3512

Акционеры: 20 лет спустя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Прикамье 13/12/2011

В селе Уинском, а также в его окрестностях живут тысячи инвесторов.  Двадцать лет назад в их жизнь вошло слово ваучер - бумажный эквивалент причитающегося каждому кусочка национального достояния. 

Ваучер можно было продать за живые деньги или обменять на акции с перспективой получения ежегодных дивидендов. Недолго селяне получали проценты со своих ваучерных вложений. Затем поток иссяк, и через несколько лет в Уинском созрел вопрос: а деньги где? Сформулировал его местный житель Николай Акулов. Вопрос  адресован двум компаниям - «Ермак» и  «Каменный пояс», куда в основном вложились уинские жители.

Мятежник Акулов 

В отличие от пресловутого «Хопра» и прочих провальных инвестиционных брендов, ИК«Ермак» и ЧиФ «Каменный пояс» живут и процветают. Только дивидендов не платят. Иные акционеры молчат, а уинские волнуются. Огорчают их финансовые отчёты, в которых фигурируют миллионы и даже сотни миллионов  рублей, отданных то взаймы, а то и просто как спонсорская помощь, безвозмездно. И вот в районном Доме культуры собрались 240 земляков с одной целью - разобраться, как так вышло, что государственное богатство, обменянное на акции, стало пустым местом.  

-  Люди приехали из разных деревень обменяться мнениями. Мат стоял! - вспоминает Николай Васильевич. - Однако формальности были соблюдены. Секретарь и председатель собрания, и протокол. Я выступил, рассказал, что намерен обратиться в суд с иском к совету директоров компании «Каменный пояс» и лично к председателю компании «Ермак», известному политику Виктору Похмелкину. Меня поддержали. 

Так начался крестовый поход за правдой.

Огонь на себя 

Резонный вопрос, почему пошёл по инстанциям один, Николаю Акулову задавали и товарищи, и родня.    

- Я всю жизнь на руководящей работе,  знаком с системой и с бюрократической процедурой, - поясняет Николай Васильевич. - Решил пройти весь путь первым, чтоб других после научить на своём опыте.    

Действительно, трудовая биография у Николая Акулова убедительная. Заведовал торгом, руководил хлебозаводом, строительством почти всех крупных магазинов в районе, на пенсии работал зампредседателя райпо. А в новых условиях старый опыт дал осечку. Ленинский суд в Перми, куда по месту нахождения ответчика был подан иск к чековому фонду «Каменный пояс», отказался рассматривать дело. Пришлось перенести сражение из гражданского в арбитражный суд. Представитель «Пояса» в заседание не явился. Красноречие истца Акулова, все подобранные им факты и аргументы пропали втуне. Оценить выступление мог лишь одинокий приглашённый  журналист. Суд пришёл к выводу, что дивиденды вкладчикам не выплачивают законно, по решению общего собрания акционеров. Совет директоров на основании итогов голосования не выплачивает дивиденды. Взятки гладки. Тогда Акулов подал заявление в милицию о мошенничестве. В возбуждении уголовного дела ему также отказали.   

-  Вот мне письма опять прислали из этих фондов с предложением заочно отдать за них голос, - достаёт Николай Васильевич бумагу из аккуратной папки. - И заранее сообщили, что дивидендов опять не выплатят. 

Инициатива наказуема 

За проигрыш в арбитражном суде Акулову пришлось заплатить. 

- Предъявили к оплате 4600 руб., а пенсия у меня 6700, - разводит руками мой собеседник. - Себе в убыток за дивидендами сходил. И ведь что обидно, ни секретаря в суде не было, ни диктофона. Решение судья вынесла через 15 минут. Отказать! Даже не раздумывала. 

Он мог решение оспорить в высшей инстанции. Отказался, когда узнал, что для этого  нужно заплатить более 30 тыс. руб. С «Ермаком» не стал судиться по той же причине -  дороговато.

-  Пошёл другим путём. Я ведь в правящую партию вступил. - Николай Васильевич показывает партбилет. На вид - банковская пластиковая карта, на ней вытиснено имя владельца. Только проценты и по этой карте не накапали. 

- Никто в партии мою борьбу не поддержал. Тогда, говорю, выйду из «Единой России», и -  партбилет на стол! А они брать отказываются, велят в Москву обращаться.  

До Бога - высоко, до царя - далеко  

Партийный пенсионер Акулов пошёл ва-банк - позвонил на прямую линию лидеру партии. Там его выслушали. В ответ - тишина. Не дождавшись реакции, написал Николай Васильевич лично российскому президенту. К письму - приложение с финансовыми отчётами и расчётами на 35 страницах.  

- По закону на моё обращение должен поступить ответ. 

Николай Акулов ведёт свою борьбу в законных рамках и верит, что на противоположной стороне находятся такие же грамотные и добросовестные люди. Как только получит официальный ответ от Президента РФ, намерен вновь собрать вкладчиков Уинского района в Доме культуры, чтобы обсудить тактику дальнейшей борьбы. Сдаваться он не намерен.  

- Дивиденды не получают 15 миллионов вкладчиков. Дело даже не в деньгах. Я справедливости хочу - для всех!  

Та заводская проходная 

Геннадий Печкалёв, 75 лет:

- Я работал начальником большого цеха. Да что цеха! - огромного хозяйства, включавшего несколько подсобных сельхозприятий, медсанчасть, поликлинику, строительный комплекс,  школы, детские сады, столовые… в общем, всю социальную сферу крупного градообразующего предприятия. Поэтому ваучер вложил не куда-нибудь, а в акции родного завода. Знал, что дело того стоит, как говорится, сам делал. Доплатил и прикупил акций сверх того, что полагалось бесплатно. Сегодня  я -  владелец 8022 акций «Пермских моторов».   

Ни одного рубля дивидендов так и не дождался. Завод работает. Но юридическое лицо, выпустившее мои акции, хозяйственной деятельности не ведёт. Все деньги, какие  есть, уходят на содержание самого «лица». Акции на текущий момент по номиналу стоят два рубля с копейками каждая. Если продать, выручу 16 тысяч. Тоже деньги. Так ведь нет желающих купить. А если бы и были - не продам!  Посмотрю ещё, как дело обернётся. 

Та часть завода, которая досталась  американцам, и та, в которую вложились немцы, выпускает вполне конкурентоспособную продукцию. Может,  и наши подтянутся? 

Заплатил за науку 

Виктор, владелец крупной строительной фирмы, 51 год: 

- Скупка приватизационных чеков - это мой первый бизнес. Сначала занимался после работы, вскоре пришлось уволиться с завода, где я работал заместителем начальника цеха. Ездил, а порой  летал через всю страну: если во Владивостоке ваучер сегодня стоил три  тысячи, а в Калининграде семь тысяч, надо было купить и продать за сутки-двое. Обычно разница в цене была не такой явной, и всё колебалось порой буквально в течение часа. Представляете,  скупщики закупались во Владивостоке и везли пачки ваучеров на другой конец страны, коньюнктура сразу менялась.     

Это была хорошая школа, тренинг. Заработанные деньги я вложил в свой первый офис, они стали стартовым капиталом. Пришёл кризис 98-го года,  дефолт, и всё сгорело. Но я уже многое знал, умел, и в итоге я создал более крупный диверсифицированный бизнес на месте того, что пропало. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах