61

Главный полицейский Прикамья боится робокопов

 Беспокойное хозяйство 

- Юрий Константинович, вы совсем недавно возглавили пермскую полицию, но наверняка у вас уже сложилось какое-то представление о вверенном хозяйстве? 

- По итогам прошедшего года раскрываемость преступлений в Пермском крае, а это один из ключевых показателей работы правоохранительных органов, составил 51%. Это хуже, чем в России и Приволжском федеральном округе. За первые четыре месяца этого года раскрываемость чуть улучшилась, но незначительно. Мы занимаем 61 место в рейтинге субъектов РФ. И, конечно же, меня это не устраивает: когда практически каждое второе преступление не раскрывается, то есть каждый второй пострадавший человек остаётся со своей бедой. 

Подчеркну, сегодня моя основная задача – оптимально провести реформирование. Определённые сложности возникают из-за того, что я совсем недавно заступил на должность. Надо понимать, что 15 тысяч человек, которые останутся в полиции, нужно будет аттестовать. Конечно, я не должен знать всех сотрудников, но с руководящим составом обязан познакомиться.  Только на изучение их личных дел потребуется много времени. Вчера, например, я вышел с работы в 23.00. 

- Как бы вы оценили работоспособность, уровень профессионализм сотрудников пермской полиции?
 - Мне трудно дать общую оценку, потому что я пока пообщался с руководителями шести отделов внутренних дел на севере края, которые посетил в выходные. У каждого есть свои плюсы и минусы. Но опять же по каждому руководителю я дал положительный ответ моему заместителю по работе с личным составом, когда он спросил об их переаттестации. Основное – запал, желание работать – у них есть. А минусы - на чисто профессиональном поле. Но они есть у каждого человека, у любого профессионала. Главное, чтобы минусы не превалировали над плюсами. В целом я скажу, что коллектив работоспособный. 
- Тогда как объясните противоречие между невысокой раскрываемостью и профессионализмом?
 - Понимаете, мне сложно ответить на этот вопрос.  Я как взрослый человек, прошедший определённую школу воспитания, не должен бросить камень в огород своего предшественника и его команды. Я не имею на это морального права, тем более что сам ещё не до конца разобрался в ситуации. На мой взгляд, здесь очень много составляющих  «почему». 
Я, например, стараюсь в день проезжать хотя бы по два подразделения МВД. И знаете, у меня возникает много таких «почему», на которые я пока не вижу ответа. Недавно вот побывал в медсанчасти. По своему опыту знаю, что в регионах, где экономика вообще «убитая», есть прекрасные медсанчасти и поликлиники для сотрудников МВД. Более того, есть хорошие реабилитационные центры. У нас такого центра нет, медсанчасть «убитая», поликлинику вообще надо срочно выселять – она не соответствует никаким требованиям. Почему так происходит в регионе-доноре, мне непонятно. И эти вопросы требуют серьёзного разбора, в которые нужно вникать. 

Удар по самолюбию
- Несколько лет назад на улицах Перми патрулировали роботы-полицейские. Как относитесь к такого рода инновациям? 
 - Я этого боюсь – робота или человека с какой-то заложенной программой, который мало реагирует на доводы старших, более опытных сотрудников. Поэтому я категорически против роботов. 
- В результате реформы полицию освободят от выполнения сорока побочных функций, в том числе и от обслуживания в медвытрезвителях.  Как сейчас этот процесс идёт в Прикамье?
 - Кстати, мы этот вопрос обсуждали с губернатором Олегом Чиркуновым на одной из недавних встреч. Причём, он сам его обострил и при мне поручил министру общественной безопасности Игорю Гончарову тщательно его доработать. Да, мы действительно должны освободиться от сорока побочных функций. Я как практик с большим стажем прекрасно отдаю себе отчёт в том, что до конца мы от этих функций не избавимся. Вот мы передадим медвытрезвители Министерству здравоохранения, но наши сотрудники, разумеется, не смогут пройти мимо граждан, которые находятся в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Однозначно, что мы будем их забирать и доставлять в медицинские учреждения. Это касается и других функций: например, розыск призывников, уклоняющихся от службы, практически в полной мере ложится на плечи наших сотрудников. Сегодня, когда военкомы не имеют реальной власти, нам, конечно, придётся им помогать. Но в целом, чтобы было меньше разговоров, что милиция – это такой спрут, который запустил свои щупальца повсюду, и это способствует её коррупции, я только рад, что эти щупальца нам отрубят. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах