aif.ru counter
145

Чьи песни петь? Как башкир развивает в Пермском крае этническую музыку

Андрей Михайлов / Из личного архива

В этом году в жизни этно-инструментального проекта «Седой Урал» произошло большое событие: группа выпустила свой первый альбом «Родниковая вода». Правда, из-за пандемии коронавируса и режима самоизоляции презентацию диска пришлось провести в формате онлайн-концерта. Что никак не умаляет значимости события для группы, базирующейся при Пермском доме народного творчества «Губерния».

Этот альбом, словно полноводную реку, напитали башкирские, татарские, мансийские, коми-пермяцкие и русские мелодии-родники. Есть и авторские композиции.  Вдохновение для них заядлый путешественник Радик Гарипов черпал в походах по Прикамью и любимым Уральским горам – в журчании таёжного ручья и треске костра, шелесте трав и перешёптываниях деревьев, песнях птиц и ветра.

О том, как пришёл к музыке, освоил народные инструменты и зачем ему это нужно, Радик Гарипов рассказал корреспонденту «АиФ-Прикамье».

Наказ свыше

К этнической музыке Радика Гарипова потянуло уже в зрелом возрасте… после страшной травмы. В 1995 году он в качестве инструктора детского лётного лагеря «Высота» при Пермском аэроклубе готовился к полётам на планёре. И во время сборки лебёдки на него рухнула полуторатонная стальная плита. Радик успел отпрыгнуть в самый последний момент, но левую ногу сильно придавило. Её пришлось ампутировать.

Мужчина вспоминает, что тогда он обратился к Создателю: «Если ты отнял ногу, то дай что-нибудь взамен, чтобы я мог максимально служить тебе». Так и вышло. После потери ноги он заметил, что у него увеличилась скорость мышления, он стал более тонко чувствовать окружающий мир и людей. 

«А в 1997 году получил наказ свыше: «Иди и изучай древние музыкальные инструменты». До этого я как-то равнодушен был к музыке, хотя в родне – особенно по отцовской линии – много музыкантов. Я принадлежу к роду катайских башкир, испокон веков кочевавших по склонам Уральских гор. Поэтому, естественно, сначала обратил внимание на наши традиционные инструменты. Когда начал их осваивать, то почувствовал, что у меня есть генетическая склонность к музыке. Иначе бы вряд ли смог за короткий срок осваивать инструменты, которые резонируют с нашим культурным кодом», – рассказывает Радик Гарипов.

Начал он погружение в этническую музыку, как ему казалось тогда, с самого простого инструмента – башкирского кубыза.

«Русские называют кубыз варганом. По поводу его простоты я, конечно же, заблуждался. Хотя и выглядит кубыз вроде незатейливо: рамка и вибратор. Но он оказался совсем непрост. В то время в Перми была развита варганная тусовка. Также брал уроки у разных мастеров, в том числе у известного виртуоза Роберта Загретдинова. Ездил к нему в Уфу. Замечательный был мастер, выступал до последних дней своей жизни. После кубыза я начал осваивать узляу – горловое пение. Тоже далось непросто. Если честно, горло болело аж три месяца – пока не освоил низкое горловое пение. Тоже часто ездил учиться в Башкортостан, где много мастеров горлового пения. Каждые два года в Мечетлинском районе проводятся конкурсы разного уровня (вплоть до мирового) среди кубазистов», – добавляет Радик.

Об успехах в освоении горлового пения сам за себя говорит такой факт: вместе с «Седым Уралом» Гарипов занял первое место на V Межрегиональном конкурсе кубызистов и исполнителей узляю в 2015 г. (Башкирия). Пермская группа тогда победила как раз в номинации исполнителей горлового пения.

Уйти от попсы

После кубыза и горлового пения Радик взялся за курай – национальный духовой инструмент башкир и татар.

«Очень сложный инструмент. Как мне рассказывали мои наставники, чтобы просто извлечь звук, у начинающих уходит до восьми недель и больше. Мне это удалось через восемь минут после того, как взял курай в руки. Как-то так получилось, но это был единственный мой успех (смеётся). Потом был долгий период постижения нюансов и тонкостей курая, многие из которых не освоил до сих пор. Всё-таки сказывается отсутствие системного музыкального образования. Но сейчас уже могу играть на курае на более-менее приемлемом уровне», – говорит Радик Гарипов.

Кураем он, разумеется, тоже не ограничился. И сегодня в его арсенале – башкирские думбыра (струнный щипковый инструмент) и дангор (бубен), мансийский санквылтап и хантыйский нарсьюх (родственные струнные инструменты), русские гусли и коми-пермяцкие пэляны (флейта).

«Знаете, каждый этнический инструмент любого народа, который исстари населял Прикамье, – очень глубокая тема. В каждом инструменте – своя Вселенная. Когда начинаешь их осваивать, то понимаешь, какой мощной и живительной культурой обладают наши народы. Например, слушая мансийские мелодии на санквылтапе, отчётливо ощущаешь, что за ними стоит древняя и высокоразвитая культура. Огорчает, что сегодня многие из нас мало интересуются родной этнической музыкой, мы поём и слушаем чужие песни из западной традиции, ограничиваем себя попсой. Зайдите в любой парк или торговый центр – кругом засилье импортной музыки. Я в таких случаях вспоминаю восточную поговорку: «На чьей арбе (двухколёсная телега у тюрков. – Авт.) едешь, того песни и пой». Хочется, чтобы наши земляки больше внимания уделяли этнической музыке, знали её. Взять крыловидные гусли. К ним у русских людей порой можно заметить несерьёзное отношение. Пока не послушают их, не подержат в руках. Сужу по опыту наших выступлений: надо видеть удивление людей, когда они вживую слышат гусли. Убеждён, игру на этом инструменте надо развивать. Это одна из важных тем», – считает Радик Гарипов.

 

Как возродили коми-пермяцкие гусли?

С подачи Радика Гарипова даже возродили несколько народных инструментов. Среди них – пятиструнная думбыра. 

«Этот инструмент незаслуженно подзабыли в XX в. По моей инициативе его воссоздали: занимался этим башкирский мастер, который проделал серьёзную работу. Как и в случае с русскими гуслями, хочется, чтобы башкиры «вспомнили» про пятиструнную думбыру и наряду с трёхструнной активнее осваивали эти древние инструменты», – говорит Радик.

А ещё он в своё время озадачился таким вопросом: почему у марийцев, удмуртов, манси, коми-зырян и других родственных им финно-угорских народностей есть свой струнный щипковый инструмент, а у коми-пермяков нет?

«Никто из знакомых музыкантов, историков и этнографов не мог ответить на этот вопрос. Я понимал, что такого не может быть. Через два года поисков попросил студента педагогического университета Святослава Кривощёкова, который сам родом из Коми-Пермяцкого округа, заняться этим вопросом. И что вы думаете? Он нашёл в архивах, датированных серединой XIX века, упоминание о коми-пермяцких гуслях. И там даже описание их было, так что не пришлось особо выдумывать, как их делать. Заказал пермскому мастеру. Конечно, что-то сделали по-своему, применили современные технологии, чтобы расширить возможности инструмента. Например, вместо деревянных колков использовали рояльные. Но, считаю, что музыкальный строй восстановленного инструмента позволяет исполнять аутентичные коми-пермяцкие мелодии. Кстати, названия у него до сих пор нет. Предлагайте свои варианты», – обращается к нашим читателям Радик Гарипов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах