aif.ru counter
160

Молочная экспансия. Выстоят ли пермские аграрии в кризис?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Прикамье 24/02/2015
Наши сельхозпроизводители пока не могут конкурировать с соседями:
Наши сельхозпроизводители пока не могут конкурировать с соседями: "Удмуртией, Башкирией, Татарстаном". © / Алексей Витвицкий / АиФ

Мяса нет?

Анастасия Переверзева, «АиФ-Прикамье»: – Губернатор заявил, что западные санкции – шанс для местных сельхозпроизводителей завоевать внутренний рынок. На ваш взгляд, это реально сделать?

Ксения Новикова: – Вопрос дискуссионный. Пока не будет дешевого и «длинного» кредита, который сможет стимулировать модернизацию производства, региональные сельхозтоваропроизводители не смогут эффективно функционировать и добиваться высоких результатов в продовольственном обеспечении населения.

При этом в конкурентной борьбе с предприятиями других регионов (Татарстан, Башкирия, Удмуртия) производители Пермского края проигрывают. В соседних республиках развито государственно-частное партнерство. Как результат: более дешевое сырье, низкие цены на качественные продукты (молочные и кондитерские изделия, мясные полуфабрикаты, мясо говядины).

К слову, цена на мясо говядины растет стремительно. Сегодня на полках магазинов стоимость натуральных мясных полуфабрикатов начинается от 400 руб. Плюс к этому в Прикамье наблюдается дефицит сырья. Можно констатировать, что, несмотря на санкции, которые должны были дать шанс сельхозтоваропроизводителям, новых крупных проектов в мясном скотоводстве не появилось. А в этой отрасли срок выхода производства на проектную мощность – не менее 7 лет.

Картофель и овощи открытого грунта Пермский край производит в достаточном объеме, т. к. использует новые технологии. Но мы не продаем товар у нас в крае, а везем на продажу в Центральный федеральный округ, Ханты-Мансийский округ, Свердловскую область.

Наши производители молока пока чисто технологически не могут контролировать количество этого сырья: то его много – и оно дешевое, то мало – и оно дорогое. Поэтому на полках мы видим много молочки из соседних регионов. Экспансия продолжается.

У нас уже было несколько кризисов – и в 1990-е и в 2000-е. Но, к сожалению, ни один из них не позволил нашим товаропроизводителям увеличить долю регионального рынка. Поэтому говорить о благотворном влиянии санкций я бы не стала. Более того, санкции – это еще и отсутствие недорогого продовольствия на рынке и дефицит сырья для перерабатывающих предприятий. А это уже вопрос продовольственной безопасности.

– Кстати, о безопасности. По данным краевого Минсельхоза, регион на 100% обеспечивает себя лишь яйцом и картофелем. Мы способны себя прокормить?

К. Н.: – С конца 90-х мы не обеспечиваем себя такими стратегически важными видами, как молочные и мясные продукты. Обеспеченность первым снизилась с 2000 г. на 32%. По мясу снижение – на 28%. Эти тенденции говорят о том, что, несмотря на ежегодное увеличение государственной поддержки, существующие механизмы не дают ожидаемого эффекта. Потому что они основаны на софинансировании, т. е. само предприятие вначале должно найти деньги, влезть в кредиты. Поэтому эффективность такой помощи еще нужно посчитать. В целом мы видим, что цены растут.

Какое решение? Ведущие отечественные и зарубежные экономисты говорят об увеличении инфраструктурной поддержки для аграриев. Но механизмы поддержки должны включаться еще до того, как человек взял кредит. Это может быть консультирование отраслевых специалистов, помощь в освоении современных технологий по переработке сырья и упаковки продукции, а также поддержка при выходе на рынки сбыта. При этом приоритетами являются развитие транспортной инфраструктуры и телекоммуникаций. Каждое предприятие сталкивается с этими сложностями, и в одиночку оно не в силах справиться.

Глухие телефоны

– Сегодня зарплата в сельхозотрасли – одна из самых низких, в среднем 14 тыс. руб. в месяц. Нехватка рабочих рук – еще одна болевая точка?

К. Н.: – В сельском хозяйстве дефицит именно качественного персонала. С одной стороны, люди ищут работу. С другой – мало кто соглашается на зарплату в 8-12 тыс. руб. Однако нужно понимать, что и расходы в сельских территориях гораздо меньше, чем в городе. Существует натуральная оплата, которую зачастую работник не берет в расчет.

Минсельхоз помогает предприятиям в решении проблемы кадров. Но представители тех крупных предприятий, с которыми я плотно общаюсь, признаются, что найти квалифицированного ветеринара или агронома крайне сложно. Надо выращивать специалистов, а предприятия не готовы тратить на это деньги. Вузы не до конца слышат реальные запросы работодателей. Как результат – выпускники не отвечают требованиям рынка.

Прибыль на селе

– В свое время именно вы развивали проект «Агроклассы»: учащимся сельских школ показывали, что агропромышленный комплекс Прикамья может быть прибыльным бизнесом, в котором они могут реализовать себя. Есть ли результаты?

К. Н.: – В этом году Александр Белоусов, один из учеников агрокласса Бардымского района, заканчивает экономический факультет ПГНИУ. Он уже значительно преуспел в бизнесе. Создал собственную компанию, в которой работают 10 человек.  Он профессионально занимается разработкой и написанием бизнес-планов для начинающих и действующих предпринимателей. Проект «Агроклассы» сформировал у него  предпринимательское мышление, которого так не хватает сегодня на селе.

Сейчас проект переродился в бизнес-классы, его курирует Пермский фонд развития предпринимательства. К сожалению, аграрная специфика пропала. А она помогла ребятам взглянуть на свою территорию другими глазами, посмотреть на сельское хозяйство, как на перспективное дело, и полюбить его.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах