aif.ru counter
25.08.2016 17:51
379

Украденная медаль. Есть ли будущее у российской тяжёлой атлетики?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Прикамье 23/08/2016

А ведь Игры в Бразилии могли стать звёздным часом для штангиста из Чусового Артёма Окулова. Прикамский спортсмен реально претендовал на медаль самой высшей пробы.  

Есть ли жизнь у нашей тяжёлой атлетики после Рио? Какое будущее у этого вида спорта, в том числе в нашем регионе? Эти и другие вопросы мы обсудили с Андреем КРАСНОПЁРОВЫМ, президентом краевой федерации тяжёлой атлетики.

«Артём чист»

– Андрей Владимирович, результат, который Артём Окулов показал на победном для него чемпионате мира-2015 в Хьюстоне, позволил бы ему завоевать «бронзу» в Рио. Можно сказать, что международные чиновники от спорта украли у нашего штангиста олимпийскую медаль?

Да, так и есть. В Бразилии Артём, зная его характер, его уверенность в себе и умение собираться на самые значимые турниры, однозначно бился бы за «золото». Того же иранца Киануша Ростами, который выиграл в Рио, Окулов опередил на прошлогоднем чемпионате мира. Да, иранец на Играх установил мировой рекорд в сумме. Но и Артём вместе с личным тренером Римом Сиразетдиновым к Олимпиаде серьёзно готовились. Целенаправленную подготовку к Играм Окулов начал почти сразу после ноябрьского чемпионата мира, немножко отдохнув и залечив травмы. И на пик формы он должен был выйти к Олимпиаде. По словам Александра Венкова, тренера мужской сборной России по тяжелой атлетике, вместе с Римом Сиразетдиновым они готовили Артёма к рубежу 395-400 в сумме рывка и толчка. Ростами, напомню, победил с результатом 396 (179 кг в рывке и 217 кг в толчке – Авт.).

– Но прикамский штангист фигурирует в так называемом «списке Ричарда Макларена». Доклад канадца стал одним из главных оснований для недопуска наших тяжелоатлетов и легкоатлетов на Олимпиаду.

Вот только никаких подтверждений по этому списку никто не видел. Ни по одному же спортсмену не предоставили доказательств. Вся аргументация строится на словах сбежавшего в США Григория Родченкова, бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории. Про Артёма лично знаю, что он вообще ничего не принимает. Даже злосчастный мельдоний, который с 1 января этого года стал запрещённым препаратом, он не употреблял. Окулову хватает своего здоровья и мощи, чтобы поднимать тяжёлые веса и постоянно прогрессировать. Он уже семь лет выступает на высшем уровне, его постоянно проверяют и нигде ни разу наш штангист не был замечен в употреблении допинга. Понимаете, Артём по десять раз в год, если не чаще, проходит допинг-контроль. Поэтому для меня большая загадка, как он вообще попал в этот «список Макларена». Просто идёт атака на российский спорт, на его определённые виды. Видимо, самые медалеёмкие. У нас же все штангисты, которые должны были ехать на Игры, реально претендовали бы на медали.

И это отстранение стало полной неожиданностью для всех отечественных тяжелоатлетов. Как гром среди ясного неба. В июне ещё ничего не предвещало беды. Понятно, что у всех спортсменов царит подавленное настроение. Представляете, люди четыре года упорно трудятся, месяцами не бывают дома, выдерживают колоссальные нагрузки, травмы. Ради цели всей жизни – участия в Олимпиаде. И в один миг всё это перечёркивают. Для кого-то это был последний шанс съездить на Игры. Ладно, Артём ещё молодой спортсмен, ему реально выступать до следующей Олимпиады.

– Кстати, Артём собирается готовиться к следующему олимпийскому циклу?

Досье
Андрей КРАСНОПЁРОВ, род. 24 августа 1967 г. в Краснокамске. Окончил ПГГПУ. Мастер спорта России. Чемпион мира среди ветеранов. Работает тренером-преподавателем по тяжёлой атлетике в ДЮСШ г. Краснокамска и МБУ «Краснокамский городской физкультурно-спортивный комплекс». Сын Александр – мастер спорта России по тяжелой атлетике, призер первенства России.
Настрой продолжать у них с тренером есть. Артёму всего 22 года. Другое дело, что ситуация с нашей тяжёлой атлетикой сегодня складывается непонятная.  Российскую федерацию тяжёлой атлетики (ФТАР) после Олимпиады хотят дисквалифицировать на год. Если это случится, то наши спортсмены останутся без международных соревнований на это время. Министр спорта Виталий Мутко заявил, что федерацию переформатируют. Как это сделают, тоже непонятно. Скорее всего, на ближайшей конференции ФТАР произойдут изменения в руководящем составе федерации. В общем, все в подвешенном состоянии, в режиме ожидания.

Борьба регионов

– На Олимпиаде в Бразилии большой резонанс вызвали слова Александра Лебзяка, главного тренера сборной России по боксу. Он посетовал, что в Рио помимо его воли поехали несколько «туристов», которых пролоббировали некоторые регионы. В тяжёлой атлетике что-то подобное есть?

– Были подобные случаи при старом руководстве. А на Игры в Рио должны были ехать, действительно, наши сильнейшие атлеты. Хотя конкуренция между регионами за спортсменов идёт серьёзная. Москва и Подмосковье, например, активно переманивают к себе перспективных атлетов из других регионов.  

У нас сегодня при краевом Центре спортивной подготовки числятся пять тяжелоатлетов. И если им оплачивают участие во всероссийских сборах, то другим – нет. А без сборов сложно улучшать результаты. В поисках лучшей доли некоторые спортсмены уезжают в другие регионы. Например, Екатерина Ютволина (мастер спорта международного класса, победитель  первенства Европы среди молодёжи, двукратный победитель Кубка России, пятое место на чемпионате Европы-2015 – Авт.) сейчас выступает за Омск.

– А есть ли на горизонте перспективные штангисты, которым по силам дорасти до уровня национальной сборной?

– Неплохие результаты показывает 17-летняя Диана Зарифханова из Лысьвы. Она серебряный призёр России в своём возрасте. В прошлом году также заняла второе место на всероссийской спартакиаде школьников.

Слабое поколение

– Дети охотно сегодня идут заниматься штангой?

– С набором детей и молодёжи в тяжёлую атлетику сейчас всё как-то грустно. Да и во многих других видах спорта, судя по разговорам с коллегами, похожая ситуация. Может, это связано с всеобщей компьютеризацией. Интернет и компьютерные игры затягивают детей, они становятся рабами гаджетов. Очень сложно от них оторвать.

Конечно, многое зависит от родителей - они должны приводить детей в спорт. Мы обычно принимаем с десяти лет. Разумеется, у ребёнка в этом возрасте ещё нет чёткого понимания, зачем ему нужна штанга. Поэтому требуется родительский контроль.

В поисках воспитанников ходим по школам. Но откликаются немногие. Другая проблема – выбирать, если честно, не из кого. Слабенькое поколение. Хотя мы рады всем. В отличие от того же баскетбола или волейбола у нас нет такого жёсткого отбора по физическим данным, чтобы папа или мама обязательно были высокие. У нас много весовых категорий, начиная с 48 кг. И выстрелить может любой: худенький или полненький, низкий или высокий. Возьмите Алексея Ловчева, рост которого почти 190 см.

– Да и не затратный вид спорта, наверное, в отличие от того же тенниса или хоккея?

– Нет. Единственный момент – спортсменов кормить надо хорошо. Хотя заметил, что у нас больше и усерднее занимаются как раз ребята из малообеспеченных семей, где с питанием дела обстоят не очень, конечно. Они худенькие, вот и хотят быть поздоровее и сильнее.

– А занятия штангой не опасный вид спорта?

– Отнюдь. Мы даже в десятку самых травмоопасных видов спорта не входим. В этом плане нас опережают и футбол, и баскетбол, и спортивная гимнастика. Но наши врачи (не будучи спортивными докторами) часто настроены против того, чтобы дети тренировались со штангой.

Сегодня у многих ребят искривление позвоночника, близорукость. И таким детям врачи сразу же запрещают заниматься тяжёлой атлетикой. Даже если у ребёнка небольшое искривление. А что они предлагают в качестве альтернативы? Две недели ЛФК? Но этого недостаточно и ничего не исправит. Надо же заниматься, чтобы исправлять осанку. И мы это делаем. У нас ведь криво нельзя поднимать штангу. «Кривой» не сможет её удержать, надо правильно выпрямляться со снарядом. Поэтому учитывая здоровье ребёнка, выстраиваем подготовку. Никто на него 100 кг не навешивает, не грузит большими весами. А работаем над проблемами со здоровьем: постепенно укрепляем мышцы спины, гнём ребят. Без гибкости и координации в нашем виде спорта вообще никуда. Недавно вот приходила мама одной из воспитанниц. Поблагодарила, что её дочку сняли с учёта, на котором девочка состояла из-за искривления позвоночника. Зрение тоже не препятствие. Если занятия штангой не приводят к ухудшению, то можно тренироваться. Вспомните великого тяжелоатлета Юрия Власова, выступавшего в очках.

– Сегодня в крае хватает мест для занятий тяжёлой атлетикой? Где у нас сильные школы?

– Пока выезжаем на старом багаже – залах штанги, которые построили ещё в советские времена. У нас в Краснокамске залу, например, уже 50 лет. Традиционно у нас сильные центры по тяжёлой атлетике находятся в Лысьве, Чусовом, Губахе, Кудымкаре, Перми, Краснокамске. Новых центров не открывают, боремся за то, чтобы старые-то не закрыли. Непростая ситуация сейчас складывается в Чусовом, где металлургический завод отдал на баланс муниципалитета стадион «Металлург» и все секции при нём. И что там будет с тренерами после перевода их в инструкторы, непонятно. Такая же история происходит и в Губахе.

У нас специфический вид спорта, и в обычном зале просто так не сделаешь помост.  Хотя есть единичные примеры: пермские ребята на Молодёжке на свои средства построили зал. Молодцы.

В Пермском крае сильная тренерская школа. Но работают в основном уже ветераны, многие наставники – люди пенсионного возраста. К сожалению, молодёжь не пополняет наши ряды. Как всегда, всё упирается в зарплаты. Если тренеры ДЮСШ ещё получают какие-то надбавки за успехи своих воспитанников, то в обычных секциях наставникам платят мизерные зарплаты. Вот и не идёт молодёжь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество