1368

Вексельные мельницы. Какой игорный бизнес цветёт в крае?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Прикамье 29/04/2016
Дмитрий Овчинников / АиФ

Сегодня многие игорные притоны завуалировались под заведения, в которых якобы предоставляют финансовые услуги, а клиенты занимаются экономической деятельностью. Их бум начался полтора года назад.

Страсть в подполье

В прошлом году в нашем крае правоохранители из нелегального оборота изъяли 725 единиц игрового оборудования. Из них 606 передали на уничтожение. На провинившихся наложили более 2 млн руб. штрафов.

Есть и уголовные преступления. В 2015 г. в Прикамье возбудили семь дел за проведение незаконной игорной деятельности, в том числе против организованной преступной группы (это единственное подобное дело в России в прошлом году. – Авт.). Главными участниками ОПГ оказались мужчина и женщина, которые открыли в Свердловском р-не Перми подпольное игорное заведение. Его тщательно законспирировали: попасть туда мог только узкий круг лиц. Когда оперативники накрыли клуб, то во время обыска изъяли 30 классических игровых автоматов, системные блоки, черновые записи и порядка 2,1 млн руб. Как удалось доказать в суде, прибыль ОПГ от незаконной игорной деятельности превысила 23 млн руб. В итоге Свердловский районный суд признал пару виновной в незаконной организации и проведении азартных игр, совершённых организованной группой с извлечением дохода в особо крупном размере. Мужчину приговорили к 2,5 годам колонии общего режима и штрафу в 200 тыс. руб. Его напарница тоже заплатит штраф в 150 тыс. руб. и два года отсидит в колонии.

По неофициальным данным, сегодня в краевой столице продолжают работать несколько подпольных казино и игровых клубов.

«По нашей информации, в Индустриальном р-не действуют как минимум два казино, на Парковом – два, в Свердловском р-не и Мотовилихе – по одному. Но это всё по слухам. Потому что попасть туда очень сложно: пропускают только своих. Так, в казино на Парковом у клиентов даже телефоны забирают. Недавно позвонил молодой человек, который сильно проигрался в таком заведении. Обещает помочь проникнуть в казино», – рассказывает Дмитрий Печёнкин, глава фонда «Гражданско-правовой контроль», который занимается борьбой с незаконными игорными заведениями.

Женева в помощь

Понятно, что подпольные казино – удел обеспеченных людей. К услугам же рядовых лудоманов (от ludo – лат. «игра») – масса клубов, работающих под видом компаний, где якобы предоставляют финансовые услуги. И это, по словам Дмитрия Печёнкина, сегодня главная головная боль. Все они работают открыто, их яркую рекламу на улицах города трудно не заметить.

«Многие такие заведения прикрываются смежной экономической деятельностью, которая официально разрешена, – сетует Виктор Кошелев, начальник ГУ МВД России по Пермскому краю. – В прошлом году наши сотрудники столкнулись с несколькими вариантами прикрытия: внебиржевая торговля простыми векселями, форвардными контрактами и бинарными опционами. Но при заключении этих сделок используется электронное оборудование, которое внешне походит на игровой автомат. И клиенты выполняют на нём манипуляции, как на игровых автоматах. Взять, к примеру, заведения под вывеской «Вексельная система». У них на стенах висят копии уставных документов, из которых следует, что программно-аппаратный комплекс предназначается для торговых операций на вторичном рынке векселей. Там даже есть ссылки на Женевскую конвенцию 1930 (!) г. «О единообразном законе о переводном и простом векселе». При этом на мониторах компьютеров крутятся всё те же барабаны с комбинациями из классических азартных игр».

А на клавиатуре добавлены кнопки «Купить», «Продать». На наш взгляд, это уход от уголовной ответственности. К сожалению, сегодня законы не поспевают за этими формами, что позволяет зарабатывать деньги на чужом горе.

По такому же принципу сейчас в Прикамье (да и по всей стране) работают и многие другие заведения. Есть сети как федерального уровня (уже прикрытые «Спортлото» и гослотерея «Победа», «Вексельная система»), так и регионального масштаба (например, MaxBet).

Лицемерие и самообман

Как отмечают эксперты, участники этого рынка юридически очень подкованы, и к ним трудно подкопаться. Над созданием и сопровождением той же федеральной сети клубов «Вексельная система», вероятнее всего, работала команда юристов экстра-класса. Так, в качестве юридической оболочки они взяли устаревшую (можно сказать, мёртвую) экономическую систему – внебиржевую торговлю простыми векселями. В таких клубах всё продумано до мелочей.

«У них в наличии до 400 разных документов, где прописаны все нюансы. На каждое действие полиции у сотрудников этих компаний есть документы, юридические обоснования, инструкции, как себя вести», – говорит Дмитрий Печёнкин.

По его словам, настало время прекратить заниматься самообманом и балаганом.

«Сегодня противодействие игорным заведениям напоминает борьбу с ветряными мельницами. Взять, например, дилинговые центры MaxBet, где клиенты якобы играют на котировках ценных бумаг, а на самом деле – в те же автоматы. Удалось закрыть несколько таких центров. Они подали в суды и выиграли их. И потребовали вернуть изъятое оборудование. Мы видим, что открываются новые клубы, придумываются очередные лазейки и схемы обхода закона. Обществу нужно признать, что закон не работает. И прийти к какому-то консенсусу, что делать с игорным бизнесом. Либо чётко говорим, что закрываем всю игорку в стране. И жёстко реализуем это на практике. Либо разрешаем и легализуем игорную деятельность, чтобы не плодить серые схемы и криминал», – считает Печёнкин.

Комментарии

Вячеслав Еговцев, нач. Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Пермскому краю:

«Мы накопили большой опыт борьбы с подпольными клубами и казино. С игорными клубами, которые прикрываются торговлей ценными бумагами, бороться сложнее, потому что они используют пробелы в законодательстве.

Доходит ведь до смешного. Проводим проверку в таком клубе, общаемся с клиентами, которые якобы торгуют векселями. Но очевидно, что их интеллектуальный уровень не позволяет не то что векселями торговать, они сумму десяти купюр не сосчитают. На наш взгляд, выход такой – законодательно запретить визуализацию игрового процесса на электронных носителях, которая присутствует в этих заведениях. Чтобы она подпадала под понятие незаконной игорной деятельности. И мы вместе с пермской прокуратурой подготовили и отправили в Москву необходимые поправки в федеральный закон».

Александр Ромашкин, председатель пермской общественной организации «Финансовая грамотность»:

«Надо признать, что закон об игорной деятельности, который ввели по принципу сухого закона для алкоголя, провалился по многим позициям. Один из его плюсов – сократилось число игроманов, потому что усложнился доступ к азартным играм. Но спрос на них был и сохраняется. И взамен закон, по сути, ничего не предложил. Те же игорные зоны толком не заработали. А раз есть неудовлетворённый спрос, значит, и предложение в виде игорных заведений всегда будет. Из практики: как только открывается новый клуб, число его посетителей зашкаливает. При этом часто в современных аппаратах устанавливаются такие программы, что люди быстрее проигрывают и тратят больше денег, если сравнивать с предыдущими поколениями игорного оборудования. И закон всегда будет опаздывать за новыми видами игровых клубов. Потому что на той стороне работают юристы топового уровня.

Можно ли незаконный игорный бизнес прижать к ногтю? Только в одном случае: для этого нужна серьёзная политическая воля на федеральном уровне, с подачи которой начнут эффективнее работать и региональные силовые структуры. Но сомневаюсь, что это произойдёт, учитывая, что это очень прибыльный бизнес с большими оборотами, из расходов у которого только аренда да зарплата персоналу».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах