976

Царское дело. Кем был секретарь Михаила Романова, убитый вместе с ним?

Внучатый племянник Николая Джонсона рассказал много неизвестнызх подробностей о жизни родственника.
Внучатый племянник Николая Джонсона рассказал много неизвестнызх подробностей о жизни родственника. Из личного архива

Судьба династии Романовых полна неожиданных поворотов, совпадений и трагедий. Жизнь и гибель последних членов императорской фамилии в 1918 году до сих пор притягивает внимание не только профессиональных историков.

В Пермской губернии закончился путь последних правящих Романовых. 12 июня 1918 года в Перми убили великого князя и де-юре последнего императора Михаила Романова вместе с секретарём Николаем Джонсоном. В ночь с 16 на 17 июля в Екатеринбурге расстреляли царскую семью. 18 июля в Алапаевске сбросили в шахту великую княгиню Елизавету Фёдоровну вместе с князьями (до 1923 года Екатеринбург и Алапаевск входили в состав Пермской губернии. – Ред.).

Восхождение в безмолвие

Руководитель «Библиотеки Духовного возрождения» Любовь Маркова много лет занимается изучением пребывания представителей рода Романовых в Прикамье.

Длительное общение, проекты и переписка с историками и потомками приближённых к Романовым в разных точках мира открыли поистине удивительные факты. Например, судьба семьи Джонсона оказалась тесно переплетена с августейшими фамилиями не только России, но и Сиама (так раньше называли Таиланд).

Марина Медведева, «АиФ-Прикамье»: История посещения Романовыми нашего края печальная. Дядя первого русского царя Михаил Никитич в 1602 году скончался в ссылке в Ныробе. Вам удалось узнать что-то новое об этом времени?

Любовь Маркова: В наши края сослали пятерых представителей семьи. Я год работала в архивах и выяснила ранее неизвестный факт. В 1616 году в с. Верх-Яйве один из оставшихся в живых братьев Иван Никитич, а также князь Иван Борисович Черкасский и боярин Фёдор Иванович Шереметьев, также находящиеся в 1601-1602 годы в ссылке в прикамских землях, построили Введенский монастырь. Они возвели его на молитвенное поминание погибших членов рода. Храм существовал 320 лет, однако после революции его разрушили. Таким образом, оказалось, что у нас есть ещё одно место притяжения, связанное с царской династией, которое требует изучения.

Досье
Любовь Маркова, род. в г. Воткинск (Удмуртия). Заслуженный работник культуры РФ. Окончила Пермский институт культуры по специальности «библиотековедение» и ПГНИУ – эксперт в области теологии. С 1991 г. работает в муниципальной библиотеке № 32 («Библиотека Духовного возрождения»). Член правления Пермского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.
Почитание Михаила Никитича в Ныробе сохранялось до 1928 года. Перед революцией даже поднимали вопрос о его канонизации, но затем об этом на долгое время забыли. В 2007 году краевед Клара Соболева обратилась в библиотеку с предложением возродить ежегодную традицию почитания Михаила Никитича в день его тезоименитства. Так началась акция «Ныробский узник». Библиотека стала организовывать конференции, экскурсионные и культурные программы, привозить туда людей. Радостно, что интерес к этой теме не угасает и сейчас. И всё же считаю, что для привлечения туристического потока Ныроб нуждается в мощных финансовых вливаниях и туристических проектах. Там пока негде остановиться и покормить людей. Доходит до того, что обеды организовывают в школьной столовой или даже в тюрьме. Последнее место, учитывая судьбу Михаила Никитича, логично, но всё же довольно мрачно.

В 1616 г. в с. Верх-Яйве один из оставшихся в живых братьев Иван Никитич, а также князь Иван Борисович Черкасский и боярин Федор Иванович Шереметьев, также находящиеся в 1601-1602 гг. в ссылке в прикамских землях, построили Введенский монастырь. Они возвели его на молитвенное поминание погибших членов рода. Храм существовал 320 лет, однако после революции его разрушили.

Не Брайан, не Джонсон, не англичанин

– Что сейчас известно о месте гибели в Прикамье другого Михаила Романова – родного брата царя Николая II?

– Историческое расследование проводит большая команда, в которую входят уникальные специалисты из разных стран. Их приглашает один из наших главных партнёров – потомок рода Нарышкиных Пётр Сарандинаки, который сейчас живёт в Америке. Он создал специальный фонд «Поиск» и с 2012 г. он помогает нам в поисках места гибели Михаила Романова и его секретаря.

Сейчас мы уже знаем, когда их арестовали, по какой дороге везли и даже где свернули на Соликамском тракте. Эту дорогу мы уже нашли. До сих пор не знаем одного – где их захоронили. Однако в процессе расследования открылись ранее неизвестные факты. Например, о секретаре Михаила Романова. Неизвестную ранее информацию о секретаре и роде Джонсонов предоставил внучатый племянник Николая Владимир Быстров, который приезжал из Праги в Пермь в августе этого года.

– Раньше считалось, что Джонсон был наполовину англичанином, и звали его Брайан. Кто же он на самом деле?

– Изначально о нём была очень скудная информация: полуангличанин, учился в Михайловском артиллерийском училище вместе с Михаилом Александровичем. Существовала единственная фотография, снятая в Перми, которую тиражировали многие издания. На ней он стоит рядом с Михаилом Романовым. Но у наших коллег из Екатеринбурга возникли подозрения, что на фото совсем не Джонсон. Так и оказалось. На самом деле на снимке – гатчинский жандармский полковник, высланный вместе с Михаилом в Пермь, Пётр Знамеровский.

Далее выяснилось, что секретаря звали вовсе не Брайан. Родился он 8 марта 1878 года, а крестили его по православной традиции 28 марта именем Николай, официальная фамилия – Жонсон. Его прадед, титулярный советник Иоганн (Иван Иванович Жонсон/Джонсон) в XVIII веке прибыл в Санкт-Петербург из Варшавы.

Русская экзотика

– А что известно о его семье?

– Её история просто поразительна. У Джонсона было две старшие сестры – Анна и Елизавета. История последней тесно связана с королевством Сиам.

В марте 1891 года, когда Николай II был наследником престола, он посещал эту страну. После того как стал императором, пригласил с ответным визитом в Россию короля Раму V. В 1897 году король Чулалонгкорн прибыл в Россию. Вместе с монархом приехал и его 13-летний сын Чакрабон с адъютантом, которого звали Луанг Сурают. Король оставил сына в Санкт-Петербурге, чтобы тот получил образование. Николай II поручил семье Джонсонов помочь сиамцам освоить русский язык, поскольку мать семейства Луиза преподавала музыку при дворе. Сестра Джонсона Елизавета произвела большое впечатление на адъютанта. Чакрабон, в свою очередь, влюбился в Екатерину Десницкую из обедневшего дворянского рода. После возвращения Екатерины с Дальнего Востока, где она была медсестрой во время русско-японской войны, пара поженилась в Константинополе. А Луанг взял в жёны Елизавету.

Секретаря Михаила Романова звали вовсе не Брайан. Родился он 8 марта 1878 г., а крестили его по православной традиции 28 марта именем Николай, официальная фамилия – Жонсон. Его прадед, титулярный советник Иоганн (Иван Иванович Жонсон/Джонсон) в XVIII в. прибыл в Санкт-Петербург из Варшавы.

Королевский двор Сиама эти браки не одобрил. Елизавета и её муж приехали в Сиам, когда у них уже было четверо детей. Молодая жена осталась воспитывать детей в одиночестве, а Луанга в наказание отправили на границу с Камбоджей. К сожалению, смена климата трагически повлияла на её здоровье. Она тяжело заболела, и ей пришлось уехать лечиться на родину. Вскоре Елизавета умерла. Её похоронили в Александро-Невской лавре.

Сейчас в Таиланде живут более 80 потомков этой семьи. Многие из них служили и служат королю. В год столетия трагических событий – в июне 2018 году – значительная часть из них планирует посетить Пермь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах