aif.ru counter
15.07.2014 16:45
2013

Пермские руферы. Зачем молодежь лазит по крышам высоток?

Дмитрий Овчинников / АиФ

Индустриальный туризм – новое и достаточно неоднозначное веяние у современной российской молодежи, получившее широкое распространение в Москве и Санкт-Петербурге. Сюда можно отнести и обласканных в кинематографе паркурщиков, сталкеров, лазящих на заброшенные военные базы, диггеров, исследующих промышленные коллекторы и туннели.

Вперед – на крышу!

Однако самый экстремальный и опасный для жизни подвид этой субкультуры – руфинг (от англ. roof крыша). Руферы подземелью предпочитают высотные сооружения в городском массиве. Для этого им приходится преодолевать множество препятствий, в том числе домофоны, замки на дверях, железные решетки, недружелюбных жильцов и охранников.

В Перми движение руферов развито относительно неплохо. В основе состоят примерно 10 человек – это те ребята, которые стабильно совершают вылазки. К ним иногда подключаются и новички.

«Познакомились мы все банально. В социальной сети увидели друг у друга фотографии с разных объектов Перми. Списались, подружились. Теперь держимся вместе, организовываем «туры по крышам», – признается руфер Григорий С.

Пермский руфер Григорий. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

В обход охранника

Сегодня, в будний летний день, эстремалам предстоит очередное покорение вершины урбанистики. Они выбрали место неподалеку от центра города – огромную кирпичную котельную, угрюмо возвышающуюся на фоне леса и дорожного полотна. Также рядом с ней есть и ангар с выбитыми стеклами.

По словам Григория, на этот объект уже часто приходилось залазить. Большая территория охраняется всего одним охранником, который сидит в будке за воротами. Раньше здесь была и злобная собака, но потом она куда-то исчезла. Чтобы забраться внутрь, нужно обойти по периметру: с обратной стороны находятся железнодорожные пути прямо вглубь здания.

«Для нас главная цель – полюбоваться прекрасным видом, посидеть, наблюдая, словно птица, за городской суетой. Многие берут фотоаппараты и делают неплохие фотографии», – поясняет по ходу молодой человек.

Большая территория охраняется всего одним охранником, который сидит в будке за воротами. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Сам Григорий уже несколько лет «руфит» в Перми. В тоже время он сетует, что в краевой столице крайне плоский массив, очень мало действительно настоящих высоток. В этом плане ему больше всего понравился Красноярск – из-за нестандартного рельефа и огромных домов, залезая на которые, открываешь для себя «шикарную панораму».  

«У нас в городе я побывал на крыше Цирка, еще на недострое на Плеханова, на одной из высотных гостиниц, на многоэтажке около набережной Камы. Не брезгую забраться в какой-нибудь пустой завод или спуститься в коллектор. Хотя это совсем другая тема», – добавляет он.

Руферы через несколько минут доходят до входа в ангар. Стальная решетка – не помеха. Переглянувшись, эстремалы начинают по очереди перелазить через ограду. Кто-то помогает перебросить рюкзаки.

Переглянувшись, эстремалы начинают по очереди перелазить через ограду. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Вообще, экипировка руфера достаточно проста и удобна. Легкая неброская одежда, которую не жалко испортить, универсальный домофонный ключ, ножик, кроссовки, перчатки, сумки, куда можно сложить воду, телефон и другие принадлежности.

Все выше и выше

Внутри – сыро, пахнет плесенью. Повсюду летают комары, так и норовящие искусать все руки. На земле валяется мусор – пачки от чипсов, пустые бутылки, окурки. Руферы, пройдя чуть подальше, обнаруживают, что другая дверь (раньше всегда открытая) облеплена стальной проволокой. «Дело рук охранника», – слышится отдающий эхом шепот подростков.

Приходится лезть через окно и осторожно, сквозь листву и острые ветки, пробираться вдоль строения. На кирпичных стенах можно заметить граффити руферов. Здесь и предостережение про объект и забавные, порой с ненормативной лексикой, выражения.

Подъем проходит через сотни ржавых ступеней. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

«Нас часто ловили. Полицейские относятся к нам уж точно не к как преступникам. Понимают, что мы ничего не рушим, не крушим и не ломаем. Даже штраф не выписывают. Сотрудники правопорядка не верят, что мы можем куда-то залазить без страховки», – улыбаясь, вспоминает Григорий.

Подъем проходит через сотни ступеней. Затем крутой поворот и резкий тупик. Приходится прыгать на трубу, по которой, подтянувшись, попадаешь на самый верхний этаж. Руферы уверяют, что такие препятствия редко попадаются на пути, большинство высотных объектов сделаны «для людей», то есть, как минимум, имеются пожарные лестницы с защитными дугами или другие приспособления, чтобы быстро спуститься или подняться.

«Ну что, ныряем в окно?»

Железный пол иногда «прыгает под ногами», словно легкая и тоненькая стальная пластина. Виднеются несколько дыр, некоторые из них плотно заделаны досками в виде небольшого мостика. Расстояние от пола до верха – около 50 метров.

У простого человека здесь давно бы закружилась голова. От неизбежного страха спасают лишь ржавые поручни. Держась за них, удается сохранить равновесие и спокойно двигаться вперед.

«Конечно, страх у всех есть. Без этого никак. Мы же тоже люди. Но со временем он угасает, чувствуешь уверенность в своих силах. Например, был такой момент, когда мне нужно было просто перешагнуть, чтобы двигаться дальше по крышам, от одного здания к другому. А там бездна – 28 этажей. У меня туда батон улетел. Глянул – сердце ёкнуло! К слову, в нашей пермской компании никто никогда не разбивался и не падал», – фотографируя ангар, подмечает Григорий.

Руферы заявляют, что находиться на земле и на 100-метровой высоте – почти одно и то же. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Другие руферы заявляют, что находиться на земле и на 100-метровой высоте – почти одно и то же. «Встань-ка на табуретку и представь, что внизу – пропасть. Сразу же упадешь. Это все от головы зависит, от того, что у тебя в мыслях», – добавляет руфер.

Небольшой привал. Ребята начинают громко общаться. Среди них, в основном, – молодежь школьного возраста. Есть и две девушки. Судя по их четким и непоколебимым движениям, кажется, что они самые бесстрашные в этой тусовке экстремалов.

В компании руферов есть и девушки. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Одна из представительниц женского пола и вовсе присела на поручни. От взгляда на нее становиться невыносимо – кажется, что она вот-вот сорвется и, пролетев несколько секунд, рухнет на грязный бетонный пол, переломав спину.

«Ну что, ныряем в окно?», – спрашивает Григорий, рассматривая небо, сквозь пыльное окно. Оттуда, поднявшись на шаткую деревянную опору, нужно спрыгнуть на крышу второго этажа.

Поднявшись на шаткую деревянную опору, нужно спрыгнуть на крышу второго этажа. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Цель близка

До котельной – совсем рукой подать. Руферы решили в очередной раз передохнуть на открытой площадке, так сказать, морально подготовиться перед финальным марш-броском. Некоторые оценивают огромную трубу, вглядываясь в белые антенны и тарелки.

До котельной – совсем рукой подать. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

«Да не, они вроде не бьют током. Хотя кто-то говорил, что их лучше не трогать руками! Давайте не будем к ним подходить», – разговаривают между собой ребята.

Подготовив аппаратуру – фото и видео-технику, – руферы начинают медленный подъем по лестнице, идущей до самого верха. Корреспондент «АиФ-Прикамье» не отважился отправляться вместе с ними и решил на этом моменте попрощаться с эстремалами.

Подготовив аппаратуру – фото и видео-технику, – руферы начинают медленный подъем по лестнице. Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников
Как позже стало известно, уже при выходе с территории недостроенной ТЭЦ, ребят увидел охранник. Фото: Из личного архива / Илья Липин

Как позже стало известно, уже при выходе с территории недостроенной ТЭЦ, ребят увидел охранник и вызвал наряд быстрого реагирования. Приехавшие ЧОПовцы, тут же отпустили компанию руферов.

«Было весело! Я еще сделал шикарную панораму города», – подытожил вечернее приключение Григорий.

Мнение эксперта

Педагог-психолог высшей категории Сарьяна Пономарева объяснила такое поведение современной молодежи простым нежеланием жить и стремлением к смерти.

«Любое экстремальное поведение – своего рода зависимость. В этом случае ребята, залезая на крышу, получают мощную дозу адреналина, с каждым разом которую нужно увеличивать. Здесь явно прослеживается стремление, если говорить по Фрейду, найти смерть. На мой взгляд, подросткам чего-то хватает дома, у них нет определенных ценностей в жизни. Чтобы выплеснуть энергию, они и карабкаются на вышки», – пояснила она.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество