43

«Фиделио» в музее советских политических репрессий

Под вопли женщин и окрики стражников люди в полосатых робах с нашитыми на лоб номерами рысцой преодолевали «мёртвую зону» - простреливаемый коридор между двумя заборами: внешними и внутренним…

Пермская постановка оперы Бетховенва «Фиделио» - международный оперный проект, споры о котором ещё впереди. Для зрителя это невероятный опыт: определить своё место в представлении, когда нет зала, нет кресел, нет занавеса. Публика из сцены в сцену переходит по территории под вежливое понукание лагерной охраны.

Политический террор по сути своей вне национален, и спектаклю не нужна географическая привязка. Только однажды, когда нас вели под палящим солнцем из зоны строгого на зону особого режима (сдана в эксплуатацию в 1973 году, восстановлена в 2008) проявился определённый российский колорит. Жёны, дочери и сёстры заключённых бросались к колонне с портретами пропавших без вести людей, реальных сидельцев последней советской политзоны. Они молили передать в неволю весточку о том, что узников любят и ждут по ту сторону колючей проволоки.

- Мой муж был инженером на заводе, его осудили по ложному доносу… помогите!

Часть зрителей смеялась в лицо несчастным. Сдали нервы? Или сработала глубинная реакция советского человека: члены семьи репрессированного не могут рассчитывать на милосердие общества. Кстати, общества, идущего под конвоем.

«Фиделио» - спектакль о настоящем, прошлом или будущем? Мнение публики разделилось. Старшее поколение однозначно определило: прошлое, причём далёкое. Люди в возрасте до тридцати не исключают настоящее, уклончиво замечая, что нам не всё и показывают по ТВ и пишут в прессе. В будущее «Фиделио» не впустил никто.

В финале у Бетховена хеппи энд. Достоверный по эмоциям – попытка самосуда над злодеем доном Пизарро! - но утопичный по содержанию и художественному воплощению. Все сёстры нашли своих братьев, все жёны обняли мужей. 

- Мы знаем 9 мая – День Победы над фашизмом. Похоже, сегодня нам довелось пережить день победы над режимом?

- Это главное к чему устремлен спектакль, даже не спектакль, а деяние театра и музея, - говорит художественный руководитель проекта «Опера/ГУЛАГ» Георгий Исаакян. – Мы должны внутри себя пройти эту историю, пройти её можно только эмоционально. Великий Бетховен здесь главный наш проводник через ужас лагеря. В отличие от нации немецкой, которая смогла подавить в себе фашизм и признать как ошибку и подняться, мы всё ещё живём под грузом того, что сами с собой сделали. Если проект позволит нам хоть на миллиметр двинуться к освобождению, театр может считать, что не напрасно существует в Перми.

Показ «Фиделио» в мемориальном музее Пермь-36 заканчивается 11 июля. Осенью опера будет идти в сценическом варианте в театре оперы и балета.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах