aif.ru counter

«10 этажей кайфа». Зачем пермские экстремалы прыгают с крыш и дамб

Корреспондент сайта «АиФ-Прикамье» пообщался с уральскими роупджамперами.

Дмитрий Овчинников / АиФ

«Один прыжок – и страх уйдет», – рассказывают экстремалы о своем хобби. Они подъезжают к заброшенному десятиэтажному зданию на небольшом фургоне, спешно достают снаряжение: различные тросы, канаты и веревки.

На установку оборудования уходит порядка двух с половиной часов. Строение покрывается черными линиями, словно паутиной. Внизу дежурит один «направляющий», который следит за креплениями. Он поднимает большой палец вверх – значит, все готово.

На установку оборудования уходит порядка двух с половиной часов. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

И вот первый прыжок. С края крыши в воздух ныряет мужчина, одетый в темный плотный джемпер и оранжевую каску. Он делает это без криков и лишних телодвижений, лишь несколько секунд свободного падения.

«Для многих из нас выполнить подобный прыжок – как попить чай утром. Я вот, например, уже прыгал больше тысячи раз», – рассказывает Дмитрий Фролов, один из роупджамперов.

Дмитрий Фролов, один из роупджамперов. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

Движение роупджампинга (прыжки с веревкой с высокого объекта при помощи сложной системы амортизации из альпинистских веревок и снаряжения – прим. авт.) в Пермском крае зародилось порядка 15 лет назад.

За последние годы в регионе появилось несколько групп, занимающихся этим видом джампинга. Они стали изучать специальную литературу и уже более профессионально готовиться к вылазкам. Сейчас в городе действует сразу несколько клубов. Один из них – команда «Dizzy».

За плечами у роупджамперов – прыжки сразу с нескольких объектов: трех пермских дамб, ЛЭП 106 (пока она строилась), 13-го километра железной дороги, полузаброшенного дома в Камской долине, горы Ветлан Красновишерске (высота порядка 120 метров над рекой, глубина падения – 70 метров).

«Мы всегда стараемся согласовывать свои прыжки с вышестоящим начальством и администрацией города. Например, касательно этого строения – заключили договор с собственником. Так что все под контролем!», – уверяет Дмитрий.

Что касается прыжков, то экстремалы ставят безопасность на первое место. Плюс ко всему, если, допустим, кто-нибудь решится на первый свой прыжок, рядом будет действовать целая команда.

Экстремалы согласовывают свои прыжки с полицией. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Технологии не стоят на месте. С каждым годом появляется более современное оборудование: способ установки веревок, специальное альпинистское снаряжение, – все это нацелено на то, чтобы человек чувствовал себя комфортно во время падения», – добавляет он.

Отдельная история про более опасные объекты – нужна подготовка. Так, недавно пермяки ездили в Глазов. Там они прыгали с огромной трубы высотой в 200 метров. По словам г-на Фролова, на такие места любителей не зовут: они предназначены только для опытных прыгунов. Для прыжка человеку нужно знать, как грамотно оттолкнуться и не запутаться в веревках.

Что касается прыжков, то экстремалы ставят безопасность на первое место. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Тело человека должно быть всегда горизонтально, чтобы вовремя остановить вращение. Это не так просто, но и не сложно. Нужен опыт», - подметил роупджампер.

Пермяк признается, что для него прыжки на веревке – прежде всего, хобби. А основной вид деятельности у Дмитрия – строительная сфера. В выходные он вместе с друзьями отправляется на высотку, где сам прыгает и «продвигает роупджампинг в массы».

«В принципе, это достаточно дорогостоящее развлечение. Большинство денег расходуется на покупку снаряжения, на выезды в другие города России. Несмотря на то, что мы берем деньги за прыжки с обычных пермяков, это не приносит нам прибыли. Это чисто для души. Если говорить словами Дэна Османа (американского пионера и основоположника роупджампинга, который, к слову, погиб во время прыжка, - прим. авт.), когда я сижу и смотрю телевизор, то чувствую, что умираю. На грани ты начинаешь острее ощущать жизнь», – говорит он.

Пермяк признается, что для него прыжки на веревке – прежде всего, хобби. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Прыгнул – и моя жизнь изменилась навсегда» 

«Для многих это своего рода психологический тренинг. Люди пытаются перешагнуть через себя, побороть свои страхи. И мы им пытаемся помочь. Свой первый прыжок помню до сих пор. Это был мост через речку Мось. На меня «навесили» веревки. Я тогда стоял на краю около часа. Прыгнул – и моя жизнь изменилась навсегда», – подытоживает пермский экстремал.

Мнение эксперта

«Все экстремалы – адреналиновые «наркоманы». В отличие от простых людей, им чего-то не хватает, они стремятся выйти на новый уровень «развлечений», например, прыгая с крыш домов. Для большинства людей – это нонсенс, а для них каждый прыжок – еще один повод вырваться из скучной обыденности жизни», – отметила педагог-психолог высшей категории Сарьяна Пономарева.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Почему сложно дать тепло летом, если стоит холодная погода?
  2. В какие страны можно улететь из Перми?
  3. Что за точки на яблоках?
  4. Кто выйдет на пенсию досрочно?
  5. Смогла ли пенсионерка вернуть деньги?
  6. Может ли работодатель навязать банк?
Объединять ли школы в Перми?