aif.ru counter
4179

Шанс на жизнь. Почему всем важно знать, что опухоли мозга у детей излечимы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Прикамье 17/04/2018
Если у ребёнка злокачественная опухоль, симптомы проявятся в течение одного-двух месяцев. Их интенсивность будет нарастать.
Если у ребёнка злокачественная опухоль, симптомы проявятся в течение одного-двух месяцев. Их интенсивность будет нарастать. © / Ирина Якунина / АиФ

Постепенно мы начинаем привыкать к тому, что онкологический диагноз ещё не означает конец жизни. Для излечившихся взрослых порой это новое начало. А дети, победившие тяжёлую болезнь, получают шанс на счастливое будущее.

Никаких последствий

Помочь врачам побеждать детский рак в Пермь из Москвы приехала онколог с 30-летним стажем Ольга Желудкова. Она один из главных специалистов в сфере лечения опухолей мозга у детей и председатель экспертного совета Благотворительного Фонда Константина Хабенского. Врач рассказала о том, почему все врачи должны знать основные признаки онкологических заболеваний и можно ли эффективно лечить опухоли мозга у детей в Перми.

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: Насколько излечимы такие сложные заболевания, как опухоли мозга?

Ольга Желудкова: Раньше считали, что опухоли мозга с трудом поддаются лечению. Сейчас это не так. 70% больных выздоравливают. Например, самая частая злокачественная опухоль у детей – медуллобластома. Её можно излечить полностью. Прежде мы говорили о том, что если не применять лучевую терапию, то такие пациенты имеют мало шансов на излечение. А сейчас можно обойтись только химиотерапией. И это важно, потому что для ребёнка в возрасте одного-двух лет лучевая терапия всегда токсична и приводит к тяжёлым последствиям в будущем. Мы лечим маленьких пациентов индивидуально, в зависимости от их возраста, результатов исследований и распространения опухоли. Проведя исследования опухоли и обследование ребёнка, мы можем сказать, какой прогноз, как это лечится, будут ли сложности. Нередки случаи, когда по ребёнку, который вылечился, никогда не скажешь, что у него была опухоль мозга. Послед­ствий практически никаких. Они сами становятся родителями, несмотря на перенесённую химиотерапию и облучения. Например, на Новый год я получила поздравления от мальчика, у которого была медуллобластома. Он рассказал, что женился и стал папой сына. Другая моя пациентка стала дважды мамой. Это большое счастье – ради этого мы и работаем.

Для меня важно, чтобы такие пациенты рассказывали о своём излечении. Это поможет вдохновить других. Но они далеко не всегда готовы это делать.

– С чем это связано?

– Боятся, что узнают род­ственники, знакомые, сослуживцы. Опасаются, что им нанесут психологическую травму. Поэтому хотелось бы, чтобы все в нашей стране понимали – опухоли мозга излечимы.

Совсем недавно был такой случай. Как правило, во время и после сложного лечения мы рекомендуем домашнее обучение. Но один из моих пациентов, которому исполнилось 14 лет, решил вернуться в школу. Когда ребята его спросили, где он был несколько лет, мальчик ответил, что лечил опухоль мозга. Они ему категорично сказали: «Не ври. Жанна Фриске умерла, а ты живой? Так не может быть». Мальчик сильно расстраивался и плакал, потому что ему не поверили.

Ошибаться нельзя

– Есть ли шанс на полное, как у этого мальчика, излечение у больных детей в Пермском крае?

– Да, конечно. Опухоли центральной нервной системы успешно лечат в Перми по современным протоколам. Мы работаем с пермскими врачами в полном контакте, они отправляют на исследование в референсные центры томограммы, гистологические препараты для подтверждения диагноза. Это важно, потому что в онкологии ошибаться нельзя. В регионе есть детская нейрохирургическая служба, и она справляется со своими задачами.

Есть, конечно, и над чем работать. К примеру, в городе пока не проводят очень эффективную диагностику – ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография. – Ред.). Пациентов отправляют в Москву или Санкт-Петербург. Но у меня есть информация, что в Перми планируют открыть ПЭТ-центр. В регионе нет и молекулярной диагностики. Сейчас небольшие блоки опухоли для анализа направляют в Институт им. Н. Н. Бурденко, научный центр рентгенорадиологии в Москву. Исследование дорогое, но родители маленьких пациентов за него не платят: деньги выделяют благотворительные фонды. Они же оплачивают процедуру протонной лучевой терапии, которую недавно начали проводить детям с опухолями головного мозга в Санкт-Петербурге. Видите ли, не все виды терапии целесообразно проводить в регионах, так как оборудование таких центров, хранение препаратов и т. д. обходятся очень дорого, а пациентов, которым это нужно, порой совсем мало.

Внимание к деталям

– А как обстоят дела с выявлением злокачественных опухолей мозга у детей? Педиатров, как известно, не хватает, времени на осмотр пациентов мало.

– Эта проблема характерна для всей страны. Диагноз «опухоль мозга» поставить очень трудно. И не все педиатры с должным вниманием относятся к симптомам, считая их незначительными. В некоторых случаях очень важно осматривать кожу пациента для выявления нейрофиброматоза Реклингхаузена, но врачи даже не всегда раздевают детей, чтобы их осмотреть. А ведь грамотный доктор – это тот, который рекомендует обследования, основываясь на небольших симптомах. Поэтому главная задача сейчас – насторожить врачей с вузовской скамьи, даже если они не будут онкологами. Считаю, что знакомить с детской онкологией в целом, и нейроонкологией в частности, врачей нужно ещё в вузе. Поэтому в Перми я встречалась не только с врачами, но и читала лекцию студентам-медикам.

– Как вовремя заметить развитие рака мозга? Что должно насторожить врачей и родителей ребёнка?

– Прежде всего рвота, если она начинается вдруг и без причины, а потом повторяется. Можно, конечно, объяснить это тем, что ребёнок переел, но лучше всё-таки направить к неврологу или окулисту для осмотра или на МРТ. Также должна насторожить шаткость при ходьбе, когда ребёнок начинает спотыкаться. Нужно обращать внимание на ухудшение зрения, косоглазие. Например, мама одного нашего пациента заметила, что у ребёнка появилось косоглазие с одной стороны. Она пошла с ним на процедуру МРТ, и это был единственный случай, когда мы диагностировали опухоль ствола мозга величиной около сантиметра. То есть выявили заболевание рано.

Если у ребёнка злокачественная опухоль, то симптомы появляются в течение одного-двух месяцев: чаще проявляется рвота, головная боль, её интенсивность нарастает. При низкой степени злокачественности или при доброкачественной опухоли всё это порой длится годами. Ребёнок может посещать детский сад или школу. Нужно всегда обращать внимание на то, когда симптомы (рвота, головная боль) повторяются. Если вовремя заметить развитие заболевания, лечить его будет проще.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество