115

Препод-деспот или тьютор-демократ?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АИФ - Прикамье 14/10/2009

Наставник и ученик: особые отношения

Всем известна образовательная истина: научить нельзя, научиться можно. Однако обучаться (будь то в школе, вузе или на новом месте работы) всегда сподручнее под участливым оком опытного наставника.

В Древней Греции, как известно, властителями дум были философы. И каждый уважающий себя «любомудр» считал за честь основать свою школу: все мы слышали про академию Платона, ликей Аристотеля, сад Эпикура. Тогда же Платон, пожалуй, одним из первых сформулировал задачу, которую решает для себя каждый педагог при выборе стратегии преподавания. Сравнивая Аристотеля, которого он называл «умом», с другим своим учеником - Ксенократом, Платон говорил, что если Ксенократ нуждается в шпорах, то Аристотель - в узде. Обуздать своего талантливого ученика, который впоследствии стал воспитателем Александра Македонского, Платон так и не смог. Аристотель подверг его учение жёсткой критике, заявив: «Платон мне друг, но истина дороже» (здесь, кстати, обратим внимание на слово «друг» по отношению к учителю).

Эта дилемма, кем же должен быть наставник - деспотом или демократом, актуальна и по сей день.

Наследники обучения «из-под палки»

Некоторые современные психологи выделяют два типа наставничества, которые условно можно назвать североамериканским и европейским. Первый тип наставничества воплощается в образе некоего старшего по возрасту и более влиятельного человека, ожидающего преданности в ответ на мудрые советы, руководство и руку помощи. Второй (европейский) тип, напротив, предполагает, что наставник обладает скорее большим опытом, чем большим влиянием. Подразумевается, что здесь обе стороны - преподаватель и учащийся - ведут себя на равных. И второй подход представляется в современном мире, шагающем в постиндустриальную эпоху, более перспективным.

Противники дистанционного образования в нашей стране часто приводят такой контраргумент: для российского человека мощным побудительным стимулом обучения служит постоянный личный контроль со стороны преподавателя. Мол, глубоко, на подсознательном уровне, в нашем человеке сидит наследие ещё царских времён, когда якобы обучали только с помощью розг и муштры. Поэтому-то русский человек, склонный без кнута к обломовщине, не способен получать образование «на расстоянии». Утверждение не только спорное, но и, пожалуй, даже вредное. Сегодня учиться по-старому, только «из-под палки», себе дороже. Стоит ли говорить, что деспотический метод преподавания губит на корню умение мыслить творчески, креативно?

Главное требование современной экономики к человеку - постоянная переквалификация, повышение знаний на протяжении всей жизни. И в этом смысле дистанционные технологии представляют собой прекрасный тренинг для развития самодисциплины и навыков самообразования.

Ни слова об эмиграции

Поэтому сегодня всё чаще ставка делается на диалоговый процесс обучения. При этом большая роль отводится самостоятельному освоению учащимся материала.

Известный автор работ по коучингу Дэвид Клаттербак в своей книге «Каждый нуждается в наставнике» отмечает: «Сегодня наставник - это человек, обладающий опытом, готовый делиться своими знаниями с менее опытными людьми в обстановке взаимного доверия. Первейшей характеристикой наставника должно быть совмещение в одном лице ролей родителя и сверстника, он должен быть своего рода переходной фигурой в развитии индивида. Наставник просто должен поднимать дух и поощрять ученика, делясь с ним своим энтузиазмом по отношению к своей работе».

В связи с этим напоследок не могу не рассказать историю, которую поведал мне знакомый профессор из пермского политеха. Будучи аспирантом московского вуза, он писал кандидатскую работу по теоретической физике. Его консультировал один известный учёный. Беседы с профессором, всегда проходившие за чашкой крепкого чая, выливались в жаркие, порой даже яростные, дискуссии. При этом учёный ни разу не позволил себе оскорбить аспиранта или как-то намекнуть на разницу положения, то есть не давил авторитетом. Так случилось, что из-за ряда причин (в том числе и конфликта на кафедре) учёный вынужден был подать документы на эмиграцию (дело происходило ещё во времена СССР). Тогда многие знакомые просто перестали с ним здороваться. Но только не наш молодой аспирант.

- Когда я шёл на последнюю с ним встречу, то ломал голову, как и с чего начать наш разговор, о чём беседовать, - вспоминал профессор из ПГТУ. - Но он быстро снял всю неловкость ситуации.

Когда я вошёл, он с порога заявил: «Ни слова об эмиграции! Есть дела поважнее!» И предложил чашку чая. Я на всю жизнь запомнил те драгоценные часы последней личной встречи, дарованные нам судьбой, которая потребовала такого колоссального напряжения ума. Сидя в опустевшей кухне на упакованных чемоданах, мы наслаждались общением, решением научных задач, абсолютно забыв о сиюминутных жизненных коллизиях.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах