aif.ru counter
73

Кто заправляет колонией?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 31/10/2007

Новости из детской колонии посёлка Гамово приходят одна страшнее другой. Летом там взбунтовались заключённые. Были пострадавшие. Люди ещё не перестали обсуждать это событие, как случилась очередная трагедия. В колонии повесился 16-летний воспитанник, который, кстати, сидел за убийство отца.

За высоким забором и колючей проволокой явно происходит что-то неладное. Система исполнения наказаний для несовершеннолетних, видимо, стала давать сбои. Результаты её несовершенства полезли наружу. А причины, как водится, кроются глубоко внутри.

По словам Сергея Петухова, начальника межрайонной уголовно-исполнительной инспекции N5 Перми, трудно представить, чтобы в советские времена случилось что-то подобное. Тем более, считает Сергей Викторович, это не могло произойти в Гамовской детской колонии. Поскольку раньше она считалась образцово-показательной.

В колонию идут работать непрофессионалы

Сергей Петухов:

- В начале и середине 90-х годов работать в колонии шли люди с юридическим и педагогическим образованием. Первые знали все тонкости уголовно-процессуального кодекса, вторые - могли найти подход к любому несовершеннолетнему преступнику. В конце 90-х эти люди стали уходить из колоний. Произошла смена поколений. Не скажу, что сейчас профессионалов в системе нет. Но по уровню подготовки они всё-таки уступают. Сейчас в колонию идут работать те, кому нужна отсрочка от армии, а также военные из расформированных частей. Офицерский состав комплектуется из выпускников средней специальной школы юстиции. Из-за недостаточного опыта сотрудников страдает режим, воспитательная работа. К примеру, ещё 10 лет назад в детских колониях действовала секция "дисциплина и порядок", где воспитатели проводили беседы с осуждёнными, стремящимися к исправлению, которые в свою очередь влияли на остальных ребят. Работали кружки самодеятельности.

Думаю также, что штат колонии укомплектован не на 100%. Поскольку тяжело набрать людей на зарплату в 8-9 тысяч рублей. Причём столько зарабатывают офицеры. А оклад инспектора, который сидит на вышке колонии, составляет 6 тысяч.

- Я считаю, что дисциплина в этом исправительном учреждении не на уровне. Сегодня для несовершеннолетних преступников в колонии созданы очень хорошие бытовые условия. У них есть свой компьютерный класс. Ребята могут получить образование. Причём не только среднее специальное, но и высшее. Воспитанникам разрешается учиться на заочных отделениях вузов.

Кроме того, сейчас в стране распространена рейтинговая система оценки деятельности подобных исправительных учреждений. На этот рейтинг влияет всё. Даже количество наказаний воспитанников в штрафных изоляторах. Поэтому сотрудники колоний стараются как можно реже наказывать ребят таким способом. И кстати, все работники понимают, что их воспитанники - это дети. Но они подвержены влиянию более старших, авторитетных товарищей.

Знаю, что сотрудники колоний стараются отправить тех ребят, кому исполнилось 18 лет, во взрослые колонии. Однако суд зачастую решает оставить их в детской. А это опять же сказывается на дисциплине. И ещё правозащитники говорят о том, что воспитатели слишком строги с малолетними преступниками. Но делать отношения с несовершеннолетними нарушителями закона ещё более лояльными, наверное, это уже слишком.

Ужесточение режима к добру не приведёт

Татьяна Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае:

- Всё познаётся в сравнении. Недавно я по приглашению одной из правозащитных организаций Йошкар-Олы посетила Новотроицкую колонию, что в республике Марий-Эл.

Меня поразили доверительные, искренние отношения между воспитателями и несовершеннолетними заключенными: там не увидишь ни опущенных глаз, ни сдвинутых бровей. Ребята не живут в состоянии постоянной готовности к отпору, потому что воспитатель для них - не "гражданин начальник", а мудрый наставник, куратор, готовый прийти на помощь, посоветовать, понять. Вся жизнь этого учреждения подчинена простому принципу: колония - это место не для содержания несовершеннолетних преступников, а для их реабилитации и возвращения в жизнь. И потому штрафной изолятор в Новотроицком почти всегда пустует.

А всякий раз, когда я появляюсь в гамовской колонии, интуитивно чувствую: атмосфера в этом учреждении очень сложная. Меня всегда настораживает, что администрация не видит разницы между детской колонией и взрослой. Там всё направлено на создание охранного режима, без учёта возрастной специфики. И когда ребята сталкиваются с жестокостью со стороны взрослых, их реакция может быть очень острой.

Меня серьёзно беспокоит растущая динамика жалоб ребят из гамовской колонии на карательные методы работы со стороны воспитателей. Я не раз обращалась в Генеральное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю с просьбой разобраться в сути этих жалоб, но пока что ответная реакция - нулевая. Теперь же я отмечаю ещё одну тревожную тенденцию: после июльских событий в колонии взят курс не на устранение причин, приведших к беспорядкам, а на ужесточение режима.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах