увлёкся.  
Для астрофизики моя задача была только навести приборы на цель. Тоже непросто, потому что, скажем рентгеновские излучения не видишь. И, тем не менее, когда отказала автоматика, я сумел вручную навести телескоп. 
- Как у вас получилось, если не видно?! 
- Потому что я полюбил звёзды заранее. У лётчиков есть штук 15-20 навигационных звёзд, они их знают, а я знал сотню. И это мне помогло навести телескоп на невидимый объект.
- Трижды слетав в космос, вы привыкли? Кто-то ездит на работу троллейбусом, а кто-то - космическим кораблем? 
- Нет, всё-таки космос, к нему нельзя привыкнуть. Это для нас ещё рано. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах