155

Завод, ставший жизнью

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 11/02/2009

ТРИНАДЦАТЬ лет, с 1973-го по 1986-й, он в буквальном смысле был одним из самых высоких начальников в Прикамье: других руководителей двухметрового роста - ещё поискать.

ОДНАКО среди людей Борис Изгагин, легендарный генеральный директор завода имени Свердлова (ныне - Перм-ский моторостроительный комплекс), всегда выделялся не только физическими данными. Но прямотой, компетентностью, организаторским талантом, настойчивостью. Достаточно вспомнить, что подчинённые называли Бориса Георгиевича за глаза вовсе не "дядей Стёпой", а - "локомотивом". И меньше всего в этом прозвище было от происхождения "генерала" Изгагина, родившегося как раз в семье железнодорожника. Причём ещё и на улице Железнодорожной.

Осиротели в одночасье

ВООБЩЕ-ТО фамилию Изгагины изначально носил боярский род, в XV веке насильно выселенный из Господина Великого Новгорода в Новгород Нижний. Каким образом потомки репрессированных бояр затем объявились в Прикамье - история умалчивает, но, как вспоминает сам Борис Георгиевич, его папа Георгий Георгиевич и мама Анна Ивановна - уроженцы села Юг, что под Пермью. В поисках заработка родители переехали в Чусовой, где жила родная сестра отца, муж которой трудился машинистом паровоза. Во флигельке на их подворье 10 февраля 1919 года и появился на свет будущий Герой Социалистического труда, лауреат Государственной премии СССР и почётный гражданин Перми.

В семье уже были две дочери и сын, так что Борис стал четвертым ребёнком, а позже у него появились ещё три брата. И вот в апреле 1929-го они в одночасье осиротели, лишившись кормильца, погибшего на работе по нелепой случайности. Вся забота о семерых детях отныне легла на плечи 34-летней матери. Но как бы ни тяжело пришлось теперь Изгагиным, всех ребят и девчат их мама смогла поставить на ноги.

Кстати, сейчас трудно представить, а ведь после окончания семи классов школы Борис Изгагин вполне мог, так же, как отец и дядя, стать железнодорожником. Тогда, в 1935-м, между Чусовым и Кизелом начали строить электрофицированную железнодорожную ветку, и юноша собрался поступать в Свердловский электротехнический техникум. Но однажды увидел объявление о приёме в техникум пермский - авиационный.

На огуречной "диете"

- Я ПОСЛАЛ туда документы, заявление, - рассказывает Борис Георгиевич. - И мне пришёл вызов. Мама одела меня во всё лучшее, что в доме было, дала 25 рублей и говорит: "Боря, вот тебе немного. Видишь ведь, как живём. Связь не теряй". И 18 августа 1935 года в семь часов утра я на поезде приехал на Пермь I, добрался до техникума и сдал все экзамены. Можно было на выходные отправиться домой, а в кармане всего три рубля осталось. Меня, кстати, в группе прозвали "огуречником", так как я только огурцами и питался. Потому что дешёвые были.

Общежитие располагалось в бывшей конюшне - большая комната на 12 человек. Из них некоторые дружили особенно: Борис Изгагин, Борис Коноплёв (будущий глава облисполкома, а после - первый секретарь обкома КПСС) и Григорий Сивков (ныне - генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза). Трое парней вместе подрабатывали на пилке и развозке дров, на погрузке-разгрузке барж, занимались спортом, ходили в театр, ухаживали за девушками. А в 1937-м, с 3-го курса, впервые попали на практику на завод N19, он же - имени Сталина. С тех пор он навсегда вошёл в судьбу Бориса Георгиевича, стал его жизнью.

Вот этапы карьеры Изгагина: технолог на сборке, старший технолог, заместитель начальника сборочного цеха, начальник цеха, заместитель главного инженера, заместитель генерального, генеральный директор, инженер по эксплуатации. Да-да, уволившись в 1986-м с поста руководителя предприятия, он вернулся почти сразу же - на рядовую должность. Никаким консультантом или советником быть не пожелал, а хотел просто работать на родном производстве. И лишь в 2004-м, отметив 85-летие, написал своё окончательное заявление об увольнении.

Помнить о рабочих людях

Что наиболее памятно Борису Изгагину? Конечно же, модификация двигателя Д-30 Ф6 конструкции Павла Соловьёва для перехватчика МиГ-25МП. В результате всего за пять лет, против обычных восьми-десяти, задачу удалось выполнить, и "двадцать пятый" превратился в МиГ-31 - истребитель нового поколения, развивший скорость до 2,31 маха (мах - 1033 км/ч). За это завод и лично Борис Георгиевич получили ордена Октябрьской революции. Не менее сложным и успешным было и создание главного редуктора для вертолёта Ми-26, после чего группе из десяти человек, куда входил и Изгагин, присудили Государственную премию. Наконец, секретнейшее "второе производство" (ныне - ОАО "Протон-ПМ") - освоение жидкостных реактивных двигателей, запуск в серию 8Д59 для ракет средней дальности, за-тем - двигателей для ракет межконтинентальных, для космического грузовика "Протон".

Но за этими успехами на предприятии, возглавляемом Борисом Изгагиным, не забывали и о людях. А заводчан в те годы было 42 тысячи человек. Для них строилось жильё - около семисот квартир в год, имелось более миллиона квадратных метров собственного жилого фонда, включая 9 тысяч мест в общежитиях. К услугам трудового коллектива были Дворец культуры, комбинат питания из 42 столовых, 44 детских садика, стадион ("Звезда"), бассейн ("БМ"), корпус в санатории "Усть-Качка", профилакторий на 300 мест, больничный городок на Городских горках. Завод опекал девять подшефных школ, финансировал две вечерние школы и вечерний техникум, авиационный техникум имени Швецова. В подсобное хозяйство ежегодно вкладывалось более двух миллионов советских рублей! Увы, всё это в прошлом. Да, в прошлом. Но вдумайтесь и позавидуйте: в каком всё-таки славном прошлом!!!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах