(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
1657

Грудь кровоточит и болит. Пермячке девять месяцев не могут поставить диагноз

Врачи из разных городов страны озадачены ситуацией пермячки.
Врачи из разных городов страны озадачены ситуацией пермячки. / diana.grytsku / freepik.com

«С апреля 2023 года хожу с онкологическим заболеванием», – говорит 34-летняя пермячка Наталья (прим. авт. – имя изменено). Она рассказала, что ведёт настоящую борьбу за лечение. Девятый месяц её беспокоит отёк, боль и жжение в груди. Пермские врачи долгое время заверяли, что переживать не стоит, и советовали пить обезболивающие. Но таблетки не помогали. Наталья обратилась в московскую клинику, где ей выдали новое заключение – рак. Подробности этой истории – в материале perm.aif.ru.

«Послеоперационный отёк»

Весной 2023 года Наталья планово прошла маммографию в одной из поликлиник города. По результатам исследования её отправили в Пермский краевой онкологический диспансер.

«К концу апреля меня прооперировали. Сказали, что у меня фиброзно-кистозная мастопатия (прим. авт. – распространённое доброкачественное заболевание молочной железы у женщин), рака нет. Ну, и выписали домой», – вспоминает Наталья.

Наталью прооперировали в конце апреля.

Чтобы подтвердить диагноз пациентка отправила гистологические стёкла на пересмотр в санкт-петербургский Национальный медицинский исследовательский центр (НМИЦ) онкологии имени Н.Н. Петрова. Опухолевых клеток и там не нашли. Но радость от этой новости длилась недолго.

Маммографию рекомендуют проходить всем пациенткам после 30 лет.
Маммографию рекомендуют проходить всем пациенткам после 30 лет. Фото: АиФ

Спустя пару недель после операции Наталья обратила внимание на сильный отёк и снова отправилась в больницу. Пермские врачи успокоили пациентку, сказав, что после хирургического вмешательства эта припухлость может сохраняться до года. Когда к «послеоперационному отёку» добавилась боль, Наталья отправилась на консультацию в НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина в Москву.

«Хирург тоже сказал, что не видит ничего плохого. С надеждой, что у меня всё хорошо, я уехала домой», – делится Наталья. 

«Эмоционально лабильна»

Со временем состояние груди не улучшалось: начались кровяные выделения из соска и появилась «лимонная корка» (характерный отёк кожи). Пермские доктора говорили, что это «лимфостаз» (накопление богатой белком жидкости в межклеточном пространстве), но их слова уже не внушали доверия пациентке.

Симптомы рака груди.
Симптомы рака груди. Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Титова

«Мне говорили, что всё хорошо, писали, что я эмоционально лабильна (прим. авт. – с перепадами настроения), даже называли неадекватной дурой! – восклицает Наталья. – Лечения как такового не было: я пила обезболивающие препараты и антибиотики, грудь мне советовали мазать бальзамом "звёздочкой", но этого я делать не стала».

От боли пермячка принимала обезболивающие таблетки.

Наталья не оставляла попытки получить лечение, она продолжала задавать вопросы врачам из Пермского онкоцентра, обращалась в платные клиники (в том числе в Казани), шла на новые исследования. 

«По результатам гистологического исследования послеоперационного материала, признаки злокачественного новообразования отсутствуют», – отвечали ей пермские врачи.

Рак или не рак?

Уже в ноябре во время очередного УЗИ молочных желёз врач заподозрил злокачественную опухоль, а онколог по месту жительства сказал, что прощупывает образование в груди до восьми сантиметров. Наталья забрала гистологические стёкла (за апрель 2023 года) из Пермского онкоцентра и отправила их в Москву.

В заключении НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина ей написали, что морфологическая картина соответствует протоковой карциноме in situ G1 (это наиболее распространенная форма неинвазивного рака груди. G1 означает, что опухолевая ткань сильно напоминает нормальную). То есть столичные врачи на основании сделанных полгода назад в Перми исследований обнаружили онкологическое заболевание.

Что за карцинома?
Что за карцинома? Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Титова

Казалось бы, на этом «хождение по мукам» могло закончиться, но запутанная история лишь получила очередной виток. Женщина решила получить второе независимое мнение у известного в стране патологоанатома. Изучив материалы, он рак не увидел. Наталья вернулась к московским врачам, те пообещали ещё раз всё перепроверить, объяснив, что её случай неоднозначный, и требует пристального внимания.

«G1 по степени злокачественности самый "добропорядочный" из раков, более агрессивные – G2 и G3. Если дать стёкла с G1 экспертам мирового уровня, то среди них мнение тоже разделится 50 на 50: грань между просто пролиферацией (прим. авт. – увеличения количества клеток) или in situ G1 очень тонкая, поэтому вероятность двоякого толкования высока», – пояснили Наталье врачи. 

Грань между "безобидной" пролиферацией и карциномой in situ G1 очень тонкая.

15 января филиал ФГБУ НМИЦ радиологии Минздрава России выдал Наталье очередное заключение – «рак левой молочной железы 0 стадии».

Во все колокола

Измученная хождениями по врачам пермячка начала «бить во все колокола»: написала в Министерство здравоохранения Пермского края и России, в генпрокуратуру, страховую компанию, а также обратилась в приёмную председателя СК России Бастрыкина.

Краевой Минздрав провел ведомственную проверку оказания медицинской помощи пациентке в Пермском краевом онкологическом диспансере и нарушений не обнаружил. В СКР по Пермскому краю обращение Натальи не поступало.

Ведомственная проверка краевого Минздрава нарушений не выявила.

«А на днях мне позвонил врач из Перми и попросил подписать документ, якобы в ноябре я отказалась от лечения. Но я не отказывалась! С апреля я ходила по больницам, а мне не могли установить верный и точный диагноз. Моё состояние всё ухудшалось, а мне говорили, что всё хорошо. Я считаю, если врачи сами не знают, что делать с пациентом, то должны отправлять его туда, где знают. Я находилась и нахожусь без должного лечения», – говорит Наталья.

Как лечат рак на 0 стадии?
Как лечат рак на 0 стадии? Фото: Коллаж АиФ/ Татьяна Титова

Пермячка хочет «адекватного» лечения, но боится, что время могло быть упущено.

«В итоге мне прописали специальные таблетки, но опять одни врачи устанавливают одни сроки приёма, другие врачи – другие сроки (кто-то пять лет говорит принимать, кто-то меньше). Сейчас надо разобраться с этим. Это же нагрузка для организма, – говорит Наталья. – Конечно, было бы легче удалить мне грудь и посмотреть досконально, что такое с ней происходит. К этому меня сейчас склоняют в Перми. Но я, честно, не готова решиться на это».

Наталья не готова удалять грудь.

Наталья ждёт, когда же сроки приёма лекарств прояснятся и надеется на улучшение своего состояния. Также она хочет, чтобы проверили на халатность сотрудников клиник, которые не могли помочь ей. Помимо этого, она надеется вернуть деньги за некачественно предоставленные услуги (речь про центр в Санкт-Петербурге). 

Сайт perm.aif.ru продолжит следить за ситуацией.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах