170

За рулем трехтонки. Анна Токмакова – о мужской профессии и салюте Победы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Прикамье 05/05/2015
Анастасия Котельникова / АиФ

Оттуда наша землячка салютовала Победе. Домой Анна Константиновна вернулась лишь в июле 1945 г.

Из деревни на войну

Безжалостные жернова войны не щадили никого. Женщины наравне с мужчинами воевали на линии фронта. Под свист пуль медсестры вытаскивали на своих хрупких плечах с поля боя раненых. Оставшиеся в тылу женщины взвалили на себя мужские обязанности: встали за станок, сели за руль трактора, освоили сложнейшие профессии…

Досье
Анна Токмакова. Родилась в 1922 г. в д. Сухой Лог, Кунгурского р-на. Награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», тремя юбилейными медалями ко Дню Победы, юбилейными медалями к 60- и 70-летию Вооруженных сил. У нее четверо детей, 6 внуков и 10 правнуков.

Анна Токмакова, жительница п. Шадейка (Кунгурский р-н), во время войны подвозила на своем грузовике спецтехнику к истребителям. В 1943-м ее призвали на фронт. Ей было 20 лет. А до этого деревенская девчушка училась с закрытыми глазами разбираться в тяжелой технике.

«Я машин сроду не видела. А тут на грузовик посадили. Заводить его приходилось вручную: сначала газ включаешь, потом быстро из кабины выскакиваешь, чтобы прокрутить механизм. Потом снова заскакиваешь. В стужу окоченевшими пальцами меняли детали», – рассказывает ветеран.

Младший брат Анны Константиновны уже второй год воевал с фашистами (его забрасывали в тыл врага), когда повестка на фронт пришла и Ане. Уезжать из дома ей было страшно. Да и мама сильно переживала. Но война есть война. Сначала ее направили в Хвалынск на трехмесячные курсы шоферов.

«Жили в бараках, мерзли, голодали. Кормили во время учебы очень плохо. В день выдавали по 600 г хлеба. Сперва пыталась экономить: утром съем чуть-чуть, остальное спрячу. Но бойкие сослуживицы находили и отбирали. Поэтому приходилось съедать все зараз, а потом весь день голодать. В обед привозили подсоленный кипяток. Если повезет, попадала в тарелку кожурка от огурца. Но даже эту похлебку редко удавалось нормально выпить. Только подносишь ко рту ложку, как раздается приказ: «Стройся!» Бросаешь все, бежишь на построение, – вспоминает ветеран. – Мама мне деньги высылала. На них я покупала булку. Но когда со всеми разделишь, каждому лишь по крошечке достанется. Бани не было, нас заедали вши, по стенам ползали тучи тараканов».

К концу учебы пришла экзаменационная комиссия. Сержант, молодой парень, поглядел на щуплых испуганных девчушек и, видно, пожалел. Посоветовал курсисткам на экзамене сделать ошибки, чтобы на фронт не отправили, в результате вся группа дружно завалила смотр. Раз не сдали, всех снова оставили на трехмесячное обучение.

В 1943 г. новоиспеченного шофера Токмакову распределили в авиационную часть, которая в то время находилась в Средней Азии. А перед этим от грязи и антисанитарии у девушки на теле образовались гнойные воспаления, которые в народе называют «сучье вымя». Накануне отправки Ане сделали операцию – вырезали их. Перебинтованного солдата решили не отправлять в часть, но девушка настояла. Сказала, что с ними едет медсестра, которая сделает ей перевязки.

Приехав в солнечную знойную Азию, молоденькие девчушки прямо с поезда ринулись к морю. Благо на помыться-постираться командование выделило им целый день. К вечеру всех девушек положили в санчасть со страшными ожогами. Аню от раскаленных лучей азиатского солнца уберегли бинты. Поэтому из всей роты только ее и еще одну сослуживицу отправили вслед за авиационной частью на подмосковный аэродром. Там боец Анна Токмакова получила в свое распоряжение грузовую машину ЗИС-5.

Моторы для истребителей

«Здесь, в Подмосковье, я ожила. Огород был рядом, ели супы из капусты. Но каждый день был страх, что на нас нападут фашисты. Окна в части завесили черным материалом, чтобы с улицы не было видно огня. Нам дали боевое задание: днем и ночью смотреть за тем, куда падает сбитый военный самолет, находить его, разбирать на запасные части и привозить на аэродром. Мне в помощь снарядили шестерых мальчишек. Они перетаскивали моторы с истребителей на мою машину – надрывались, но не жаловались», – вспоминает Анна Константиновна.

Так и прослужила кунгурячка на аэродроме до мая 1945-го. Уже в самом конце войны в их часть пришло распоряжение: девушек убрать, на их места назначить раненых солдат. А в воздухе уже витало сладкое предчувствие окончания войны. И вот приказ командира: «Мойте машины, готовьтесь. Поедем на салют Победы».

«За три дня до салюта на наши грузовики поставили прожекторы и зенитные установки. Кремль и Красная площадь были окольцованы такими машинами в три ряда. Меня с моей трехтонкой поставили у Киевского вокзала. По приказу мы все одновременно включили прожекторы. Так я и салютовала Победе», – рассказывает ветеран.

Первый мирный день

После Победы первая мысль уставшей от военного быта девушки была о доме. Но впереди ждало еще одно ответственное задание – исторический Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 г. В этот день Анна Токмакова на своей «боевой подруге» вновь вышла салютовать. Поэтому когда уже в июле Анне выдали военный билет, она быстро собралась на поезд. Даже с Москвой не попрощалась. Потом. Все потом.

«За то, что я во время службы ни разу выговоров не получала, меня наградили новой английской шинелью. Сразу представила, как сошью себе из нее красивое пальто», – продолжает рассказ Анна Константиновна.

Об этом деревенская девушка уже давно мечтала. Также молодому бойцу подарили две юбки и гимнастерку. Обновки в дорогу девушка надевать не стала. Зачем портить? Аккуратно сложила их в вещмешок вместе со всеми документами, медалями и черно-белыми фотокарточками – похвастаться перед мамой.

С вокзала со всех ног помчалась домой, но мать оказалась на покосах. Закинув свои пожитки в дом, Анна побежала к ней в поле. Старшая Токмакова хоть дочери и обрадовалась, но работу не оставила.

«Упрашиваю ее идти скорее домой! А она не соглашается, мол, копнить надо. Так мы и проработали в полях до позднего вечера. Даже поговорить некогда было», – с жалостью вспоминает ветеран.

Сил у уставших женщин хватило только на то, чтобы дойти до дома и лечь спать. Так в поту и работе Анна Константиновна провела свой первый мирный день.

В ту же ночь, пока хозяйки крепко спали, кто-то из односельчан стянул из квартиры вещмешок. Испугавшись, что за потерю документов могут наказать, девушка не стала заявлять в милицию. А когда решилась, оказалось, что военный билет даже в военкоматах искать не будут, а медали повторно не выдают. Жалко было и военные фотографии, и несшитое из шинели пальто… Но время шло, и о краже постепенно забыли.

Лишь через много лет, когда Анна Константиновна вышла на пенсию, она осознала цену своей потери. Без нужных документов она не смогла получить положенную пенсию. Льгот как участник войны она тоже добиться не смогла. Помыкавшись с заявлениями по разным инстанциям, пожилая женщина больше не стала добиваться справедливости.

«Есть дети, внуки – без заботы не останусь», – говорит кунгурячка.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах