Примерное время чтения: 8 минут
299

У неба на часах. Бывший ракетчик о красной кнопке и военном музее-бункере

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Прикамье 26/10/2022
Ракетчик со стажем рассказывает детям о 52-й дивизии.
Ракетчик со стажем рассказывает детям о 52-й дивизии. Из личного архивa

Есть в Звёздном удивительный музей-бункер, созданный ветеранами 52-й ракетной дивизии на месте её командного пункта. Много лет бывшие военные по крупицам собирают уникальную экспозицию.

70-летний Сергей Мельников в своё время принёс в музей немало ценных экспонатов, а сейчас проводит в нём занимательные экскурсии. Бывший ракетчик – о военном прошлом, романтике и патриотизме.

Ракета на старте

Наталья Стерледева, «АиФ-Прикамье»: Сергей Михайлович, вы сами служили в ракетной дивизии?

Сергей Мельников: Да, в 1974 году я начал военную службу в 811-м ракетном полку, который базировался в Пермском крае. Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) обеспечивали ядерный щит России. Тогда ещё стояли на боевом дежурстве первые советские межконтинентальные баллистические ракеты Р-16, но шло перевооружение на ракетный комплекс второго поколения.

– Почему вы выбрали именно ракетные войска? Привлекла романтика?

– Никакой романтики в этом не было. Срочную службу я нёс в частях ядерного обеспечения 36-й воздушной армии. Там я понял, что могу реализовать себя только в военной специальности. Вернувшись домой, я окончил вечернюю школу, поступил в школу военных техников в Котовске, потом в Рижское команд­ное военное училище. А после учёбы меня направили в ракетную часть в гарнизон Пермь-76. Боевые стартовые позиции полка размещались на площадках Дальний, Озёрный, Бабичево вблизи п. Юго-Камского и с. Ольховки.

В ангарах хранились ракеты, а головные части к ним находились в хранилищах части ядерного обеспечения. Ракеты были не заправлены. Мы же, военные-ракетчики, дежурили на стартовой позиции неделю – с пятницы до пятницы – и ждали, когда будет приказ на пуск. Самая мощная из ракет, готовых вылететь из Пермского края на другой континент, имела взлётную массу 140 тонн, а мощность головной части – 6 мегатонн. Дальность её была до 13 тыс. км.

Службе в ракетных войсках Сергей Мельников посвятил 23 года.
Службе в ракетных войсках Сергей Мельников посвятил 23 года. Фото: Из личного архивa

 

– Был ли хоть один случай, когда приказ на пуск был отдан?

– Нет, такого случая не было. Ни разу Ракетные войска стратегического назначения (не стоит путать их с ракетными войсками сухопутных войск) не участвовали в боевых операциях. Как говорят иные спортсмены: всю жизнь готовились, а на Олимпиа­ду не поехали. Так и ракетчики. Мало кому довелось повернуть ключ на старт. Но периодически проводились учебно-боевые пуски ракет, как с позиционного района дивизии, так и с полигонов РВСН. Всё это делалось по приказу, отданному Верховным главнокомандующим.

– В каком году вы закончили служить?

– В запас я уволился в 1997 г. в 45 лет в звании майора. В тот момент я был командиром группы хранения в 52-й ракетной дивизии. А в 2002 г. эту дивизию расформировали.

Музей как эпоха

– Кем были в гражданской жизни?

– Был радиоинженером в охранной фирме, начальником цеха телерадиовещания, работал в компании сотовой связи.

– Музей 52-й ракетной дивизии в Звёздном создавался руками ветеранов. И вы активно участвовали в его создании. Какие экспонаты вы в него принесли?

– Последний экспонат, который я принёс в музей, я нашёл на месте расформированной части в посёлке Таёжном вблизи п. Юго-Камского, в которой я служил в 1974 году. Это шаговый двигатель разворота рамки гироскопа по углу тангажа. Теперь он лежит в нашем музее. Приносил и бытовые вещи, которые каждый день используют ракетчики, – паяльную лампу, страховочное устройство. У автомобилистов есть ремни безопасности, а у ракетчиков – страховочное устройство с поясом. Оно необходимо, чтобы предотвратить падение в шахту, в которой устанавливается ракета. Если сорвёшься в шахту, страховка резко остановит падение, а человек повиснет до тех пор, пока его не вытянут товарищи. Такое страховочное приспособление я принёс в музей.

– Где вы брали экспонаты?

– Собирали с мира по нитке – приносили люди, которые узнали о нашем музее. Например, сейчас в деревне Ключи нужно забрать два экспоната – ребята нашли газоструйные рули с первой ракеты, которая стояла в воинской части на площадке Озёрный, вблизи от п. Ольховка в Пермском крае. Это была копия немецкой ракеты «Фау».

– В музее есть даже купе, в котором жили ракетчики. Как его удалось воссоздать?

– Это точная копия настоящего купе, в котором жили ракетчики, нёсшие боевое дежурство на боевом железнодорожном ракетном комплексе (БЖРК). Сотрудники музея – мастера «золотые руки», сделали её сами, а бельё, одеяла находили в воинских частях, запасниках.

С каждым экспонатом связана какая-то история. Например, китель первого командира технической ракетной базы основатель нашего музея увидел на обычном рынке. Потом уже мы связались с детьми хозяина кителя и воссоздали его биографию.

Ещё один мундир достался нам от посетителя музея. Была экскурсия, и один юноша говорит: «А у меня остался дембельский мундир, можно я вам его принесу?» И вот теперь у нас висит мундир рядового бойца ракетных войск.

– Детям нравится музей?

– Старшеклассники не очень заинтересованы, а вот дети 5–7-х классов и дошкольники слушают с большим интересом. Спрашивают, можно ли покрутить, просят разрешить подержать в руках экспонаты. Музей у нас интерактивный, и можно взять в руки автомат, покрутить баранку в машине, съесть кашу в военной палатке. Ребята интересуются, сколько весит оружие, далеко ли стреляет.

А однажды после экскурсии мне позвонила бабушка одного из юных слушателей и сказала, что после посещения музея он поступил в Суворовское училище, о котором я рассказывал детям. Не знаю, я так подействовал или задумки у мальчишки были и раньше, но узнать об этом было приятно.

– В музее воссоздан пульт управ­ления командного пункта ракетных войск. Есть там и красная кнопка. Это та самая красная кнопка?

– Высших звеньев управления у нас здесь никогда не было. В музее же созданы копии аппаратуры полков БЖРК, 52-й ракетной дивизии. А красная кнопка – это выдумка журналистов, не более того. Ракета запускается поворотом двух ключей. Да, красную кнопку сделали на некоторых ракетных комплексах, но назначение у неё одно: занять вторую руку человека, который участвует в запуске. В пуске ракет всегда участвуют двое. Если один из них будет неадекватен, запустить ракету в одиночку он всё равно не сможет. Запуск осуществляется двумя людьми, каждый из которых поворачивает свой ключ и нажимает свою кнопку. За всю историю ракетных войск ни одна ракета не взлетела несанкционированно.

– Есть в вашей жизни другие увлечения?

– Да, в 1960-е годы директор школы, Иван Александрович Якунцов, собрал нас, учеников, и подрядил искать ветеранов войны. Тогда я узнал, что мой дядя был фронтовиком – они были скромными людьми и не афишировали свои заслуги. Информацию об участниках войны я собираю до сих пор. Занимаюсь поисками военных, служивших в Бершетском гарнизоне в Пермском крае. Однажды разыскивал я своего соседа – офицера стройбата, строившего объекты нашей дивизии, участника Великой Отечественной. Понимая, что его, скорее всего, уже нет в живых, я искал его дочь. Во время поисков выяснил, что параллельно со мной её ищет и её двоюродный брат, связь с которым была потеряна из-за переездов. В итоге удалось найти женщину. Оказалось, что с двоюродным братом они жили недалеко друг от друга – в Подмосковье. Там в итоге и встретились. Когда удалось их найти, столько было радости – всю ночь звонили мне по очереди, не давали спать.

– А своих родных искать приходилось?

– Информацию о своих родных я нашёл до 1700-го года. Узнал, что в роду у нас несколько поколений мастеровых – кузнецов, медников.

На безымянной частоте

– Вы ведёте активный образ жизни? Спортом занимаетесь?

– Занимаюсь радиоспортом. Любительской радиосвязью я увлекался с детства. Когда служил в ракетных войсках, не мог этим заниматься – из-за секретности. А в конце службы, когда наступила «эпоха демократии», министр обороны маршал авиа­ции Шапошников дал личное разрешение трём военным из городка работать в эфире. Одним из них был я. Сейчас я участвую в разных соревнованиях по радиоспорту. Участники их обмениваются радиограммами-рапортами. Чтобы стать дипломантом конкурса, нужно выполнить определённые условия. В этом году был радиомарафон ко Дню Победы, я получил пять дипломов. Радиоспорт – это очень интересно. К сожалению, занимается им всё меньше людей. Молодёжь больше интересует компьютер.

– Зачем молодым такие экспозиции, как музей в Звёздном?

– Чтобы сохранить историю нашей славной армии, 52-й ракетной дивизии, воспитывать патрио­тизм и гордость за причаст­ность нашего городка к одной из опор ракетно-ядерного щита.

Досье
Сергей Мельников. Родился в п. Юг Пермской области в 1952 г. В 1977 г. окончил Рижское военное училище РВСН, в 1983 г. – Военную академию Ракетных войск стратегического назначения. Вышел в запас в 1997 г. в должности командира группы хранения 52-й ракетной дивизии. Экскурсовод Центра ветеранов РВСН Пермского края, член Российского союза писателей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах