Примерное время чтения: 7 минут
768

Время возвращать земли. Сколько в крае заброшенных сельхозугодий?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Прикамье 15/11/2017
Около 366 тыс. га заброшенной пашни можно вернуть в оборот без больших затрат.
Около 366 тыс. га заброшенной пашни можно вернуть в оборот без больших затрат. / Владимир Анин / АиФ

Понимание, что это нужно делать в режиме «здесь и сейчас», есть у руководителей региона и краевого Министерства сельского хозяйства и продовольствия.

Сколько заброшенных земель в Прикамье сегодня реально вернуть в сельхозоборот? Какие на это потребуются затраты? Об этом рассказывает директор ФГБУ «Государственный центр агрохимической службы «Пермский» Анатолий Кайгородов.

Настольная книга агронома

Илья Пригожин, «АиФ-Прикамье»: Анатолий Тихонович, есть примерные данные, сколько сегодня в нашем крае не используется земель сельскохозяйственного назначения?

Анатолий Кайгородов: Общая площадь сельхоз­угодий в Пермском крае – 2,069 млн га, из них пашня составляет 1,627 млн га. При этом 603 тыс. га пашни сегодня не используются. Картина, как видим, далеко не радужная. Всё-таки эта земля, как одно из главных средств производства для селян, должна использоваться по назначению: «работать» на выпуск сельхозпродукции. Наша задача, как федеральной структуры, – раз в пять лет в каждом районе края проводить мониторинг состояния сельхозугодий, независимо от того, кому они принадлежат. Пять лет – тот период, за который происходят большие изменения как на поверхности земли, так и в структуре почвы.

– Что включает в себя этот мониторинг сельхозугодий? Какие исследования проводят ваши специалисты?

– Одна из главных задач мониторинга – обеспечить наши хозяйства полной информацией о состоянии их угодий и почв, на которых они выращивают свою продукцию. Мы делаем для них паспорта полей и электронные карты почв.

Наши специалисты проводят наземные исследования сельхозугодий, показывают руководителям и агрономам хозяйств, где и какие земли у них зарастают кустарниками и деревьями. Все эти данные с помощью GPS-навигаторов заносятся в общую электронную базу. Мы объясняем сельхозпроизводителям, можно ли неиспользуемые угодья вернуть в оборот, какие для этого следует проводить культуртехнические операции. Также мы обязательно проводим отбор почв. Потом наши сотрудники исследуют их в лабораториях по четырём интегральным показателям, которые влияют на плодородие земли и урожай сельхозпродукции: кислотность, гумус, фосфор и калий. На основе нашего мониторинга и анализа готовим электронные карты по каждому показателю и паспорт полей, который является настольной книгой агронома. Благодаря этим данным и нашим рекомендациям в хозяйствах могут грамотно и эффективно планировать севооборот, внесение необходимых минеральных удобрений и питательных веществ, чтобы поддерживать плодородие почвы и, следовательно, получать высокую урожайность.

Вообще же, когда мы приезжаем в какой-нибудь район, то стараемся изучить состояние всех сельхозугодий, дойти до каждого медвежьего угла, чтобы посмотреть, что творится на каждом участке и поле, заросло оно или нет. Потому что руководители муниципалитетов не всегда знают истинную картину, в каком состоянии находятся сельхозугодья на их территории. Мы исследуем не только те земли, которые используют сельхозпроизводители, но и бесхозные, и паевые участки. К сожалению, многие земельные участки, переданные в своё время на паи, сегодня не обрабатываются их собственниками и зарастают. Их тоже нужно возвращать в оборот.

Конечно, сталкиваемся с трудностями. Ещё в 2008 г. Минсельхоз России поставил задачу создать единую электронную карту земель в крае. Эту работу мы должны завершить к 2020 г., но из-за недостатка финансирования можем осилить два-три района в год. На сегодня наша служба скрупулёзно исследовала состояние сельхозугодий в 20 муниципалитетах края.

Чем раньше – тем лучше

– Сколько стоит вернуть заброшенную пашню в сельхозоборот?

– В прошлом году по запросу Минсельхоза России мы рассчитали стоимость культуртехнических работ, необходимых для введения в оборот неиспользуемой пашни, в зависимости от запущенности земельного участка.

Так, если пашня не используется до двух лет, то примерная стоимость возвращения в оборот одного гектара – 4 тысяч рублей. Сюда входят затраты на такие работы, как вспашка и обработка земли тяжёлым культиватором, боронование, уборка остатков лесной растительности.

Если на земле не проводили сельхозработы в течение 2-10 лет, то стоимость возвращения одного гектара может вырасти до 11 тысяч рублей. Потому что потребуются более затратные операции, в том числе вырубка лесной растительности вручную (при диаметре до 100 мм. – Авт.) и корчёвка бульдозером деревьев (более 100 мм. – Авт.), их уборка и т. д.

Если пашня находится в заброшенном состоянии более десяти лет, то затраты на её возвращение в оборот увеличиваются в разы – до 29 тысяч рублей за гектар. Здесь уже надо рассчитывать, насколько целесообразно проводить такие работы. Или уже имеет смысл переводить запущенные земли в лесной фонд или в земли запаса. Потому что не всегда их рационально возвращать в сельхозоборот: слишком велики расходы.

– Какого возраста у нас неиспользуемые пашни?

– По данным на конец прошлого года, в Прикамье 126 тыс. га неиспользуемой пашни имеют возраст до двух лет. На долю земель, заброшенных от двух до десяти лет, приходится 240 тыс. га. Остальные земли не используются уже более десяти лет, и на проведение на них культуртехнических работ, как я уже сказал, потребуются серьёзные финансовые вложения. Но около 366 тыс. га можно вернуть в оборот без таких больших затрат. Поэтому сегодня важно ускорить эту работу.

Нужна продуманная программа

– А сколько в год в нашем крае возвращают земель в оборот?

– Около 15 тыс. га. Понятно, что этого недостаточно. Несложно подсчитать, что при таких темпах понадобится несколько десятилетий, чтобы вернуть в сельхозоборот даже 366 тыс. га. Тем более что с каждым годом заброшенные пашни обрабатывать всё сложнее, это требует всё больших затрат. Поэтому, повторюсь, нужно ускорять темпы. Это возможно, если будет продуманная госпрограмма по возвращению заброшенных сельхозугодий в оборот. И мы, кстати, обозначали этот вопрос перед краевыми властями и Минсельхозом России.

По нашему опыту знаю, что сегодня в Прикамье есть директора сельхозпредприятий, которые заинтересованы и готовы возвращать земли в оборот. Встречаются и такие руководители, кто сам, не дожидаясь ничьей помощи, уже занимается этим. Поэтому ясно, что такая программа нужна. И если она появится, то при поддержке бюджета этот процесс значительно ускорится.

Особенно это важно для тех хозяйств, где специализируются на выращивании одного или нескольких видов овощей. Им необходимо соблюдать чередование культур. Например, выращивание того же картофеля на одних и тех же участках может привести к его заражению нематодой и другими заболеваниями. При выращивании капусты на одном и том же месте возрастают риски поражения её килой (одно из самых опасных и распространённых грибковых заболеваний капусты, приводящее к гибели урожая. – Авт.). Кроме того, выращивание овощей без чередования культур в севообороте и без правильного применения удобрений может привести к истощению почвы и ухудшению плодородия.

Радует, что сегодня и губернатор Максим Решетников, и руководство краевого Минсельхозпрода во главе с Александром Козюковым искренне озабочены этим вопросом и ставят задачу возвращения заброшенных земель в оборот. Это вопрос продовольственной безопасности, т. е. стратегический вопрос. Необходимо, чтобы мы могли прокормить себя сами, выращивая продукцию на своей прикамской земле, а не завозя её из других регионов и стран. Чтобы успешно работали и развивались наши хозяйства и фермеры, на которых держатся наши сёла и деревни. В конце концов, мы должны сберечь земли и плодородные почвы для поколений, которые придут после нас.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах