757

День памяти жертв Холокоста: воспоминания пермских очевидцев трагедии

Фото: Дмитрий Овчинников

Пермь, 28 января - АиФ-Прикамье. В ходе геноцида около 6 млн евреев было уничтожено. Это почти треть всего еврейского населения мира.

В Перми людей, переживших трагедию, живет совсем немного. Как рассказала Мария Златкина, директор еврейской воскресной школы и куратор проекта «Холокост в нашей памяти», на сегодняшний день осталось всего 7 пермских узников Холокоста.

 

 

«Все они сейчас в таком состоянии, что их лучше не беспокоить, – рассказывает Мария. – К слову, вчера был День памяти жертв Холокоста, и мы никому из них не звонили, потому что у них давление и вряд ли они смогли бы приехать на мероприятие. У нас остались их воспоминания в архивах: фотографии, рукописные записи, фильмы. К несчастью, недавно, в сентябре, умер один из узников – Розен Борис Аронович».

Воспоминания пермских узников Холокоста попытался собрать корреспондент «АиФ-Прикамье» при помощи благотворительного Фонда «Еврейский Общинный социально-культурный центр «Хэсэд-Кохав».

Софья Самуиловна Моисеева

Родилась в 1938 году в Рославле Смоленской области. В дошкольном возрасте подверглась преследованию немецко-фашистскими  захватчиками, попала за колючую проволоку. Из детских воспоминаний помнит только крики, стрельбу и бомбежки: «Все вокруг кричали: Спрячьте эту девочку в красном сарафане, скорее». После окончания войны училась, получила среднее образование, стала работать на ИТР. Вышла замуж. Родила Сына. В 1979 году овдовела. А в 1994 году вышла на пенсию.

Борис Захарович Винницкий

Родился 16 марта 1929 года в Винницкой области, село Великая Косница. В начале июля 1941 года в составе семьи (мать и пятеро детей) эвакуировались в Крыжополь, Винницкой области, где дожидались отца и других родственников  до конца июля 1941 года. Не дождавшись их в связи с приближением фронта, всей семьей решили эвакуироваться дальше. Доехав до села Жабокрич, Крыжопольского района, остановились переночевать. Ночью следующего дня наступили немцы. Стали  возвращаться домой в село Великая Косница. По пути, не доезжая до села Мясковка, Крыжопольского района, появились румынские жандармы, забрали лошадей, все ценные вещи и отправили в Мясковку. Там семьей находились до сентября 1941 года.  В начале сентября, пройдя  пешком 35 км, добрались до родного села. «Там выяснилось, что всех мужчин евреев, в том числе моего отца, двух дедушек  забрали в Концлагерь с. Косоуцы, в Молдавии на принудительные работы».

В селе всех согнали  в дом соседа-еврея, где уже жили две семьи. Дом семьи и дом дедушки были уже заселены большой семьей унгенов. Все имущество, которое оставалось в домах, было разграблено.

К лету 1942 года разрешили устраиваться на работу к жителям села, брать работу на дом.  Женщины вязали по заказу носки, чулки, перчатки и другие швейные изделия. Приходилось вязать не только женщинам, но и мужчинам. За работу давали продукты, одежду.

В марте 1943 года всех евреев, числившихся в селе, вывезли  в село Дзыговка, Ямпольского района Винницкой области для сосредоточения. Прожил он там 15-20 дней, после чего  были возвращены обратно в Великую Костницу.

В сентябре 1944 года продолжил учебу  в 7 классе средней школы, которую успешно закончил в 1945 г.

С  8 апреля 1943 года находился  в гетто м. Ямполь (из справки государственного архива Винницкой области).

Борис Аронович Розен

Родился в 1929 году в Харькове. В ноябре 1941 года под угрозой расстрела  вместе с семьей отправился в барак на окраину города в район тракторного завода. В бараках, куда отправляли всех евреев, не было ни света, ни воды, ни еды. Воду получали из снега, тогда уже начинавшего выпадать. Ели сырую свеклу, которую выкапывали из мерзлого грунта. Бараки были окружены столбами, с натянутой на них колючей проволокой. Взрослые не пытались бежать, так как у них не было документов, и при поимке их ожидал расстрел. Об этом говорилось в объявлении у ворот гетто.

Менял остатки вещей на картошку и хлеб прямо у ворот гетто (за детьми мало кто смотрел). Но вскоре ему удалось уйти, вынужденно оставив родителей там.

В декабре-январе все население гетто было расстреляно.

Сбежавшего мальчика приютила женщина, проживающая неподалеку. Звали ее Уля. Она дала мальчику новое имя – Володька Бойко. Так звали погибшего, дорогого ей человека. С этим именем он и жил до освобождения от оккупации.

После долгого путешествия в поисках укрытия, в 1943 году оказался в Перми. Сразу с вокзала его отправили в приемник – распределитель НКВД. Там он пробыл месяц, пока искали возможных родственников. После отправился в интернат для эвакуированных детей из Ленинграда.  

Отвечая на вопрос: «Как вам удалось выжить в этой катастрофе?», Борис Аронович сказал следующее: «Я свободно  говорил на украинском языке. Достаточно хорошо понимал смысловые значения немецкой  речи. Я очень хотел выжить, чтобы учиться и, по возможности, бороться против идеологии фашизма».

Антонина Михайловна Сердюкова

Родилась на Украине. О начале войны она, участница концерта музыкальных школ, узнала на сцене театра в Сталинграде. Пережила страшную бомбежку города, которая не прекращалась ни днем, ни ночью.

Была угнана в Германию. Три года (1942-1945) находилась на принудительных работах на алюминиево-ванадиевом заводе в городе Лаутанверке в 60 км от Дрездена. Рабский труд, унижение, полуголодное существование.  Зимой стены барака покрывались инеем, летом не давало жить неимоверное количество клопов.

В лагере познакомилась с французом Клодом. Когда советские войска подошли к городу, бежала с Клодом в Париж. Через год, в отсутствие мужа, её с годовалым сыном советские войска отправили в телячьем вагоне через Германию в СССР, в фильтрационный лагерь.

Антонине Михайловне удалось нелегально приехать в Свердловск, к своей бабушке, где она жила под страхом в любой момент быть сосланной в советские концлагеря.

Александр Рувимович Мершон

Родился в 1937 году. С четырех лет находился в Жмеринском гетто. Жители гетто – голодные, оборванные, часто разутые – использовались на подневольных работах. От полного уничтожения спасло гетто то, что Жмеринка была оккупирована румынами, а не немцами.

Александр Рувимович – учитель физики в школе, работает до сих пор. Имеет сына и двух внуков.

Годы летят, но не стираются из памяти слова его матери: «Боже, Боже, не дай такому повториться!».

Фрейда Лейбовна Палко

Родилась в 1927 году. В августе с мамой, бабушкой и 17-летней сестрой оказалась в гетто в городе Стародуме Брянской области. Мужчин и мальчиков с 14 лет увели «на работу», и больше они не вернулись. Позднее стало известно, что их всех расстреляли. Остальных расселили в крестьянских избах, по 100 человек в небольшом помещении. Спали на полу, многие умирали от голода и болезней.

Весной 1942 года Фрейда бежала из гетто. Беленькая и голубоглазая, она смогла получить метрики на имя Сидоренко Лидии Павловны и устроиться на работу.

Вскоре немцы вместе с другими молодыми женщинами и девушками угнали ее в Германию. Три года принудительных работ, в том числе на вредном производстве. Голод. Унижение.

После освобождения осталась без родных и жилья. На работу не брали из-за того, что была в Германии.

Отыскался дяди в Перми, и с трудом устроилась на работу с мизерной зарплатой.

Вышла замуж, родила 2 сыновей, есть 3 внучки, 3 правнука.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах