570

Поднять паруса! Пермский токарь сделал модель легендарного брига «Меркурий»

Слева - фрагмент картины Ивана Айвазовского «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями». Справа - модель брига, которую создал пермяк Раиф Шайхельахметов.
Слева - фрагмент картины Ивана Айвазовского «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями». Справа - модель брига, которую создал пермяк Раиф Шайхельахметов. Коллаж АиФ

Смотришь на модель брига «Меркурий», созданную пермяком Раифом Шайхельахметовым, и кажется, стоит только закрыть глаза, как на машине времени унесёшься в май 1829 года. Услышишь пушечную пальбу, почувствуешь запах пороха и увидишь легендарную победу русских моряков, заставивших ретироваться самые крупные тогда корабли в турецкой эскадре — 110-пушечный «Селимие» и 74-пушечный «Реал-бей».

Всё-таки богата прикамская земля на таланты и умельцев. К их числу точно можно отнести токаря Раифа Шайхельахметова. На создание корабля-шедевра у него ушло пять лет кропотливой, ювелирной и порой, признаётся, нудной работы. Но результат точно стоил усилий, терпения и траты свободного времени.

Уроки от папы и «Иваныча»

Раиф Шайхельахметов признаётся, что его с малых лет тянуло к творчеству. Сколько помнит себя, постоянно что-то собирал, конструировал. Видимо, сказались гены: отец увлекался резьбой. И мальчишкой Раиф любил наблюдать, как его папа «колдует» над деревом. Не забывал он и про сына: мастерил ему кораблики, самолётики. Вскоре Раиф уже сам себе делал игрушки. Пилить-строгать, вспоминает, начал ещё в детсадовском возрасте.

А в десять лет любовь к конструированию привела его в автомодельный кружок, который располагался в здании на Кирова, 74. Походив туда с годик, Раиф перебрался в судомодельный кружок. Благо, находился он рядом - за соседней дверью. Так увлечение морской тематикой пересилило. Тогда на экраны как раз вышел фильм «Остров сокровищ», и Раиф загорелся идеей научиться мастерить модели парусников. И на пять лет судомодельный кружок стал его вторым домом.

«Прекрасное было время. После школы садился в трамвай и ехал в кружок. Заниматься можно было хоть каждый день. И педагог у нас был толковый. Правда, имя его запамятовал. Но все его уважительно звали «Иваныч». Иваныч отлично знал своё дело. В школе ещё не было черчения, а мы уже умели чертить модели. Наставник доходчиво объяснял, как правильно собирать и красить модели судов», - вспоминает Раиф свои занятия в кружке, где он мог пропадать до самого вечера.

«Кораблемания» навсегда завладела Раифом: в детстве и юности проштудировал немало литературы по морской и военной тематике. Побеждал со своими спортивными моделями катеров на городских соревнованиях. Одновременно с этим мастерил в кружке детали для парусников, которые потом собирал дома. Больше всего гордился моделью галеона Golden Hind (на нём сэр Френсис Дрейк в 16-м веке совершил кругосветное плавание). Тогда же у Раифа родилась мечта - сделать в будущем большую модель какого-нибудь известного судна.  

Умение работать руками предопределило его выбор профессии: после школы Раиф выучился на токаря в пермском профлицее №1. Перед армией успел поработать по специальности на «Пермских моторах». Затем была служба в ГДР. В 80-е ему захотелось поплавать на судах, он выучился на радиста-электрика. И шесть навигаций отработал на грузовом флоте в Камском пароходстве судовым радиооператором.

Сейчас Раиф Шайхельахметов трудится токарем шестого разряда на «Пермских моторах».
Сейчас Раиф Шайхельахметов трудится токарем шестого разряда на «Пермских моторах». Фото: Пермские моторы/ Сергей Вдовин

Подвиг русских моряков

Увлечение моделизмом выручило Раифа Шайхельахметова в непростые 90-е, когда заводы в Перми простаивали и не было работы. Тогда он делал модели парусников и фрегатов на заказ.

Но мечта создать большую копию судна его не покидала. И воплотить её в жизнь он смог, когда уже перешагнул 40-летний рубеж. В начале нулевых Раиф работал токарем на предприятии на Кислотных дачах, которое выпускало двери, лестницы и другие деревянные изделия. Договорился с хозяином, что в свободное время начнёт делать модель судна. А тут как раз приятель достал копии чертежей легендарного брига «Меркурий». Когда Раиф познакомился с его героической историей, то все сомнения отпали: «Надо делать!».

18-типушечный военный бриг прославился во время Русско-турецкой войны: в мае 1829 года «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Александра Казарского одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями. Эта славная виктория вошла в историю, а судно наградили кормовым Георгиевским флагом.

Когда Раиф познакомился с героической историей брига, то все сомнения отпали: «Надо делать!».
Когда Раиф познакомился с героической историей брига, то все сомнения отпали: «Надо делать!». Фото: Из личного архива/ Раиф Шайхельахметов

«Перед тем, как начать делать копию «Меркурия», прочитал про него литературу. И подвиг русских моряков воодушевил. Кстати, интересный факт - до этого сражения на бриге применялись телесные наказания. Офицеры били матросов по зубам, приговаривая: «Получи персик». После славной победы над турецкими кораблями все эти телесные наказания на «Меркурии» отменили по указу царя. А ещё мне по душе пришлась лаконичность, строгость брига. Не очень нравятся вычурные корабли. На том же Golden Hind, модель которого делал в детстве, много кареатид, аляповатости резной. Не корабль, а дворец ампира на воде какой-то», - поясняет Раиф.

И даже пушки стреляют!

Над созданием модели «Меркурия» он трудился пять лет. Чтобы понять масштабы работы, достаточно сказать, что только сапожных гвоздей (текса) у него ушло около восьми тысяч (!). А ведь у каждого гвоздя он ещё и шляпку обтачивал на станке, чтобы соблюсти пропорции и размеры. Признается, что пересмотрел-перелопатил не один кубометр реек из отходов, чтобы подобрать нужные по текстуре материалы. Наружную обшивку судна Раиф сделал из дуба: все, кто работал с этой хрупкой древесиной, понимают, насколько это непросто. А настил корабля смастерил из мелкоствольной лиственницы. Любитель максимального соответствия оригиналу, Раиф воспроизвёл в копии всё с точностью до миллиметра - трюм, каюты, трапы, мачты, реи, паруса. Да что говорить, у него все 18 пушек… могут стрелять! В качестве «зарядов» мастер на «испытаниях» использовал петарды. Ювелирная работа!

Осторожно! Пушки могут выстрелить!
Осторожно! Пушки могут выстрелить! Фото: Из личного архива/ Раиф Шайхельахметов

Раиф вспоминает, что мог настолько погрузиться в работу, что не замечал времени. Часто задерживался на работе.

«Жена, конечно, не одобряла это. Поругивала, - смеётся Раиф. Но мысли бросить работу над моделью ни разу не возникло.

«Это как прошёл полпути по болоту: назад дороги уже нет, нужно идти только вперёд. А ещё очень хотелось посмотреть на конечный результат, что получится на выходе. Мне это и в моей работе токаря нравится: когда из обычного куска металла получаешь красивую идеальную деталь. Ради этого - конечного результата - можно стерпеть всё что угодно. Да, вымерять-пилить-строгать-подгонять не очень интересно. Я бы даже сказал нудно. А ещё ведь без напарника всё делал - временами непросто было. Но когда уже приступил к итоговой сборке, начал устанавливать все снасти корабля, вот тут уже настоящее удовольствие получил», - говорит мастер.

Любитель максимального соответствия оригиналу, Раиф воспроизвёл в копии всё с точностью до миллиметра - трюм, каюты, трапы, мачты, реи, паруса.
Любитель максимального соответствия оригиналу, Раиф воспроизвёл в копии всё с точностью до миллиметра - трюм, каюты, трапы, мачты, реи, паруса. Фото: Из личного архива/ Раиф Шайхельахметов

Кстати, его модель (сделанную в масштабе 1 к 15: длина - 2,1 метра, ширина - 655 мм) вполне можно спустить на воду.

«Не утонет», - уверяет Раиф. - Только балласт для устойчивости положить и борт нитролаком покрыть».

Правда, пока его «Меркурий» ни разу не покидал свою «верфь» в столярной мастерской. Раиф надеется показать его широкой публике.

«Думаю, можно было бы выставить его в фойе ДК имени Солдатова», - считает он. А пока время от времени навещает своё детище в мастерской: ухаживает за ним, моет, чтобы древесная пыль не испортила модель. Все, кому он показывал свой бриг, приходят в восторг. Коллеги с «Пермских моторов», где он сейчас трудится, ещё больше зауважали мастера.  

Раиф признаётся, что не прочь создать ещё какую-нибудь большую копию корабля. Но для этого нужна хорошая и просторная мастерская. А пока (как когда-то делал его папа) он мастерит модели русских пушек (стоит ли говорить, что с филигранной достоверностью и точностью?!) для четырёхлетнего внука Тимофея.  И надеется, что из него тоже вырастет умелец. Уж дедушка постарается передать ему свою любовь к моделированию и научить мужским столярным премудростям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах