aif.ru counter
03.05.2017 12:39
499

Личная ответственность. Как отстаивать свои права на жильё?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Прикамье 03/05/2017
Пермскому правозащитнику удалось создать прецедент при расселении ветхого жилья. Люди получили квартиры по норме на каждого человека, а не равнозначные прежним.
Пермскому правозащитнику удалось создать прецедент при расселении ветхого жилья. Люди получили квартиры по норме на каждого человека, а не равнозначные прежним. © / Сергей Копылов / АиФ

Но немногие знают, что Станислав Леонидович един­ственный в регионе дважды становился победителем специализированного конкурса «Лучший юрист Пермского края». А ведь когда-то у него даже не приняли документы на юрфак.

Свои метры в общежитиях

Станислав Шестаков: В советское время юристов в вузах готовили по большей части для работы в правоохранительных органах. Поэтому были ограничения по здоровью. А у меня проблемы со зрением, поэтому в 1984 г. не удалось поступить на юрфак, - рассказывает адвокат Пермского фонда содействия ТСЖ Станислав Шестаков. - Тогда я пошёл учиться на исторический. Диплом юрфака всё же получил, но позднее, когда заработал деньги на второе образование.

Татьяна Плешакова, «АиФ-Прикамье»: Когда стали заниматься жилищным правом, то вам удалось создать прецеденты в российской юридической практике. С чего всё началось?

- Первое такое решение в стране было по жилым помещениям общежитий. В начале 90-х,
когда началась приватизация государственного имущества, предприятия при акционировании включали в уставный капитал жилищный фонд. Люди, живущие в общежитиях, даже и не заметили, что что-то изменилось. А когда истекли сроки исковой давности, граждан начали массово выселять, резко поднимать плату за жильё и коммунальные услуги. Нам удалось доказать, что нарушили закон. Включение жилья в уставный капитал предприятий было запрещено.

- Многим удалось приватизировать своё жильё?

- Тысячам людей. Мы распространили информацию на своём сайте. Провели обучающие семинары для юристов. Книгу издали с нашим опытом. Потом это пошло по всей стране.

Помочь удалось не всем

- Но были и неудачные моменты?

- Совершенно верно. В начале признавали права соб­ственности при приватизации абсолютно для всех граждан, независимо от даты их вселения в общежитие. Это продолжалось примерно полгода. Потом практика резко поменялась. Верховный суд разделил всех проживающих на тех, кто вселился в общежития до акционирования предприятия, и тех, кто сделал это после. Последним отказывают в праве приватизации жилья. Я считаю эту позицию абсолютно ошибочной. Но оспорить это пока не удаётся.

- В Усть-Качке тоже при приватизации здравницы в уставный капитал включили жильё. Как там обстоят дела?

- Там всё плохо. Суды говорят, что жилой фонд принадлежит профсоюзам, значит, по сути, он частный. Хотя, на мой взгляд, это неправильно. Потому что строилось всё на деньги государственных предприятий. Есть подтверждающие документы.

Беда в том, что в середине 90-х, когда споры только начинались, не смогли это доказать. Считаю, что здесь нужна воля государства. Нужно забирать это жильё из частной собственности. Тем более что у нас была госпрограмма «Жилище», где прописано: провести инвентаризацию жилищного фонда, незаконно переданного в уставный капитал предприятий. Но победила в судах позиция, что итоги приватизации нерушимы.

По норме или по факту?

- Были ещё прецеденты в судебной практике?

- Да, удалось добиться при расселении аварийного жилья предоставления квадратных метров по норме на человека. В каждом муниципалитете она своя. В Перми - 15 кв. м на человека. Например, в комнате 10 кв. м в коммуналке живёт семья из 4 человек. До 2005 г. им давали при расселении квартиру площадью 60 кв. м. В новом Жилищном кодексе появилась формулировка: при переселении из ветхого жилья предоставляемое жилое помещение должно быть равнозначно прежнему. Т. е. в нашем случае - 10 кв. м. И вплоть до 2011 г. людей так и расселяли. Конечно, это вызывало недовольство и непонимание населения. Что нам удалось сделать? В декабре 2010 г. появился закон о передаче имущества религиозным организациям. Там было сказано, что жилые помещения должны давать гражданам по норме предоставления. Аналогичные изменения появились в Жилищном кодексе. И на этом основании удалось убедить суд. И уже через полгода получили первое решение в стране: предоставление помещения при расселении ветхого жилья по норме.

- Это положение и сейчас действует?

- Нет. Такая практика продержалась пять лет. К сожалению, в феврале 2016 г. всё изменилось. Понятно, что состояние бюджета в стране не самое лучшее. Государство пытается экономить на всём. Суды говорят: предоставление жилья в связи с признанием дома аварийным носит компенсационный характер, поэтому сколько имеете квадратов, столько и должны получить. Положение с расселением аварийного жилья становится всё хуже и хуже. Практика меняется прямо на глазах.

- Сейчас в сфере ЖКХ много неразберихи. Как вы считаете, можно ли там навести порядок?

- Думаю, что да. Но наводить его надо снизу. Это моё глубочайшее убеждение. Порядок будет, когда мы сами поймём, что мы являемся собственниками и отвечаем не только за то, что находится внутри квартиры, но и за её пределами. Это и верхи заставит соответствующим образом реагировать на наши действия. Вот пример: в Новосибирске подняли тарифы на 15%. Люди митинговали несколько месяцев, и всё откатилось обратно. На то, чтобы выровнять отношения в ЖКХ, могут уйти десятилетия, а то и столетия, как на Западе. Там право собственности стало неприкосновенным. Но это пришло через личную ответ­ственность за своё жильё. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество