aif.ru counter
356

Любовь сильнее смерти. Балет «Ромео и Джульетта» получил пермскую прописку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Прикамье 28/05/2013
Фото Сергея Копышко

Пермь, 28 мая - АиФ-Прикамье. Наша балетная труппа первой в России представила зрителям «Ромео и Джульетту» Сергея Прокофьева в хореографии выдающегося британского балетмейстера Кеннета Макмиллана. 

Российская премьера состоялась на открытии в Перми Дягилевского фестиваля. А за пару дней до этого корреспонденту «АиФ-Прикамье» удалось взять интервью у Гари ХАРРИСА, одного из двух балетмейстеров-постановщиков фонда Макмиллана, осуществивших перенос на нашу сцену спектакля, которым англичане гордятся не меньше, чем русские «Лебединым озером».

За что труппе ставить неуд?

«АиФ-Прикамье»: – Гари, в 1965 г. на премьере «Ромео и Джульетты» в Королевском театре Ковент-Гарден блистали несравненные Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн. Начав работать с пермскими артистами, как быстро вы увидели среди них веронских влюблённых?

Г.Х.: – В принципе, это можно понять сразу. Ваши танцовщики великолепны, и мы с Карлом (Карл Бёрнетт – второй балетмейстер-постановщик. - Авт.) подготовили пять составов исполнителей главных партий. Ромео и Джульетта в первом составе - Руслан Савденов и Наташа Домрачева. 

«АиФ-Прикамье»: – За что вы поставили бы нашей труппе пятёрку, а за что двойку?

Г.Х.: – О! Есть, конечно, и у вас несколько глупых артистов, которых я хотел бы просто убить. (Смеётся.) Но в общем всё было хорошо. Прекрасная атмосфера в репетиционном зале. Почти все быстро выучили новые комбинации. И к премьере всё это сложилось вместе: технические результаты, разработка характеров персонажей… Думаю, пятёрка - заслуженная оценка вашим танцовщикам.

Фото Сергея Копышко

«АиФ-Прикамье»: – А чему вы сами научились у них за 2 месяца совместной работы?

Г.Х.: – Хороший вопрос. Мне понравилось их чудесное чувство юмора, их дружелюбие. Я обязательно заберу это с собой. По-моему, это что-то особенное.

В России Гари впервые, не считая краткого ознакомительного визита в Пермь в прошлом году. И потому не скрывает своего восхищения Камой, собором Петра и Павла, художественной галереей и, разумеется, нашей кухней. Он в восторге от пельменей, борща и жареной картошки с грибами. А ещё он выучил тут несколько русских слов: «спасибо», «пожалуйста», «хорошо», «водка» и «большое спасибо». 

Без любви - пустота

«АиФ-Прикамье»: – Можно ли сегодня поставить балет по видео?

Г.Х.: Теоретически да. Но когда есть люди, которые впитали весь предыдущий опыт и которые могут передать его здесь - это намного лучше. Это обогащает, даёт подробности. Важно и то, чтобы рядом был человек, способный принимать решения. Ведь все пары очень разные. Поэтому иногда надо под них что-то адаптировать. Иначе не хватает той самой соли, которая нужна.

«АиФ-Прикамье»: – Если пофантазировать и представить, что на дуэли в Вероне никто не погиб, что все герои «Ромео и Джульетты» живы, каким мог бы, по-вашему, стать финал такой истории?

Г.Х.: – Зачем что-то менять? Да, я видел балетные версии, где после смерти Ромео и Джульетты их семьи примиряются. Но мне кажется, что история, написанная Шекспиром, идеальна. Она о любви, которая сильнее смерти.

Фото Сергея Пьянкова

«АиФ-Прикамье»: – Человеку, считающему, что главное в жизни любовь, вы завидуете, сочувствуете или?..

Г.Х.: – Любить и быть любимым – это очень важно. Но человек, повторяющий «Ах, я люблю, я люблю!» и не видящий вокруг больше ничего, наивен. Если же он имеет в виду любовь к жизни, работе, друзьям, тогда он счастливый человек.

«АиФ-Прикамье»: – А без чего, на ваш взгляд, жить труднее: без любви или без денег?

Г.Х.: – Без любви. Без неё какая-то пустота в жизни.  

Интеграция в мировой балет

Самая печальная повесть на свете имеет около 100 балетных интерпретаций. Две из них стали каноническими - Леонида Лавровского и Кеннета Макмиллана. Причём решение создать собственную версию шекспировской трагедии на музыку Прокофьева возникло у молодого Макмиллана именно после того, как в 1956 г. он увидел русское балетное чудо. Впервые выехавший на гастроли Большой театр показывал тогда в Лондоне «Ромео и Джульетту» с великой Улановой в постановке Лавровского.

Почему Пермский театр оперы и балета, стремясь к пополнению классического репертуара, остановился на хореографии английского классика? На этот вопрос главный балетмейстер театра Алексей Мирошниченко отвечает так:

– Она очень подходит для развития труппы. Ромео и Джульетта здесь живые  люди, тогда как у Лавровского они слишком идеализированы. Хочется, чтобы наши артисты танцевали хороший современный хореографический текст, являющийся сегодня уже классикой XX в.

Судя по аплодисментам, продолжавшимся после премьерного показа не менее четверти часа, пермяки шедевр оценили. Восхищались и масштабностью спектакля, и звучанием оркестра под руководством Теодора Курентзиса, и роскошными костюмами, и декорациями. Правда, балетоманы со стажем, сравнивая новую постановку с постановкой «Ромео и Джульетты» Николая Боярчикова, шедшей в Перми больше 35 лет, ностальгически вздыхали. Так оригинальна, эксклюзивна была его версия, полная возвышенных ассоциаций...

– Я не видел интерпретацию Боярчикова, но много слышал о ней, – говорит Гари Харрис. – Зато теперь у вас есть Макмиллан. Это здорово! Он популярен во всём мире.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах