22

УХОДЯЩИЕ НУЛЕВЫЕ. Как Пермь превратилась в город Зеро. Часть 2.

Как Юрятин превратился в горд П

Губерния запела и заплясала вся и везде:  от этнических шатров КАМWА и клубной Джаз-лихорадки до сердца Пармы на поляне далеко за Чердынью. В тот год Перми выпала очередь быть участником проекта «Культурная столица Поволжья».

Все столицы ПФО, кто до, а кто  и после Перми, побывали в роли культурной столицы. Одна лишь Пермь  это счастливое состояние не пережила, а зависла в нём и даже стала претендовать на большее. Задача  стать культурной столицей Европы тогда была ещё даже не сформулирована, однако истоки могучей идеи следует искать именно в 2005 году.  

Меж тем, в первой половине нулевых пермское общество стало жить так сытно и достигло такого уровня благополучия, что позволило себе ввязаться в настоящую широкую публичную культурологическую дискуссию. Дискуссия об идентификации города Перми вызвана была детальным прочтением романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Пермь, как город-герой того романа, претендовала на название Юрятин. Творческая и около творческая интеллигенция раскололась по принципу отношения к названию и к идентификации. Отдельно спорили о том, прилично ли жевать в ресторане с названием Живаго, или же там напитываться следует исключительно культурным продуктом?  Движущей идеей обретения бренда «Юрятин» был расчёт на мировое признание Бориса Пастернака. Прислонившись к Пастернаку, Пермь намеревалась въехать с мировое информационное пространство. ТО есть стремление в Европу уже присутствовало. Конечной целью сторонники профессора ПГУ Владимира Абашеева объявили инвестиционную привлекательность региона. Они ни в чём не виноваты. Они искренне искали общий язык с руководителем региона. Нашли.  

И вот пока последователи профессора Абашеева рисовали эскизы вывески, которую, по их мнению, следовало разместить на здании вокзала Пермь-II (чтоб европейские туристы сходя с поезда сразу понимали, куда попали), над городом уже кружил  иной творческий десант. Культурологическая дискуссия прервалась. Оппоненты сплотились перед лицом общей угрозы, но было поздно остановить нашествие. Определившись с дислокацией, пришельцы, носители иной культурной традиции, цинично обозвали не состоявшийся Юрятин городом П.  Именно городу П предстояло объявить себя претендентом на статус культурной столицы Европы. Запредельная цель требует запредельного финансирования. И финансирование пошло.

Помнится, двое бродячих портняжек предложили провинциальному королю аналогичный по эпатажу проект нового платья. С чем остался король, известно. В нашем варианте у короля и его челяди есть запасные аэродромы, да и деньги они тратят не свои. Так десятилетие «нулевых» на излёте обнулило Пермь. Горд П не имеет ни собственных смыслов, ни ценностей. Здесь вахтовым методом возводится нечто иллюзорное, названное в романтической песне первостроителей «голубые города, у которых названия нет».

Буква П. не имеет отношения к нашей Перми. Она обозначает место проведения  очередного уничижающего эксперимента. 24 декабря ведущий радиостанции «Эхо Москвы»  в прямом эфире поздравлял Марата Гельмана с днём рождения:

- Говорят, Марат, ты испохабил ПерЪмь? Похабь её дальше!

Город zero  

Наверное, самый масштабный и разрушительный эксперимент нулевых –  это отработка на пермской площадке Федерального закона «О принципах местного самоуправления».

Передав на уровень поселений ответственность за образование и медицинское обслуживание, «верхняя» власть ударила в низ по вертикали подушевым финансированием. Теперь, как и прежде, Закон запрещает закрывать малокомплектные  школы и детские сады, но Закон теперь не обязывает власть содержать бюджетные учреждения за счёт бюджета. Граждане, заплатив налоги, самостоятельно и на совершенно свободной основе могут принимать решение о финансировании за свой счёт  

малокомплектных школ и детских садов. Даже как будто бы не понятно, почему граждане этого не делают?

Один из самых удивительных  и даже уникальных  экспериментов, проводимых в городе Перми – изъятие из собственности граждан, приватизировавших квартиры в многоквартирных домах,  их общедолевой собственности: подвалов, колясочных помещений, парадных подъездов и даже лестничных клеток этих домов. В тех домах, где созданы ТСЖ, собственники через суд возвращают общедолевую собственность, зачастую проданную или сданную в аренду муниципалитетом. Там, где ТСЖ нет, собственностью распоряжается муниципалитет, при чем совершенно безнаказанно. Если у вас заколотили парадное и вы ходите через черный ход, может быть стоит писать иск?  

Борьба населения с органами власти, в том числе и в суде стала повседневным содержанием жизни в городе П., и это – важный итог уходящего десятилетия нулевых.

Тем не менее, за всё десятилетие в Перми произошло всего лишь три-четыре действительно крупных массовых выступления граждан. Это, во-первых,  протест против монетизации льгот в январе 2005 года. Протест был подавлен силами ОМОН, но власть, впечатлённая зрелищем, пошла на некоторые  уступки, в частности, предоставила право приобретать проездной билет для студентов и пенсионеров.

В марте 2006 года на улице Ленина состоялась массовая демонстрация избирателей в поддержку Владимира Плотникова, снятого избиркомом с регистрации.  Год спустя несколько тысяч автомобилистов участвовали в остроумной и зрелищной акции «Скорбим по пермским дорогам» на Октябрьской площади и Комсомольском проспекте Перми. Ни одно из выступлений, будь то одиночный пикет или митинг, не привело к  сколько-нибудь заметным результатам. Практика общественных слушаний по значимым для города вопросам оказалась безрезультатной. Организаторы слушаний всегда находили возможность признать аргументы оппонентов не убедительными. Факт проведения слушаний использовался как повод для формализации процедуры принятия решения, предложенного органами власти.   

Заключительным демаршем власти против населения города стала отмена муниципальных выборов главы города  и замена их голосованием депутатов. Ни процедура общественных слушаний, ни результаты социального опроса ни чего не дали. Властьне хочет отчитываться перед теми, кто ей дал власть.  

Пермякам всё меньше нравится жить в  городе П, где закрываются минирынки, сокращаются штатные единицы врачей-специалистов в поликлиниках, урезается коечный фонд в стационарах, на придомовых землях возводятся торговые центры, а центры дополнительного образования детей закрываются по причине отсутствия лицензий или коммерческой неэффективности.

Существует легенда о пермском племени Чудь белоглазая. Люди этого племени, когда им разонравилось жить на земле под гнетом завоевателей, ушли под землю. Современных пермяков год от года становится меньше. Мы уезжаем из этих мест. Не смотря на рост рождаемости, в конце нулевых Пермь окончательно утратила статус города-миллионника. Социологи утверждают, что пермяки чаще, чем жители других крупных городов, заявляют, что им «не нравится» жить в родном городе. Пермский край за последние семь лет (период проведения исследования) спустился по показателю индекса уровня жизни с 55 на 71 место в России. Пройдёт ещё десять лет. Мы найдём способ добиться для себя лучшей жизни здесь или оставим эти места тем, кто безвозвратно превратит Пермь в город П. Это не вопрос. Это – утверждение, будет либо то, либо другое.

Город зеро встречает 2011 год. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах